Культура

«Не люблю кино с приставкой «анти»

04 декабря

 

Режиссёр Александр Велединский рассказал «НВ» о своём нашумевшем фильме «Географ глобус пропил», о новом сериале «Ладога» и о картине, которую мечтает снять

 

Не успел фильм «Географ глобус пропил» выйти в широкий прокат, как его уже называют едва ли не культовым. Во всяком случае, шуму он наделал много и своего режиссёра Александра Велединского сделал обладателем главного приза «Кинотавра», а заодно и награды жюри кинопрокатчиков. А сам режиссёр в это время заканчивал съёмки четырёхсерийного фильма «Ладога», который был представлен на проходящем в эти дни в Петербурге Международном культурном форуме. О своей новой работе и о нашумевшем «Географе…» режиссёр рассказал корреспонденту «НВ».

– Фильм «Географ глобус пропил» можно определить как авторский мейнстрим – добротное кино про знакомую всем жизнь обычных людей, сохраняющее при этом предельно авторскую интонацию. А сериал «Ладога» можно назвать авторским?

– В эту работу я буквально ворвался за три дня до начала съёмок, меня позвал продюсер Валерий Тодоровский. Сериал уже был в запуске, но в силу разных обстоятельств остался без постановщика, он ушёл с проекта. Мне по просьбе Валеры позвонил Максим Кравцов, исполнительный продюсер, с которым делали в своё время сериал «Закон», а недавно и «Географа…», и сказал: «Нужен режиссёр ко вторнику». Объяснил ситуацию, и я согласился – потому что знаю этих людей и верю им. К тому же актёры заявили, мол, если будет Велединский, мы все остаёмся. Играют в «Ладоге» Андрей Мерзликин, Ксения Раппопорт, Лёша Серебряков и много других прекрасных артистов, так что я долго не раздумывал, да и времени не было. И что успел под себя подстроить, то успел, остальное достраиваю в монтаже. Там есть вещи, которыми я горжусь. Вот их, наверное, можно назвать авторскими.

– Например?

– Например, сцена, где машина уходит под лёд, ехать нельзя, героиня бросается в воду, начинает вытаскивать детей. Мы снимали ночью зимой на Ладоге, было очень трудно. Благодаря каскадёрам великим и артистам отважным мы всё это сняли. Потрясающе играет Ксения Раппопорт. И она очень преданная своей профессии актриса. Ксюха тогда обморозилась вся, бедняга, но хотела непременно всё делать сама, получилось очень сильно. Сцена героическая, а перед этим был эпизод в сценарии, когда детей из детского дома везут в эвакуацию по этой страшной дороге и одна девочка – она немая – сидит в кабине вместе с шофёром. Это была единственная женщина-шофёр в той истории, её и играет Ксения. Она протягивает девочке кусок хлеба, а потом они попадают в полынью, девочка успевает выбраться из машины. Затем идёт эпизод спасения детей, потом камера отъезжает, и мы видим девочку, которая сидит на снегу и ест зажатый в руке хлеб. Такими вещами я дорожу, стремлюсь, чтобы не экшн был в чистом виде, а истории про людей, их судьбы и переживания.

– Действие в сериале происходит…

– В 1941-м на знаменитой Дороге жизни. История об интеллигентной петербурженке, которая попадает в непривычную для неё среду. Она оказывается среди водителей-смертников, которые гибнут десятками каждый день, потому что едут по этой страшной дороге, без оружия, спасая людей, перевозя их на «Большую землю». Обратно везут хлеб, крупу, другие продукты. Эта дорога приравнивалась к фронту, законы действовали военные, крайне суровые. Там есть и детективная линия, и любовная, конечно же. Снимали мы с большой ответственностью, получился достойный коллективный труд, не могу считать его до конца своей авторской работой, утверждать, что это мой сериал.

– Ваш главный на сегодня фильм «Географ глобус пропил» объехал большое количество фестивалей, получил Гран-при главного национального фестиваля «Кинотавр» и ещё множество наград. Недавно к ним добавился Гран-при фестиваля «Спутник над Польшей». Есть разница между тем, как смотрят фильм в России и в других странах?

– Фактически везде одинаково наш фильм смотрят – не знаю, хорошо это или плохо. Наверное, хорошо. Но интересно, что в Америке и Швейцарии его воспринимают как комедию. Никакого трагизма не ощущают. Наши зрители более чуткие, улавливают оттенки, способны сочетать смех и слёзы. Видимо, к большей отзывчивости располагает сама наша жизнь в вечном раздрае между Востоком и Западом.

– Может, и правильно, что кому-то фильм кажется чистой комедией? Значит, в нём нет чернухи, уже привычно связанной с российским кино. А есть возможность любить жизнь и находить основания жить дальше.

– Этого я и хочу в каждом своём фильме. Я люблю жёсткое кино, честное, но не чернушное. Зрители не должны чувствовать себя раздавленными после увиденного на экране, свет в конце тоннеля должен быть в любом случае.

– Как оценили «Географа…» настоящие учителя?

– Учителя его признали. Недавно в Минске было обсуждение, первой выступила как раз учительница, благодарила, нашла очень точные слова о фильме. А на одном из первых показов ко мне подошла педагог, заслуженный учитель РСФСР, и сказала: «Вы показали, каким не должен быть учитель, но каким должен быть человек». Все правильно поняли: у нас не производственная картина, мы рассказываем о человеке. У нашего героя, при всех недостатках, есть порядочность и любовь к людям.

– Но поклонники романа сомневаются, надо ли было переносить действие из 1990-х годов в наши дни.

– А зачем снимать про 1990-е годы, когда персонаж среди нас живёт, сейчас и сегодня? Если бы делал фильм про страну, где идёт переломный процесс, как это было тогда, то я бы ничего не менял. Но книга-то не об этом! В ней архетип русского человека, который никуда не делся. Костя Хабенский про наш фильм очень хорошо сказал на премьере в Нижнем Новгороде: он кровоточит от любви.

– У вас уже накопился опыт экранизаций, есть что-то общее в том, как реагировали авторы книг на работу над фильмом?

– Никто ни во что не вмешивался, понимая, что литература и кино – разные вещи. Свой первый короткометражный фильм «Ты да я, да мы с тобой» я снимал по рассказу Вячеслава Пьецуха. Я – дебютант, а он признанный писатель, но доверился мне. Потом был большой фильм «Русское» по автобиографической прозе Эдуарда Лимонова. Большой писатель, как правило, не препятствует режиссёру с помощью книги создавать своё произведение. Вот сейчас очень хочу фильм сделать по роману «Санькя» Захара Прилепина, он тоже говорит, делай, как считаешь нужным.

– После шумного успеха «Географа…» у вас, наверное, полно предложений от продюсеров, только выбирай?

– Вот как раз с этим большая проблема. Я уже столкнулся с продюсерами, опытными, известными, которые предложили вместе работать. Говорю им: хочу роман Прилепина экранизировать, но вам, наверное, не разрешат. Отвечают: «Да ладно! Нам-то и не разрешат! Не может такого быть». Через несколько дней перезванивают: «Извини, старик, не думай, что мы испугались, но… нам кажется, роман устарел». Сегодня «Санькя» – роман об оппозиции – более чем актуален. Фильм, надеюсь, будет, а пока вот такой тест для продюсеров получается. Люди, которые распоряжаются деньгами для кино, боятся актуальности, не решаются профинансировать картину о нашей жизни. Где, как и в романе, не будет никаких призывов к революции, не такой я человек, любые экстремальные затеи мне чужды, Любое кино с приставкой «анти», построенное на отрицании, я не люблю, из этого всегда выходит нечто антихудожественное. Для меня важно сделать фильм о попытке сплотиться, о том, как нам в нашей, такой большой и разнообразной стране найти общий язык, научиться понимать друг друга.

– Получится ли найти общий язык? И может ли кино в этом хоть как-то помочь?

– Конечно, я не такой идеалист, чтобы думать, что кино способно полностью изменить мир. Но что-то оно может, как и литература, как и правдивая, принципиальная журналистика. Достаточно вспомнить конец 1980-х годов, когда сняли с полки задвинутые, казалось, навечно талантливые, честные фильмы, когда стали публиковать запрещённую до того литературу, когда правда хлынула потоком, – это многое изменило в сознании людей, привело к переменам. Да, произошёл некий перегиб, мы опять не справились со свободой, она тут же превратилась во вседозволенность, это наша российская черта. Но всё-таки достаточно бескровно эти изменения в обществе случились, обошлось, к счастью, без гражданской войны. Сейчас опять некое обострение происходит, нужно учиться разговаривать, слушать и слышать друг друга, в этом кино точно может помочь.


досье «нв»

Александр Алексеевич Велединский родился в 1959 году в Горьком. Сценарист, режиссёр. В 1981 году окончил Горьковский политехнический институт, в 1995 году – Высшие курсы сценаристов и режиссёров (мастерская А.А. Прошкина и В.М. Приёмыхова). В 2001-м стал соавтором сценария сериала «Дальнобойщики», тогда же снял как автор сценария и режиссёр короткометражный фильм «Ты да я, да мы с тобой», получивший приз «Гранатовый браслет» на кинофестивале «Литература и кино» в Гатчине, а также приз за лучший короткометражный фильм на кинофестивале «Послание к человеку» в Санкт-Петербурге. В 2004-м фильм Велединского «Русское» получил приз как «Лучший игровой фильм» на XII кинофестивале «Окно в Европу» в Выборге. В 2006-м фильм «Живой» получил приз за лучший сценарий на фестивале «Кинотавр».

Беседовала Ольга Галицкая. Фото ИТАР-ТАСС
Курс ЦБ
Курс Доллара США
93.44
0.651 (-0.7%)
Курс Евро
99.58
0.952 (-0.96%)
Погода
Сегодня,
20 апреля
суббота
-1
21 апреля
воскресенье
+5
Слабый дождь
22 апреля
понедельник
+7
Умеренный дождь