Культура

Анн Парийо: «Теперь я не Никита, а Аркадина»

23 января 14:38

 

Французская кинозвезда, ставшая знаменитой после фильма «Её звали Никита», играет в чеховской «Чайке» и говорит, что бросит всё, если её позовёт сниматься русский режиссёр

В качестве главной звезды кинофестиваля «Французское кино сегодня», который прошёл в конце минувшего года в Москве и Новосибирске, была приглашена Анн Парийо. Известная французская актриса представляла зрителям фильм «Её звали Никита», снятый почти четверть века назад знаменитым режиссёром Люком Бессоном. И пока в основной программе традиционного уже киносмотра шли премьерные показы картин, закупленных для российского проката 2014 года, звезда объясняла, почему среди этих лет нет ни одного нового фильма с её участием. Дала она эксклюзивное интервью и «Невскому времени».

– Мадам Парийо, как вам быть главной звездой российского фестиваля «Французское кино сегодня»?

– Мне это было очень лестно и приятно. Бесконечно тронул тот факт, что меня в России знают, помнят и любят. К тому же мне нравится всё, что помогает пропагандировать французское кино в мире и открывает зрителям новых молодых французских актёров. Всё вместе важно для меня. И ещё. Чем больше я узнаю русскую историю и культуру, тем яснее понимаю, как много нас связывает. И у вас, и у нас богатая, насыщенная история, культуры наших стран наполнены философским содержанием, у нас действительно много общего.

– Вы не раз бывали в России. Отмечаете какие-то изменения?

– К сожалению, каждый раз у меня совсем немного времени, чтобы неспешно погулять, осмотреться. Но я не могла не заметить, что русские, которых мы видим во Франции, сильно отличаются от людей, что я встречаю, приезжая в Россию. Русские в Европе становятся продуктом глобализации, они копируют европейцев – это неинтересно. А настоящие русские с их прославленной русской душой живут здесь. Но в то же время у меня создалось впечатление, что российская жизнь достаточно тяжела и те, у кого есть деньги, стараются отправить своих детей учиться в Европу. Значит, они не готовы связать с Россией будущее своих детей, это печально.

– Ваш самый знаменитый фильм «Её звали Никита» давно приобрёл в нашей стране статус культового. Никита – роль-легенда, повторить такой успех крайне трудно...

– Спасибо.

– А чем заполнена ваша творческая жизнь сегодня?

– Сейчас моя главная страсть – театр. Я долгое время боялась театра, у меня был необъяснимый страх перед сценой. Теперь я смогла его победить и с огромным удовольствием открываю для себя этот совершенно особый мир. Играю Аркадину в чеховской «Чайке», меня это безумно увлекает.

– Что нового для себя вы открыли в классической русской пьесе? Как вы оцениваете свою героиню? Что она за человек?

– Для меня в ней самый главный, самый интересный момент – и это характерно в принципе для всех персонажей, которых я играла, – то, что она актриса. В полном смысле этого слова. В ней есть две стороны: та, которую она изображает, показывает, и та, где она такая, какая есть на самом деле. Ей нравится быть победительной и неотразимой, но внутри она человек, который много страдает, которому всё время чего-то недостаёт. Она пытается ухватить судьбу за хвост, возлагает какие-то эфемерные надежды… И от того, что ей ничего не удаётся, чувствует себя несчастной. Ведь что такое жизнь актёра? Артист всегда лишён спокойствия, он вынужден всё время примерять на себя чужие личины, быть в другой шкуре, от чего происходит разлад душевного равновесия, в этом проблема, но тем самым актёрская профессия и интересна.

– Если говорить о приоритетах, что для вас важнее – кино, театр, семья? Что вы ставите на первое место?

– Всё сразу. Для меня кино и театр – абсолютные доминанты. Но у меня есть дом, семья, дети, это часть моей жизни, которая позволяет не отрываться от повседневности. Как бы далеко я ни заходила в своей увлечённости работой, дети рано или поздно вытаскивают меня оттуда и дают возможность почувствовать себя нормальной женщиной. Иначе я могла бы, как Аркадина, затеряться в своих переживаниях и лишиться земной опоры. Потому что для меня именно кино и театр и есть реальный мир, я его не воспринимаю как нечто вымышленное, в то время как то, что большинство людей считают реальностью, мне зачастую не до конца понятно.

– Чем занимаются ваши дети?

– Двое учатся в школе, им 12 и 15 лет. Старшей дочери 26, и она хочет быть актрисой.

– Даже немного жаль, что благодаря интернету о любом известном человеке можно узнать всё, включая возраст. Глядя на вас, невозможно представить, что вы многодетная мать и у вас такая взрослая дочь. Как вам удаётся выглядеть настолько хорошо?

– Спасибо! (Анн смеётся и благодарит по-русски. – Прим. ред.) У меня это идёт от моих родителей. Отец занимался йогой, мама – диетическим питанием. Поэтому всё, что связано со здоровым образом жизни, заложено во мне с детства. Я не пью, не курю, ем только полезную пищу. И я убеждена, что возраст находится в голове и если о нём думать, то это отражается на внешности. Главное – сохранять свежесть восприятия. Есть люди, которые и в 20 лет уже старики. А есть такие, кому много лет, но они абсолютно молоды. Возьмём, к примеру, Романа Поланского. Ему уже 80, но когда на него смотришь, то видишь, что он, как ребёнок, полон энергией, у него масса идей, он совершенно не старый. А чаще всего люди в какой-то момент говорят себе: ну всё, пришла старость, этого мне уже не сделать, и вот этого я не смогу… и так далее. В этом смысле и начинается возраст. Ему нельзя поддаваться.

– В фильме Люка Бессона, где вы сыграли Никиту, мужчина делает из обычной, ничем как будто бы не примечательной девчонки суперженщину – неотразимую, привлекательную, опасную. Вы согласны с утверждением, что только мужчина может по-настоящему создать женщину?

– Нет! Я бы сформулировала иначе. Только любовь мужчины к женщине может дать ей возможность раскрыться полностью, постоянно развиваться. А с другой стороны, в России я заметила вот что. Русские женщины почему-то любят выставлять вперёд мужчину. Даже если они способны делать практически всё и не нуждаются в опоре, они всё время считают, что именно мужчине надлежит быть на первом плане. У нас во Франции другая крайность. Женщины так долго были задавлены декларируемым превосходством мужчин, что сейчас хотят их не только догнать, сравняться с ними во всём, но и перегнать, что, на мой взгляд, страшная глупость. Мужчины и женщины абсолютно разные, главное – найти баланс, где все могли бы оставаться самими собой и существовать в гармонии. Это идеал, к которому надо стремиться. Но вот что самое сложное. Возможно ли, чтобы мужчина и женщина, испытывая большую любовь друг к другу, в то же время умели сохранять взаимное уважение и не отнимать у любимого человека его личную свободу?

– Для себя в личной жизни вы эту проблему решили?

– Трудно ответить однозначно. Мой пример не универсален. Большая часть моей любви принадлежит кино и театру. Поэтому у меня нет такой необходимости – обязательно найти мужчину, отношения с которым могли бы меня раскрыть как личность. Этого я уже добилась – благодаря актёрской профессии.

– Есть среди русских кинорежиссёров те, с кем вам хотелось бы поработать?

– О да! Никита Михалков. Павел Лунгин. Андрей Звягинцев. Можете им так и передать: как только они меня позовут, я готова. Мечтаю о совместной работе.

 

Беседовала Ольга Галицкая. Фото AFP
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.01
0.015 (0.02%)
Курс Евро
75.32
0.42 (0.56%)
Погода
Сегодня,
19 ноября
понедельник
0
Ясно
20 ноября
вторник
0
21 ноября
среда
-1
Ясно