Экономика

И живи спокойно?..

28 ноября

 

 

Предприниматели призывают обеспечить стабильность налоговой системы. Президент их поддерживает.

От громкой налоговой инициативы председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрея Макарова, который предлагал обложить огромными дополнительными (а по сути – запретительными) налогами 22 вида бизнеса, остались рожки да ножки. А на днях председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, выслушав выступление Владимира Путина на встрече с активом ОНФ, предложила вообще ввести мораторий на любые повышения налогов. Президент же пообещал так или иначе отразить этот вопрос в грядущем ежегодном послании Федеральному собранию.

Однако своё чёрное дело макаровский проект уже сделал: он лишил бизнес иллюзий о неприкосновенности налоговой системы. А кроме того, у нас хорошо умеют повышать налоги, как бы не повышая. Но обо всём по порядку…

В России почти всё законодательство изменчиво, как сердце красавицы. Взять антитабачный закон, который года не прожил, как его уже переписывают. Отменены нормы и постановления о нулевом промилле и зимнем/летнем времени… Но что касается налогов, то ещё с ельцинских времён все усвоили: эту тему даже на словах нельзя затрагивать всуе.

Многие помнят, как целых три года в муках и спорах разрабатывался первый российский Налоговый кодекс: спорили по каждой статье. Зато появились наконец внятные правила игры, и экономика начала хоть как-то расти.

 

Да, впоследствии эти правила менялись – но не с кондачка. Так, в 2004 году был отменён налог с продаж, но обсуждали этот шаг почти два года. А вопрос о снижении НДС обсуждается уже десять лет, и пока что сенсаций не предвидится – в интересах стабильности налоговой системы. Даже скандальная инициатива по увеличению ставки социальных страховых платежей для бизнеса, обернувшаяся закрытием в стране 600 тысяч малых предприятий, – и та обсуждалась больше полугода. Причём вскоре от новшества пришлось отказаться.

По сравнению с вышеперечисленными налоговыми дискуссиями то, как внёс свою инициативу депутат Макаров, выглядит по меньшей мере неуважением к обществу. Его фантастические налоговые ставки не проходили не только общественного обсуждения, но и первого чтения в Госдуме. Как опытный депутат и юрист, господин Макаров ловко обошёл процедуры предварительного рассмотрения такого рода документов и внёс свои идеи в виде поправок сразу ко второму чтению бюджета. Мол, он не налоги меняет, а ставки, а значит, и говорить не о чем.

Вот это-то и пугает. Когда о поправках, которые могут уничтожить 22 вида бизнеса, обрушить все бизнес-рейтинги России и действительно сделать самые массовые виды бизнеса невозможными, становится известно за считаные дни до голосования. Когда их может внести – без всяких консультаций, согласований, обсуждений – любой депутат, коих в Госдуме 450 человек. И когда в суматохе всё это может быть принято.

Не меньше пугает и образ мыслей профессиональных народных избранников, того же Андрея Макарова. По их мнению, если бюджетам (в данном случае региональным) не хватает средств (а когда их хватало?), значит, нужно просто собрать больше денег с населения, то есть увеличить налоги.

Это как в старое доброе колхозное время – когда, чтобы район выполнил план по зернозаготовкам, чтобы накормить город, выгребали всё до донышка из колхозных сусеков. Мол, они там в деревне как-нибудь проживут, ещё себе вырастят и вообще сами виноваты, что зерна мало, а нам сейчас просто позарез нужно! Что в итоге стало с деревней – мы хорошо знаем: дошло до того, что зерно в Америке пришлось покупать.

Но нынешних «заготовителей» это не останавливает.

К счастью, Дума налоговый пыл депутата Макарова поумерила – сыграла роль острая реакция бизнес-сообщества. Однако депутатов, готовых ради самопиара, ради шумихи в СМИ выступать с громкими инициативами, в Думе хватает. Одни предлагают продавать спиртное с 21 года, другие требуют при получении паспорта давать клятву, третьи хотят запретить жевать табак. Но в налоговой сфере такого рода инициативы-шутки – совсем не шутки. Хотя бы потому, что слишком дорого обходятся в плане инвестиционного климата, оттока капитала, деловой активности, легализации бизнеса…

Следует признать, что наша страна (как, впрочем, и многие другие) попала в классическую налоговую ловушку: бюджету не хватает собираемых налогов, потому что экономика в плохом состоянии, а её состояние, в свою очередь, обусловлено тяжким налоговым бременем, которое и не даёт развиваться.

В России, по оценкам Минфина, средний по мировым меркам уровень налоговой нагрузки на бизнес. По данным Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), реальная нагрузка на бизнес выше минфиновских подсчётов более чем в полтора раза. Но так или иначе, по статистике МВФ и Всемирного банка, Россия входит в 30 процентов стран, имеющих самый тяжёлый налоговый пресс.

Этот пресс примерно равен тому, что действует в континентальной Европе – Германии, Франции, то есть странах с хорошо развитой (а не развивающейся, как у нас) экономикой. Да, в Скандинавии налоги ещё выше, но там действует и выполняется негласный договор об «обществе всеобщего благоденствия». А вот в США суммарная налоговая нагрузка ниже. И несравнимо ниже она в динамичных азиатских экономиках и похожих на нас странах Латинской Америки.

Отсюда едва ли не все беды нашей экономики. Например, низкий уровень инвестиций. Ведь своих накоплений у бизнеса мало, кредиты – дороги, а иностранных инвесторов пугают налоги на доходы по акциям – 15 процентов. Поэтому у нас один из самых высоких в мире уровней офшоризации. Положительное сальдо притока инвестиций было лишь в 2006 и 2007 годах, всё остальное время – чистый отток. И чем крупнее бизнес, тем выше уровень его офшоризации.

А что касается малого бизнеса, то и по международным, и по российским данным, до 40 процентов его находится в тени, платя лишь коррупционную дань местным силовикам и чиновникам, которые в ответ закрывают на нелегалов глаза.

Можно ли в России понизить налоги – разумеется, без ущерба государству, без обескровливания бюджетной сферы? Большинство экспертов считают, что можно. При грамотном снижении нагрузки общий объём налогов может не только не упасть, но и вырасти. Это доказывает как опыт ведущих азиатских экономик, так и единственный, но более чем успешный российский опыт введения единого для всех и очень низкого 13-процентного подоходного налога.

Если бы опыт с подоходным налогом был каким-то образом перенесён в сферу бизнеса, то не исключено, что поступления в бюджет могли бы вырасти прямо сейчас – за счёт выхода бизнеса из тени и офшоров. А через год они могли бы удвоиться – за счёт роста экономики.

Пойдёт ли на такой эксперимент государство? Едва ли… Но напомним ещё раз, что Валентина Матвиенко предложила ввести мораторий на любое повышение налогов. Вообще-то подобные предложения звучали уже сотни раз, но когда такое предлагает глава Совета Федерации – это совсем иное дело. Тем более просто так, без тщательной оценки политической конъюнктуры и соответствующих консультаций такие идеи не озвучиваются. Так что есть шанс…


Над чем точно надо подумать (и я обязательно, во всяком случае, постараюсь отразить это и в послании) – это стабильность налоговой системы… Это не только для сельского хозяйства, но и для всей экономики чрезвычайно важно. Всё предпринимательское сообщество, в какой бы сфере люди ни работали, говорит нам только об одном: обеспечьте, пожалуйста, стабильность налоговой системы. Это точно.

 

Владимир Путин, президент РФ



между тем…

 

Это тоже налоги

Даже если в стране будет принят «налоговый мораторий», не факт, что налоговая нагрузка на граждан и бизнес действительно перестанет расти. Потому что есть масса способов повышать налоги… не повышая их.

• Хороший пример – новые ставки налога на недвижимость граждан. Дело даже не в том, что они уже приняты, а значит, под возможный мораторий не попадут. Главное – что это не новый, а всё тот же налог, который мы платили со стоимости своих квартир и дач, – рублей по 500 в год. Просто с Нового года мы будем его платить не с инвентаризационной, а уже с кадастровой, то есть близкой к рыночной, цены недвижимости. При рекомендованной ставке 0,1 процента от стоимости налог с обычных двушек в домах массовых серий составит 4–6 тысяч рублей в год. А в так называемых элитных домах он может составить десятки тысяч рублей. (Правда, переход к новой ставке растянут на пять лет: каждый год она будет увеличиваться на 20 процентов.) Какие-то 5000 рублей в расчёте на год сумма не столь уж значительная. Но если бы этими тысячами дело и ограничивалось…

• Разного рода специалисты и чиновники скажут, что никакого «нового налога» на капитальный ремонт домов нет. Будут только взносы населения на этот самый ремонт – рублей по пять с квадратного метра жилплощади. То есть это обычный коммунальный платёж, включённый строчкой в квитанцию оплаты жилищных услуг. Однако от того, что налог назван сбором, ничего не меняется. Ведь в отличие от прочих жилищно-коммунальных расходов на этой статье нельзя сэкономить. Можно свести к минимуму или вовсе к нулю потребление воды, электричества, газа… Но от платы за капремонт не отвертеться. Конечно, собранные деньги пойдут не в бюджет, а в какие-то специальные региональные фонды со своими директорами, управляющими и так далее. Но, создавая эти фонды, власти тем самым экономят именно бюджетные средства, которые прежде шли на ремонт.

• Или взять повышение тарифов на проезд в общественном транспорте. Уж это-то, казалось бы, никак нельзя считать налогом. Метрополитен, «Пассажиравтотрансы» – всё это ГУПы (государственные унитарные предприятия), по сути коммерческие организации. Так что вся выгода от повышения тарифов идёт в их карман. Тем не менее повышение тарифов опять-таки обеспечивает экономию расходов бюджету. Потому что все транспортные ГУПы планово убыточны и получают миллиардные дотации из бюджета… Так что рост тарифов тоже можно считать косвенным налогом на граждан.

 

• И рост цен на бензин можно приравнять к росту косвенных налогов. Дело в том, что 60–70 процентов стоимости бензина – это различные налоги и акцизы. Когда государство регулярно повышает акцизы на алкоголь и табак, то объясняет это борьбой с вредными привычками. Повышение же акцизов на бензин объясняется проще – деньги нужны. А нефтянка – кормилица бюджета. Впрочем, несколько лет назад был обещан налоговый манёвр в интересах граждан: в цену каждого литра топлива закладываются 1–2 рубля специального дорожного налога, который пойдёт на ремонт дорог, а взамен автомобилисты освобождаются от транспортного налога. То есть, получается, кто больше ездит, тот и больше платит за износ дорог. Однако потом предложение подправили: дорожный сбор в цену бензина закладывается, но транспортный налог не отменяется, а только перестаёт расти. Но, увы, и эти обещания оказались… не совсем достоверными, о чём знают все автомобилисты.


кстати

Как иначе можно пополнить бюджет?

Хорошим резервом для бюджета является сокращение числа чиновников и прочих бюджетников. Вот сухая статистка: по численности занятых в бюджетном секторе в расчёте на 1000 жителей Россия опережает наиболее развитые страны в 1,4 раза, а страны со средним уровнем развития – в 2,5 раза. У нас бюджетная сеть раздута даже по сравнению с советским периодом – об этом на заседании Госсовета в прошлом году сообщил лично министр финансов Антон Силуанов.

Чиновников (назовём так всех госслужащих) тоже немало – около полутора миллионов человек. А их среднемесячная заработная плата по итогам прошлого года составила 98 тысяч
рублей.

Повторим избитую истину, что чиновники, а также служащие многочисленных федеральных ведомств – от полиции до ветслужбы – не только стоят больших денег, но и создают так называемую административную нагрузку на бизнес.

 

Хорошим примером служит ситуация с российскими рыбаками и добываемой ими рыбой («НВ» не раз писало об этом в материалах из Мурманской области). Несмотря на выросшие внутренние цены и огромный спрос на морскую рыбу, наши сейнеры предпочитают сдавать уловы или в норвежских портах (если речь идёт о мурманском регионе), или на Дальнем Востоке в портах Японии, Кореи и Китая. Потому что во всех странах на оформление улова уходит от тридцати минут до максимум двух часов. И занимается этим пара человек. В России же прибывший со свежим уловом сейнер принимает и осматривает 13 инстанций! Пограничники, таможенники, ветслужба, полиция, Ростпотребнадзор, портнадзор, технадзор… И даже если не все они берут свою толику с улова, всё равно процедуры занимают три дня. Рыба теряет свежесть, судно простаивает, хотя, сдав улов в зарубежном порту, оно успело бы обернуться ещё раз. Вот так мы и упускаем свою рыбу – и в прямом, и в переносном смысле.

 

перечитывая классику

 

«Ну, я понимаю ещё платить за дождик…»

«На прошлом заседании трибунал постановил, что не только земля, но и воздух в деревне является собственностью графинь Вишен, и поэтому все, кто дышит, должны платить деньги за аренду воздуха.

Раз в месяц кавалер Помидор обходил деревенские дома и заставлял крестьян глубоко дышать в его присутствии. По очереди он измерял у них объём груди после вдоха и выдоха, затем производил подсчёт и устанавливал, какая сумма причитается с каждого потребителя воздуха. Кум Тыква, который, как известно, очень часто вздыхал, платил, конечно, больше всех.

Чего же ещё потребуют от крестьян владелицы замка?

Кавалер Помидор взял слово первым и в глубокой тишине произнёс:

– Адвокат, прочтите документ!

Синьор Горошек встал, откашлялся, набрал в лёгкие побольше воздуху и начал читать документ медленно и внушительно:

– Нижеподписавшиеся, графиня Старшая и графиня Младшая из почтенного рода Вишен, утверждают, что, будучи владелицами воздуха в своём имении, они должны быть признаны также и владелицами всех осадков, выпадающих в течение года. Посему они просят суд подтвердить, что каждый житель деревни повинен уплачивать им арендную плату в сумме ста лир за простой дождь, двухсот лир за ливень с громом и молнией, трёхсот лир за снег и четырёхсот лир за град.

…Скрипач Груша подтолкнул своего соседа Лука Порея и спросил у него шёпотом:

– По-твоему, это справедливо, что мы должны платить за град? Ну, я понимаю ещё – за дождик и за снег, которые приносят пользу посевам. Но ведь град и сам по себе большое несчастье, а за него требуют самую большую плату!

Лук Порей не ответил – он задумчиво поглаживал свои длинные усы».

 

(Джанни Родари, «Приключения Чиполлино»)

 

 

Хуже налогов может быть только одно: когда не с чего их платить.

Томас Дьюар

Взимание непомерных налогов – это путь, вызывающий разбой, обогащение врага, приводящий к гибели государства.

Сюнь-Цзы

Хороший пастух стрижёт овец, но не сдирает с них шкуры.

Тиберий

Политика есть искусство постоянного нахождения причин для новых налогов.

Гарольд Нар

На городской земле лучше всего растут… налоги.

Чарлз Уорнер

Самая трудная задача, стоящая перед парламентариями, – как извлечь деньги из налогоплательщиков, не трогая избирателей.

Неизвестный автор

Если ввести налог на женскую красоту, проблем с бюджетом не будет ни у одного государства.

Борис Трушкин

Если вы нарушаете правила, вас штрафуют; если вы соблюдаете правила, вас облагают налогом.

Лоренс Питер

Налогообложение – искусство ощипывать гуся так, чтобы получить максимум перьев с минимумом писка.

 

Жан Батист Кольбер



Владимир Новиков, редактор отдела экономики «НВ»
Курс ЦБ
Курс Доллара США
92.75
0.313 (0.34%)
Курс Евро
100.44
0.546 (0.54%)
Погода
Сегодня,
26 февраля
понедельник
+1
27 февраля
вторник
+2
28 февраля
среда
0