Город

«Работы по «Забаве» приостановлены»

24 декабря 00:02

 

Одиозный плавучий бар «Забава» пока останется на Петроградской набережной Петербурга. Почему городским властям не удаётся выселить «Забаву» из центра города, как вообще у арендаторов получилось незаконно занимать городскую землю и как бороться с подобным самозахватом, корреспонденту «НВ» рассказал директор СПбГБУ «Центр повышения эффективности использования государственного имущества» Алексей ДМИТРИЕВ.

– Алексей Николаевич, когда «Забаву», уродующую открыточные виды города, отбуксируют куда-нибудь на окраину, где она действительно способна украсить собой окрестности?

– В настоящее время все работы по «Забаве» приостановлены. Дело в том, что перед нами поставили задачу: освободить набережную, отрезать судно от причальной стенки. Мы это сделали, участок освобождён и передан району. А перегонку судна в другое место можно проводить только после того, как город примет такое решение. Но пока его нет.

– Может ли судьба «Забавы» постигнуть и другие псевдоисторические парусники, установленные в центре города, – «Летучий Голландец» и «Благодать»?

 

– Теоретически, конечно, может. Но по ним в наш центр заявок пока не поступало, поэтому никаких работ сейчас не планируется. А до «Забавы» у нас был опыт освобождения участков набережных от плавучих объектов. Вспомнить хотя бы ресторан «Кронверк» и дебаркадер «Парус».

– Да, помню, за «Парус» развернулась настоящая война…

– Война – наверное, слишком громкое слово. Но собственник действительно шёл на различные ухищрения, лишь бы дебаркадер не покидал своего места у стадиона «Петровский». Представьте, выходим мы на объект – а он чуть ли не полностью затоплен. Только ушли – он начинает подниматься. И так несколько раз. А ведь буксировка дебаркадера в нормальном состоянии и подтопленного судна – совершенно разные вещи. Перегонщику во втором случае придётся задействовать мощные насосы для откачки воды из трюмов, заниматься просушкой. Затем нужно провести оценку состояния судна и только после этого начинать буксировку. Это совсем другие деньги! Хозяева «Паруса» прекрасно это понимали. К тому же владелец судна всегда знает, какую его часть можно относительно безболезненно затопить, чтобы создать видимость аварийности. Этим они и пользовались. Но в итоге мы их всё же дожали и свою задачу выполнили.

– В чём главная задача вашего центра?

– Мы обеспечиваем деятельность КУГИ (комитета по управлению городским имуществом. – Прим. авт.), то есть контролируем использование и сохранность госимущества. Среди прочего занимаемся освобождением незаконно занятых предпринимателями земельных участков и объектов нежилого фонда. Как правило, арендаторы категорически не хотят их покидать, применяют различные уловки, чтобы затянуть рассмотрение вопроса. Их, кстати, очень много. Взять, к примеру, судебные разбирательства – они могут тянуться годами! Чего только не придумывают: меняют форму собственности, название и так далее. Но и мы в процессе работы совершенствуемся. Если в 2011 году, когда центр только появился, эти хитрости нам были ещё неизвестны, то сейчас мы сделали нужные выводы и не даём недобросовестным арендаторам пространства для манёвра.

– Сколько всего участков городской земли и объектов нежилого фонда удалось вернуть городу за три года работы центра?

– С каждым годом эта цифра растёт. В 2011 году, например, мы освободили и передали городу чуть более 43 тысяч квадратных метров земли, в 2012-м – уже 70,1 тысячи, а в нынешнем году, притом что он ещё не закончился, – почти 383 (!) тысячи квадратных метров. Согласитесь, цифры впечатляющие.

– Насколько активно сопротивляются арендаторы, когда им объявляют, что землю необходимо освободить?

– Очень активно! Посудите сами, кто захочет терять участок, который он незаконно занял, подключился к электросетям через соседние здания и получает от этого немалую выгоду, ничего при этом не платя в городской бюджет?

– Постойте, но ведь это откровенный самозахват!

– Совершенно верно! Но до недавнего времени с такими самозахватчиками никто не мог совладать. Городские власти приходили к ним с требованием освободить землю или помещение. А недобросовестные бизнесмены нагло отвечали: мол, я прав, а вы мне мешаете работать, и разбираться мы будем исключительно через суд. А дальше – больше: замена адвокатов, болезни судей и так далее. И всё это время захватчик продолжал получать прибыль, а город – нести убытки. С появлением нашего центра ситуация резко изменилась. Около 20 процентов арендаторов теперь сами стараются освободить участки, не дожидаясь выхода на объект наших сотрудников. Это, кстати, мудрое решение, ведь платить за снос, например, торгового павильона им всё равно потом придётся.

– Как много в Петербурге сегодня таких незаконно занятых участков и помещений?

– Их число постоянно увеличивается. Ежедневно мы получаем по 10–15 новых заявок от районных агентств КУГИ, в задачу которых входит выявление таких объектов и передача всех документов по ним в центр. Наши же специалисты после этого выезжают на место, всё проверяют и начинают работать. На данный момент за всё время существования центра мы получили 1925 заявок от районов. Надеюсь, что в течение следующего года мы передадим все эти объекты городу. А вот сколько новых заявок поступит – это большой вопрос.

– Незаконные ларьки наносят вред не только городу, но и покупателям.

– Это так. Как правило, в них продают некачественную продукцию и почти обязательно контрафактный алкоголь. Как только палёная водка поступает в Петербург, она сразу же расходится по таким вот торговым точкам. Честный предприниматель торговать ею не станет. Ведь в результате любой проверки он может не только нарваться на крупный штраф, с ним могут разорвать договор. А нелегалу всё равно – у него договора нет, ему терять нечего.

– Как часто хозяева захваченных участков оказывают активное физическое сопротивление?

– До такого почти не доходит, потому что почти всегда наших специалистов сопровождают сотрудники МВД, которые следят за порядком. Но иногда случаются провокации. Однажды, например, женщина своего малолетнего ребёнка чуть ли не бросала на бензопилу, которая находилась в руках у нашего работника. Конечно, работа встала, все опешили. Но все эти действия предпринимателей бесполезны – если уж центр выходит на объект, он рано или поздно вернётся в собственность города. А уж потом чиновники администрации будут решать, что на этом участке появится.

– Освобождённые участки используются только для коммерческих целей?

– Вовсе нет. Очень часто они освобождаются именно для социальных объектов. В Красносельском районе, например, нам недавно пришлось освобождать территорию, на которой вскоре начнутся работы по строительству вестибюля новой станции метрополитена. Могу также вспомнить объекты, на месте которых появились детские сады. Также по усмотрению районных администраций объекты могут быть использованы под школы, поликлиники, библиотеки. Но есть, конечно, и точки, которые на аукционе арендаторы разыгрывают в качестве коммерческих объектов.

– Сколько средств благодаря деятельности центра получил городской бюджет?

– Сложно назвать точную сумму, но речь идёт о сотнях миллионов рублей.

 

Беседовал Никита Рубцов. Фото Ирины Мотиной
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.01
0.015 (0.02%)
Курс Евро
75.32
0.42 (0.56%)
Погода
Сегодня,
19 ноября
понедельник
0
Ясно
20 ноября
вторник
0
21 ноября
среда
-1
Ясно