Город

От памятников останется лишь память

21 января 08:46

«НВ» рассказывает о пяти ценных петербургских памятниках архитектуры, которые из-за отсутствия ремонта разрушаются на глазах


Конюшенное ведомство

 

В районе Марсова поля и начала канала Грибоедова так много замечательных построек наших предков, что любоваться можно почти каждой. Одна из них – здание Конюшенного ведомства, выходящее на Мойку с одной стороны и формирующее Конюшенную площадь с другой.

Внешне напоминающее форт, оно было возведено в 20-х годах XVIII века, затем над его обликом трудились известнейшие зодчие Луиджи Руска, Василий Стасов, Василий Демут-Малиновский. В расположенной внутри церкви Спаса Нерукотворного Образа 1 (13) февраля 1837 года отпевали скончавшегося Пушкина.

Но сейчас внутри здания гуляет ветер. Градозащитники, чудом пробравшиеся внутрь, говорят, что интерьер Конюшенного ведомства представляет собой очень печальное зрелище.

Однако скоро Конюшенное ведомство должно преобразиться: его отдали инвестору – фирме «Оранж-девелопмент», которая обещала сделать здесь гостиницу. Правда, на деле оказалось, что гостиница – это только повод без торгов получить здание частнику, на самом же деле здесь будет элитный жилой дом, спрятанный под модным определением «апарт-отель». В прессе уже появилась реклама. И градозащитники обоснованно опасаются, что в ходе предстоящих работ будут уничтожены ценные интерьеры, в стенах пробьют дополнительные окна, необходимые для хороших видов из квартир, а сверху сделают мансарду.

– Хотелось бы, чтобы при приспособлении памятников такого высокого уровня не было никаких искажений, – говорит координатор «Живого города» Дмитрий Литвинов.

 

Малый Гостиный Двор

 

Ещё одно здание в самом центре Петербурга – Малый Гостиный Двор на набережной канала Грибоедова, 26 (выходит также на улицы Ломоносова и Думскую). Этот федеральный памятник архитектуры – творение Джакомо Кваренги, созданное в 1790-х годах. Кваренги использовал тот же силуэт, что и у Гостиного Двора, – одинаковые фасады по всем трём улицам в виде открытой аркады двух этажей. Но этот облик здание потеряло спустя почти век – в 1879–1880-х годах. И теперь застроенный второй этаж напоминает комплекс зданий на площади Ломоносова и улице Зодчего Росси.

Сейчас здание сдаётся в аренду. На первом этаже располагаются кафе и клубы. Но большая посещаемость этих мест не заставляет владельцев хотя бы подлатать фасады.

С 1997 года Малый Гостиный Двор принадлежал Петербургскому агентству недвижимости, которое обещало реконструировать здание под гостиницу. Но сделать это у компании так и не получилось, и Смольный выставил памятник на торги. В 2010 году новым владельцем стала фирма «Кемпински», которая развивает сеть гостиниц. Ранее она весьма успешно реализовала проект на набережной Мойки, 22, рядом с Капеллой.

Вот только с Малой Гостинкой вышла незадача: уже прошло три с половиной года, а воз и ныне там. Хотя за здание «Кемпински» заплатила ни много ни мало – почти 300 миллионов рублей! Вероятно, отельеры не очень-то верят в удачу своего мероприятия.

 

Дача Кушелевых-Безбородко

 

Свердловская набережная не считается центром города. Но, проезжая по ней, горожане обязательно покажут гостям главную достопримечательность этих мест – дачу Кушелевых-Безбородко. И, конечно, не оставят без внимания многочисленных львов, что сидят вдоль тротуара и держат чугунные цепи, – предложат их сосчитать. Правильным ответом, кстати, будет 29.

Дача эта – памятник XVIII века. Её построили на берегу Невы в 1773–1777 годах предположительно по проекту Василия Баженова. Спустя десяток лет дача реконструирована Джакомо Кваренги при участии Николая Львова. Но даже громкие фамилии зодчих не спасли здание от разрухи.

С советского времени историческое здание занимает межрайонный противотуберкулёзный диспансер № 5. Денег на капитальный ремонт или хотя бы на «косметику» фасадов долго не выделяли. Много лет власти безуспешно искали инвесторов для приспособления дачи под новые нужды. В 2010 году Валентина Матвиенко наставляла подчинённых следующими словами: «Здесь инвестор должен быть серьёзный, который проведёт комплексную реставрацию, будет охранять эту усадьбу и, может быть, даже вернёт ей дореволюционную функцию».

И вроде бы инвестор нашёлся – та самая группа «Конрад», что грозится застроить Спасо-Преображенское (Фарфоровское) кладбище. И вроде бы построили новое здание для диспансера – на Бестужевской улице, 42. Правда, ввести его в эксплуатацию не удалось до сих пор – то обанкротится подрядчик, то возникнут иные причины. Поэтому переезд постоянно переносится, а мимо дачи на Свердловской проходить грустно: кажется, ещё немного – и выявленный объект культурного наследия рухнет на глазах.

 

«Красный треугольник»

 

Эта первая в России резиновая фабрика основана в 1860 году. Поначалу она называлась просто «Треугольник», и лишь после революции добавилось определение «Красный». Завод занял огромную площадь вдоль набережной Обводного канала – от нынешний улицы Розенштейна до Старопетергофского проспекта.

Сегодня практически все фабричные здания входят в объект культурного наследия под названием «Комплекс товарищества российско-американской резиновой мануфактуры «Треугольник» (80 производственных корпусов, соединённых переходами). Центральным акцентом и главным ориентиром этой части Петербурга служит водонапорная башня, выходящая на канал.

Охранители памятников говорят, что с «Красным треугольником» творится настоящая беда. Здание поделено между сотнями, если не тысячами собственников. Поэтому, чтобы найти инвестора на реконструкцию комплекса, было сломано немало копий, но всё тщетно. И причина кроется не только в том, что с некоторыми владельцами не договориться, но и в том, что кого-то из них уже нет в живых.

Самый удачный пример преобразования «Треугольника» – бизнес-центр, который появился в западном лицевом корпусе. Ценители промышленной архитектуры туда водят экскурсии, хваля создателей за трепетное отношение к старинным стенам. Остальные корпуса тоже сдаются в аренду под офисные и складские нужды, но там уже о более-менее достойном отношении говорить не приходится.

 

Дворец культуры имени Кирова

 

Одной из центральных достопримечательностей срединной части Васильевского острова, безусловно, является ДК им. С.М. Кирова на площади Собчака. Это произведение конструктивизма с чертами входившего в тогдашнюю моду неоклассицизма, созданное мастером этого стиля Ноем Троцким. Дворец 1937 года постройки – федеральный памятник архитектуры.

Сегодня монументальное сооружение, принадлежащее Ленинградской федерации профсоюзов, сдаётся под офисы и торговые точки. Чего здесь только нет – от ретродискотек до домашней мебели. Но доходы от аренды почему-то не идут на благо облику дворца. Его фасады испещрены трещинами, местами обрушились крупные куски облицовки, а некоторые части здания вообще пустуют.

Профсоюзы предпринимали шаги к продаже ставшего, видимо, непрофильным имущества. Они оценили его в полмиллиарда рублей. Что интересно, Владимир Дербин, председатель Федерации профсоюзов, считал возможную сделку маловероятной, будучи уверенным, что объект с такими обременениями купит лишь «чудак-инвестор». И в прошлом году такой нашёлся – фирма «Санкт-Петербург девелопмент». Правда, что она хочет сделать со зданием, пока остаётся загадкой.

Владислав Воробьёв

 

реплика

Отдать в ненаглые руки

Владимир Владимиров, обозреватель «НВ»

Никто не скажет, что власти Петербурга неправильно работают с памятниками, – напротив, они действуют в полном соответствии с мировым опытом. Зданиями-памятниками, кроме совсем уже выдающихся, должны владеть частники. У государства никогда не будет достаточно средств, чтобы привести в приличный вид весь исторический фонд, а вот частному инвестору взять на баланс и отремонтировать один-два дома – усадьбу или тот же ДК – не только по силам, но и вполне окупаемо.

В Петербурге всё вроде бы так и делается: здание Биржи вернули государству, памятники попроще – отдали частникам. Но результат почему-то получается обратный. Вместо восстановленного старинного особняка город получает стопроцентный новодел, да ещё с нахлобученной поверх мансардой, причём архитектурное качество реконструкции с каждым разом всё хуже. Есть основания полагать, что и перечисленные выше пять памятников ждёт похожая судьба.

Объяснение же, почему в городах Европы частник старинные здания восстанавливает, а у нас рушит и заменяет карикатурными копиями, очень даже простое. В Европе частник уважает закон, даже побаивается его. За отступление от проекта реконструкции инвестор заплатит штраф, покрывающий все затраты на восстановление испорченных элементов здания. У нас же не то что за отступление от проекта, а за полный снос исторического здания штраф – как за неправильную парковку. А надстройка дополнительных этажей, прорезка новых окон и тому подобное вообще за нарушение не считается.

В общем, здания-памятники нужно отдавать частникам. Но не раньше, чем этих частников заставят не только уважать, но и бояться закона.

Фото Алексея Лощилова
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.25
0.696 (0.91%)
Курс Евро
91.48
1.016 (1.11%)
Погода
Сегодня,
19 апреля
понедельник
+10
Облачно
20 апреля
вторник
+9
Облачно
21 апреля
среда
+4