Мнения и комментарии

Тотальная экспертиза по любому поводу – это неразумно

07 октября 08:16

Закон от 25 июня 2002 года за номером 73 «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации» (памятниках истории и культуры)  допускает «изменения объектов культурного наследия без изменения особенностей, составляющих предмет охраны». Формулировка эта даёт настолько широкое поле для толкований, что жизнь музеев только усложнилась. Особенно сейчас – в апреле 2014 года вступил в силу приказ Министерства культуры РФ, который предусматривает согласование проектной документации на проведение любых (подчёркиваю – любых!) ремонтных и реставрационных проектов по федеральным памятникам после предоставления в федеральные органы охраны памятников (в нашем случае в комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры – КГИОП) заключения экспертизы, подтверждающего, что изменения не коснутся предмета охраны.

Если речь идёт о проекте серьёзной реконструкции, который невозможно реализовать без изменений объекта, – тогда да, заключение экспертов необходимо. Если предметы охраны ещё не определены – да. Но делать тотальную экспертизу по любому поводу – это, мягко говоря, не очень разумно. Зачем историко-культурная экспертиза, если дело касается перепланировок хозяйственного флигеля, не имеющего никакой отделки? Я не говорю о дворцах. Дворцы неприкосновенны. Я говорю о помещениях, где жила прислуга, где были кухни – о помещениях, ныне используемых как служебные. Мы пытаемся улучшить условия работы наших сотрудников – для этого какие-то помещения нужно расширить; в одном случае перегородку перенести на два метра, в другом вообще её убрать.

Или последний случай – раскачались ограждения на Стасовской лестнице в Екатерининском дворце. Ничего удивительного: по ней два миллиона экскурсантов проходят в год. Задача вроде бы простая – укрепить стойки. Нужно всего-навсего заглубить отверстия на четыре сантиметра больше прежнего. И это заглубление тоже требует экспертизы!

Её проведение выливается в крупные денежные затраты. Порядок цен на производство обычной экспертизы – 400–500 тысяч рублей. В каждом случае мы вынуждены тратить полмиллиона государственных денег! Притом что перегородку можем и своими силами перенести, и нам это не будет стоить ни копейки. Больше скажу – мы перекачиваем бюджетные деньги частным экспертам. Их не так много – несколько десятков на всю страну. Поэтому, кстати, и в определённый законодательством срок – 45 дней – они, как правило, не укладываются.

Любая реконструкция связана с изменениями. Анализ изменений – дело долгое, им раньше занимался КГИОП. Квалификации специалистов комитета было достаточно, чтобы определить, насколько велики реконструкционные изменения, могут ли они быть губительны или неполезны для предмета охраны. КГИОП имел право принимать решения по помещениям эксплуатационного характера, не используемым как музейные. Мне кажется, нужно вернуться к прежней практике, может быть усилив персональную ответственность.

Приказ Минкультуры вступил в силу в апреле, не все музеи ещё в полной мере испытали на себе его последствия. Во Владимиро-Суздальском заповеднике, знаю, уже обозначились те же проблемы, что у нас. Мы, наш музей-заповедник, просто первые, кто начал о них говорить вслух.

Я упомянула о том, что Екатерининский дворец – неприкосновенен. Это так, но установили же в своё время батареи водяного отопления в экспозиционных залах, и ни у кого сердце не дрогнуло. Всегда и во всём надо руководствоваться здравым смыслом.


Ольга Таратынова, директор Государственного музея-заповедника «Царское Село»
Курс ЦБ
Курс Доллара США
77.73
0.99 (-1.27%)
Курс Евро
85.74
0.226 (-0.26%)
Погода
Сегодня,
30 мартa
понедельник
+1
Облачно
31 мартa
вторник
0
01 апреля
среда
0
Облачно