Экономика

В поисках утраченного роста

10 апреля 09:12



Как вдохнуть жизнь в российскую экономику, которая находится под угрозой рецессии

Экономика России, по прогнозам министра экономического развития Алексея Улю­­ка­ева, вырастет в этом году всего на 1 процент. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина с ним не согласна и считает, что рост составит меньше 1 процента. А бывший министр финансов Алексей Кудрин не согласен с ними обоими – он полагает, что процент будет нулевым (стагнация) или даже отрицательным (рецессия).

Независимо от того, интересуется кто экономическими прогнозами или нет, последствия нулевого (или даже 1-процентного) роста ощутят все. Не увеличится ВВП – не будет и прибавки заработных плат и других доходов. А прогнозируемая инфляция в 7 процентов (а то и больше) съест свой кусок от наших зарплат.

Как оживить экономический рост в России, пока не знает никто. Если бы знали – так давно бы меры приняли. Впрочем, они и принимаются – но вот роста, как уже сказано, фактически нет.

И всё же не все ресурсы для роста исчерпаны. Рассмотрим несколько предложений о том, как вернуть в страну экономический рост.

Однако прежде заметим: во многих духовных учениях считается, что произнесённые слова обретают материальную силу и способны влиять на ход событий. Правда это или нет применительно к словам обычных людей – вопрос тёмный. Но вот «пророчества» людей именитых и титулованных действительно имеют реальный вес. Когда в Минэкономразвития говорят, что утечка капиталов из России по итогам года может составить 100 миллиардов долларов (а это очень много), то даже те инвесторы, которые до тех пор не тревожились, начинают сомневаться в своей позиции и – выводить всё, что можно вывести. Такой же эффект имеют высказанные публично «смелые и честные» негативные прогнозы других высоких чиновников.

Вы можете представить себе военачальника, который в самом начале войны говорит своей армии, что она понесёт тяжелейшие потери, утратит территории и вообще стоит на грани поражения? Такого командира просто отдали бы под трибунал. А вот экономические начальники дают такие прогнозы с гордостью и даже долей кокетства: вот, мол, какие мы принципиальные.

Поэтому первое предложение: запретить министрам и другим официальным лицам экономического блока «каркать» – то есть убеждать инвесторов и весь бизнес, что всё плохо и будет ещё хуже.

Если обстановка в стране тяжёлая – пусть они предлагают, что делать. Не знают, что предложить, – пусть уступят место тем, кто знает. Или хотя бы имеет идеи. Получать министерские оклады и льготы за обещания, что капитал утечёт, а ВВП упадёт, слишком жирно.

Базовые проблемы нашей экономики, да и общества в целом, понимают все образованные люди. Это и набившая оскомину «сырьевая зависимость». И коррупция, которая вредна не только тем, что «воруют», но и тем, что «отвлекает» государственных мужей от выполнения прямых обязанностей. И суровый, на грани выживания, инвестиционный климат, сложившийся в том числе из-за бюрократии, которая обеспечивает себя работой, ставя барьеры бизнесу. И низкая производительность труда. И наличие «офшорной аристократии» с её специфическими интересами. Имя этим бедам – легион…

Не грех также ещё раз напомнить, что как базовые, так и текущие проблемы российской экономики появились вовсе не из-за нынешнего обострения международной обстановки. Те же пресловутые «санкции» могут, конечно, сыграть свою роль (какую – отдельный вопрос), но не главную.

Итак, давайте обсудим варианты, которые, что называется, витают в воздухе, – систематизируем то, что предлагается сейчас экономистами.…

1. Дать стимул регионам и всем территориям

Вы бы стали напрягаться, крутиться, искать возможности заработка, если бы знали, что процентов этак шестьдесят дохода у вас отберут? И при этом знали бы, что, даже если не работать вовсе, вам всё равно дадут денег столько, сколько надо. Какую линию поведения вы бы выбрали?..

И речь здесь идёт не о маргиналах, которые где-нибудь в Нью-Йорке поколениями живут на весомые пособия, а о российских территориях всех уровней – от региона до муниципального образования, деревни. Именно так, увы, устроена российская бюджетная система.

Когда мы читаем в статистических отчётах, что в России из 83 регионов (Крым пока не в счёт) только десять являются донорами бюджета, а остальные – реципиенты, то есть получатели помощи, это не значит, что десять регионов кормят всю страну, – такое в принципе невозможно. Просто федеральный центр забирает у всех регионов свои 60 процентов (у сырьевых областей – намного больше). Некоторым оставшейся суммы хватает на зарплату своим бюджетникам, на дороги и ещё какие-то проекты – поэтому денег у центра «на жизнь» они не просят и считаются донорами. Таковы в России обе столицы, Ненецкий округ, Ленинградская и ещё несколько областей. Остальным повешен ярлык (большей частью – незаслуженно) дефицитных регионов.

И они вынуждены просить помощи. Центр им эту помощь, конечно, оказывает. И если уметь просить, то можно выбить деньги не только на бюджетников, но и на мегапроекты вроде развития Дальнего Востока. Впрочем, если говорить о Петербурге, то у нас и КАД, и дамба, и такой шедевр, как Мариинка-2, тоже за федеральные деньги строились.

Словом, на уровне регионов бюджетно-налоговая система на корню убивает желание работать и зарабатывать. Но такая же система демотивации устроена и внутри самих регионов. Например, в том же Петербурге районы, многие из которых по численности населения сравнимы с крупными областными городами, своих бюджетов вовсе не имеют – деньги им даёт городской бюджет. Вот мы все удивляемся: почему это в городе малый бизнес не развивается? А с чего ему развиваться, если районного чиновника, от которого этот бизнес на 100 процентов зависит, налоги не интересуют? Хлопот с предпринимателями полон рот, а стимулов – ноль. И на таких вот антистимулах живёт вся страна.

2. «Вознести» предпринимателей над бюджетниками

В 1990-е годы каждый второй россиянин мечтал быть предпринимателем, завести свой малый (для начала) бизнес. Рабочих и ИТР на производстве сокращали, зарплаты задерживали, бюджетники вообще получали копейки, в то время как простой ларёчник мог позволить себе иметь подержанный «мерседес», сотовый телефон и отдыхать каждый год в Хургаде. У той ситуации было много минусов, но был и плюс – в стране рос слой предпринимателей и вообще экономически активных граждан.

Правительство давно уже исправило «перекосы» девяностых и… создало новые. Сегодня выгодно быть именно бюджетником. Офицер (от лейтенанта) получает «полтинник» (и больше), врач (в зависимости от квалификации) – теперь уже тоже весьма прилично, немногим меньше – учитель. Ну а чиновник (даже средней руки), если посчитать все доплаты… Тут «сотня» – далеко не предел мечтаний. Так что на свою Хургаду они гарантированно зарабатывают.

А ещё лучше быть служащим в какой-нибудь крупной федеральной компании, тем же, по сути, бюджетником. Эти по зарплатам даже чиновников переплюнули. Посмотрите, к примеру, на повальное бегство руководителей комитетов и даже вице-губернаторов из Смольного и правительства Ленобласти – куда они уходят? В ГУПы, ФГУП, банковские группы – на оклады в три-пять раз выше, чем на прежней, чиновничьей работе.

Конечно, предприниматель может и сейчас иметь денег больше, чем бюджетник. Но бизнес – это ответственность, стрессы, риски. Судя по соцопросам, по данным рекрутинговых агентств, да и просто, как говорится, по жизни, подавляющее большинство россиян сейчас предпочитают иметь на работе меньше денег, но больше комфорта. Ну а рост ВВП – это пусть кто-нибудь другой обеспечивает.

Между тем Запад – это по-прежнему мир предпринимателей. Европа, да и Китай теперь – тоже.

3. Снизить проценты по кредитам

Ещё одна очевидная причина замедления роста того же ВВП состоит в том, что Россия – едва ли не единственная страна мира, где проценты по кредитам выше, чем рентабельность производства.

«В 2013 году на фоне снижения прибыли и рентабельности в большинстве секторов экономики ставка по кредитам не только не снизилась, но и на фоне ускорения инфляции даже выросла, что образовало своего рода ножницы, срезавшие инвестиции, – пишут специалисты Центра развития Валерий Миронов и Вадим Канофьев. – Если в предыдущие годы средняя ставка по кредиту превышала среднюю рентабельность производства во всех секторах обрабатывающей промышленности, кроме нефтепереработки, химии, а иногда и металлургии, то в прошлом году вся промышленность (кроме добычи полезных ископаемых) оказалась в зоне «кредитных ограничений».

Производственники это подтверждают.

– У «Ростсельмаша» прибыль 0,5 миллиарда рублей в год, кредитов – 5–6 миллиардов. С этих кредитов платим 10–11 процентов, то есть 0,5–0,6 миллиарда рублей, – говорит президент ассоциации «Росагромаш» Константин Бабкин. – Сколько в развитие вкладываем, столько же и банкирам платим.

Какой выход остаётся предприятиям? Или занимать дешёвые деньги у зарубежных банков, что и делается в массовом порядке, или завышать цену своих товаров, делая их неконкурентоспособными. Это происходит с отечественными комбайнами, самолётами, поездами...

На давние слёзные просьбы бизнесменов установить нормальную ставку рефинансирования (пусть не 0,25 процента, как в ЕС, а хотя бы процентов пять) наш Центробанк отвечает, что если кредиты удешевить, то наверняка все эти деньги пойдут на валютные спекуляции. Но по той же логике всех граждан можно с рождения поселять в тюрьму – чтобы они не совершили никаких преступлений… Поэтому глава ЦБ Эльвира Набиуллина предпочитает с тревогой говорить о снижении ВВП, но не делать по свой линии ничего, чтобы это снижение превратить в рост.

4. Превратить инфраструктурные проблемы в стимулы

Возьмём только два элемента инфраструктуры – электроэнергетику и дороги.

Электроэнергии в стране более чем достаточно – и это могло бы быть нашим важным конкурентным преимуществом, мощным стимулом для инвесторов. Но электроэнергетика на местах – в конкретных городах, посёлках – неконкурентна. Она в руках одной региональной сетевой компании, которая может выставлять – и выставляет – самые грабительские условия для подключения. Потребителя заставляют платить 40 тысяч за киловатт, притом что сами сетевики в этот киловатт не вложили ни копейки – таков оброк наследников Чубайса и местных администраций, учреждающих эти компании.

А вот за дороги кого-то упрекнуть сложно. Они не могут не быть проблемой для самой большой по площади страны мира. Наш бизнес вынужден платить как бы дополнительный налог – из-за низкой скорости и ненадёжности доставки грузов по дорогам плохого качества. А ведь только федеральный бюджет выделяет на их строительство и ремонт больше 100 миллиардов в год.

Но все ли дороги, на которые тратятся деньги, нам нужны? Десятки тысяч километров трасс ведут к деревенькам и хуторам, которые лишь по документам считаются населёнными пунктами, а реально там живут несколько пенсионеров и приезжают на лето дачники. В десятки раз выгоднее было бы переселить их в пригородные посёлки. Цинично звучит? А не цинично, что Транссибирская магистраль до сих пор не достроена? И что ни в одном российском городе, включая обе столицы, нет нормальной дорожной сети? Россия, при её территории и численности населения, должна будет развиваться агломерациями: город – вокруг него кольцо посёлков и деревень с лугами и пашнями, а дальше – вплоть до следующей агломерации – пусть растёт лес. Содержать деревню за 100 километров от города бессмысленно.

Не стоит вкладываться во все дороги и по той простой причине, что к середине века, скорее всего, основным видом транспорта станет воздушный и компактные самолёты, вертолёты заменят легковушки и автобусы. Снять с бюджета нагрузку в виде содержания дорог и ЛЭП к тысячам ненужных деревень – это всё равно что найти для страны тысячу крупных инвесторов.


P. S.

Данный список мер по подъёму экономики – безусловно, не исчерпывающий. И наверное, на все прозвучавшие аргументы можно найти возражения. Но искать пути роста сегодня просто необходимо. Сама экономика расти уже отказывается.

 

кстати

 

  • В рейтинге Doing Business, который оценивает условия ведения бизнеса в 189 странах мира, Россия в 2013-м поднялась со 112-й позиции на 92-ю.
  • Производительность труда (объём ВВП на час работы) в России ниже, чем в подавляющем большинстве стран ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития, в которую входят четыре десятка наиболее развитых в экономическом отношении стран). По этому показателю РФ опережает лишь Мексику и Чили. При этом отставание от Японии, Великобритании, Финляндии – двукратное, а от Норвегии – почти четырёхкратное.
  • По «индексу восприятия коррупции», согласно оценкам Transparency International, Россия занимает 127-е место из 177 стран.
  • Децильный коэффициент (ДК – соотношение доходов 10% самых состоятельных граждан к доходам 10% беднейших) в России, по разным оценкам, составляет от 14 до 17. Самый низкий ДК – в Скандинавских странах – 3–4, в Центральной Европе – 5–7 (такое соотношение считается оптимальным). Есть мнение, что если ДК более 10, то в стране появляются условия для социального напряжения и беспорядков. Однако стоит отметить, что ДК в США примерно равен российскому.


 

Владимир Новиков, редактор отдела экономики «НВ»
Курс ЦБ
Курс Доллара США
73.74
0.321 (-0.44%)
Курс Евро
83.24
0.57 (-0.68%)
Погода
Сегодня,
04 декабря
суббота
-6
05 декабря
воскресенье
-14
Облачно
06 декабря
понедельник
-16
Облачно