Общество

Пусть мама услышит…

01 апреля 09:20

Корреспонденты «НВ» побывали в Центре реабилитации ластоногих и узнали, как плачут малыши тюлени и нерпы


Этот тюленёнок стал 18-м спасённым в этом году. Для сравнения: в прошлом в центр попало всего пять малышей


После того как год назад был открыт Центр реабилитации ластоногих на территории очистных сооружений «Водоканала» в Репино, большинство петербуржцев впервые услышали, что в Финском заливе водятся тюлени и нерпы. Жители города по сей день с недоверием относятся к информации о том, что малышей этих животных находят прямо в городской черте (взять хотя бы случай с нерпой у станции метро «Приморская»). Вот и корреспондентам «НВ», навещавшим спасённых животных в эти выходные, пришлось подтверждать слова фотографиями: без них люди никак не могут представить, что эти животные здесь обитают. И что им надо помогать. Обязательно и срочно.


Тюлени плачут, нерпы молчат

Светло-жёлтое здание «Водоканала», приютившего Центр реабилитации ластоногих, находится среди леса, за бетонным забором. Стоит только к нему подойти – раздаётся грозный лай собак. Чужие здесь не ходят, хотя желающих посмотреть на щенков тюленей и нерп хоть отбавляй: горожане звонят и интересуются. Сотрудники центра хладнокровно отвечают: это не зоопарк, здесь животных не приучают к людям – ведь уже через несколько месяцев им нужно отправляться назад в дикую природу.

Переступая порог здания, буквально утопаешь в запахе рыбы. И, кажется, нескольких часов здесь достаточно, чтобы пропахнуть ею навсегда. Но с этих мыслей быстро переключаешься: когда надеваешь бахилы и топчешься по дезинфекционному мату, внимание привлекают крики, похожие на детский плач.

– Неужели это ваши постояльцы так «плачут»? – спрашиваю растерянно.

– Да, – объясняют мне сотрудники. – Так кричат голодные тюлени. Сейчас мы как раз будем их кормить.

Сотрудников, работающих с животными, всего двое – Вячеслав Алексеев (генеральный директор НП «Центр реабилитации морских млекопитающих Ленинградской области») и Елена Андриевская (научный сотрудник). Они проводят здесь круглые сутки, покидая территорию лишь для того, чтобы съездить в магазин или привезти новых животных, о которых сообщают местные жители или организации, территории которых включает побережье.

Как они справляются с таким объёмом работы – честно говоря, уму непостижимо. Потому что постояльцев здесь – 21, а кормить их нужно по 5–6 раз в день, причём практически всех – через зонд. Из-за таких сложностей работы не получается даже прибегнуть к помощи волонтёров: только человек с ветеринарным образованием способен всё сделать правильно и не навредить животным.

Сразу из коридора мы попадаем в небольшую проходную комнату с бассейном. В нём нет воды – но на дне спокойно лежит упитанная тюлениха.

– Она уже почти готова к самостоятельной жизни, – рассказывают мне сотрудники.

Но моё внимание полностью приковано к той комнате, откуда раздаются крики. Честно говоря, звуки маленькие тюлени издают душераздирающие, а главное – настолько похожие на стоны человека: «Ма-ма, ма-ма!», – что становится жутко. Я не знаю, кем нужно быть, чтобы пройти мимо мечущегося и кричащего тюленьего ребёнка. И, к счастью, многие не проходят. Звонят, сообщают и караулят битый час на холоде, пока специалисты центра приедут и заберут потерянного его мамой малыша.

Возможно, именно благодаря таким их крикам балтийских серых тюленей спасают гораздо чаще, чем балтийских кольчатых нерп, – последние, как объясняют сотрудники центра, просто тихо лежат и умирают, иногда прячась куда-нибудь в кусты. А спасать нерп сейчас важнее, несмотря на то что оба вида животных занесены в Красную книгу России. Дело в том, что популяция балтийской кольчатой нерпы – всего 200 животных. И в такие трудные, «безлёдные» годы, как этот, погибает до 90 процентов их новорождённого потомства.


Ни одного случая вандализма

В центре реабилитации животных содержат в пластмассовых синих ванночках с высокими бортами, на дне которых лежат полотенца (они нужны для поддержания гигиены, а также в качестве игрушек животным). Эти полотенца прислали горожане, откликнувшиеся на призывы работников. Собрали гораздо больше, чем рассчитывали.

Вообще отзывчивость граждан при спасении ластоногих вызывает самые тёплые чувства. А поступок одного из жителей Усть-Луги, врача по профессии, так и вовсе можно назвать подвигом: он сам, практически от границы с Эстонией, трижды привозил истощённых животных в Репино (забрать их из такой дали самостоятельно сотрудники центра не имели возможности). С большой благодарностью в центре восприняли и действия пожарных, доставивших на своей машине животное прямо в центр (малыша тюленя они нашли аж между отбойниками у шоссе в Сестрорецке). Но стоит отметить, что всё это были люди, обученные спасательным действиям и чётко следовавшие инструкциям, которые им давали по телефону Вячеслав и Елена.

– В целом петербуржцы не привыкли жить рядом с животными, приходить им вовремя на помощь, – говорит Вячеслав. – В России это не так распространено, как за рубежом, где животных можно встретить прямо в городах, что мне, например, очень нравится. Может, благодаря нашей работе люди спокойнее начнут к этому относиться. По крайней мере, мне очень приятно, что в этом году ни при одной встрече человека со щенками ластоногих не было ни одного случая вандализма: мы не видели ни повреждённых, ни изуродованных, никто не издевался над ними – и это очень здорово.


«Они хрупкие очень!»

Елена приносит в чашке вещество бежевого цвета – это смесь рыбьего жира, рыбного фарша и специальных растворов для восстановления водного баланса, ведь истощённых животных здесь первым делом откармливают. Вячеслав ловит малыша в полотенце и, аккуратно удерживая его, вставляет ему в рот трубку – она должна дойти до пищевода, чтобы малыш не задохнулся при кормлении.

– Очень страшно при фиксации что-нибудь сломать, потому что они хрупкие очень! – комментирует Вячеслав, едва удерживая маленькую нерпу.

Малышка мечется и кусается – на руках специалиста видно множество царапин. Впрочем, есть и более ласковые животные: некоторые, скучая по маме, с удовольствием сосут руки ветврачей. Постепенно по мере восстановления и взросления пациентов переводят со смеси на рыбу, которую детёныши заглатывают, не пережёвывая. Потом они учатся сами находить её в бассейне.

В отличие от обитателей зоопарков, животные, побывавшие здесь, хорошо адаптируются к самостоятельной жизни в природе.

– Когда животные уходят в воду, у них очень хорошо переключаются мозги, – рассказывает Вячеслав. – У нас, например, был тюлень, которого мы вырастили до 40 килограммов, а всё равно должны были кормить принудительно – она (это была самка) даже сама из рук рыбу не брала. Мы, честно говоря, уже отчаялись и думали, что это конец: такое животное можно только в зоопарк отдать, и то вряд ли оно там выживет – кто же будет его каждый раз принудительно кормить? А потом запустили её в бассейн, выпустили туда живую рыбу, и у неё в голове словно щёлкнуло что-то! Даже выражение морды поменялось, стало из детского совершенно серьёзным, и она стала эту рыбу ловить, а к людям достаточно прохладно относиться. То есть у них в воде все программы инстинктивно запускаются. В принципе, в мире около 90 центров реабилитации морских млекопитающих – и эта группа животных, которая, наверное, наиболее благодарна к реабилитации: считается, что на них нужны меньшие затраты по сравнению, например, с медведями и другими животными. Впрочем, всегда есть вероятность, что животные будут возвращаться – как, например, в одном центре в Голландии, где они вылезают на пляж и контактируют с отдыхающими.

Но спокойно беседовать о будущем своих «выпускников» Вячеславу и Елене некогда: телефон звонит практически постоянно, люди сообщают о новых и новых малышах, обнаруженных на берегу. Если по описанию людей животное кажется истощённым, специалисты выезжают за ним. Как при нас, например, когда семья с маленькими детьми нашла тюленёнка в Зелёной Роще.

Продезинфицировав контейнер для транспортировки, Вячеслав и Елена приезжают в указанное место. Малыш, не отличимый от камней на берегу, лежит не шевелясь. Однако когда Вячеслав его обхватывает полотенцем, оживает и начинает яростно сопротивляться и кусаться. Даже сильно истощённый, белёк способен доставить массу хлопот: удержать его – задача нелёгкая.

– Именно этой волей к жизни они нам и нравятся, – улыбается Вячеслав.

 

 


Если вы увидите тюленя или нерпу на берегу, необходимо позвонить в Центр реабилитации по телефону 699-23-99 (круглосуточно). Подбирать тюленят со льда самостоятельно ни в коем случае нельзя!


Главная особенность ледовой обстановки на Финском заливе в этом сезоне размножения – слабый лёд: уже к концу марта он сошёл во всех частях Финского залива. Это критично для балтийской кольчатой нерпы: самки делают логовища в снегу на льду залива, а строительного материала для них нет, да и сам лёд слишком тонкий.

Новорождённым нерпятам это грозит холодом: малыши не защищены от ветра и осадков и могут погибнуть от переохлаждения. Также беспомощные щенки без крыши над головой могут стать лёгкой добычей для хищных птиц и собак. Кроме того, нанести вред этим редким животным способны и люди.

 

Департамент информации и общественных связей ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга»

Алина Циопа, фото Ильи Снопченко
Курс ЦБ
Курс Доллара США
72.43
0.419 (-0.58%)
Курс Евро
85.36
0.705 (-0.83%)
Погода
Сегодня,
16 сентября
четверг
+9
Облачно
17 сентября
пятница
+10
Облачно
18 сентября
суббота
+11
Облачно