Северо-Запад

«Даже иголка на ёлке является сырьём»

16 декабря 08:17

О развитии поморской экономики – в беседе с губернатором Архангельской области Игорем Орловым.

 

Губернатор Архангельской области – выпускник Ленинградского института
авиационного приборостроения, а перед назначением главой Поморья в феврале 2012 года он 20 лет отработал на судостроительных предприятиях в Северодвинске и Калининграде. Вузовское и бизнес-прошлое Игоря Орлова настолько укрепилось в его подсознании, что, рассуждая о взаимодействии власти и предпринимателей, он выразился так: «Мы с бизнесом в одном автомобиле, одном космическом корабле». Я встречался с губернатором Архангельской области уже в третий раз: он охотно идёт на контакт с «НВ».

– Игорь Анатольевич, год назад вы выразили уверенность, что в 2014-м Поморье станет алмазной столицей всей Европы, а на двух месторождениях региона резко возрастёт добыча драгоценных камней…

– Так и случилось. Нам очень повезло, что алмазные рудники осваивают мощные, социально ответственные и адекватные собственники: компании «АЛРОСА» и «ЛУКОЙЛ». В уходящем году и на месторождении имени Михаила Васильевича Ломоносова, добычу на котором ведёт «АЛРОСА», и на «лукойловском» месторождении имени Владимира Павловича Гриба введены в эксплуатацию новые обогатительные фабрики. Хорошо, что инвесторы успели запустить фабрики в первой половине 2014 года, ещё до начала санкционной войны. Ведь 80 процентов оборудования и технологического транспорта наших горно-обогатительных комбинатов – импортные.

(Окончание. Начало – на стр. 1)

 

– …Два огромных рудника, – продолжает губернатор, – заработали в промышленных объёмах, поэтому в 2014 году налоговые поступления в региональный бюджет по статье «добыча алмазов» увеличились в 4 раза. А ведь обе фабрики пока вышли только на 50 процентов своей мощности! Наши алмазные доноры занимают ответственную социальную позицию. «ЛУКОЙЛ», например, на свои деньги построил школу на 400 мест в райцентре Мезень: месторождение имени Гриба расположено в Мезенском районе. Эта школа по проекту и оснащению сразу стала лучшей в Архангельской области.

Отмечу, что алмазы очень важны не только как сырьё для бриллиантов, но и для технических инструментов, которые можно вовлечь в промышленный оборот Поморья. Большой запрос на них имеют заводы Объединённой строительной корпорации, которые начинают осваивать производство сверхпрочных материалов. Речь идёт не просто об алмазном напылении на инструмент, а о технологии, которая поможет сверхтвёрдому камню стать частью такого инструмента.

– Местные алмазы будут поставляться в Северодвинск, на легендарные оборонные заводы «Севмаш» и «Звёздочка»?

– Не только туда. Речь идёт о буровом оборудовании, сверхпрочных материалах. Архангельская область богата на ресурсы, но уровень их вовлечённости в экономику региона до сих пор низок. В Поморье, например, много известняка, из которого можно получить качественный цемент, но эти карьеры пока не используются. Мы хотим, чтобы гипс, который добывает у нас фирма «Кнауф», не увозился бы в Питер, как происходит сегодня, а перерабатывался на месте. Как и залежи бокситов, которыми богата поморская земля: они востребованы в алюминиевой промышленности, но перерабатываются в других регионах. У нас имеется уникальное месторождение базальта с особенными характеристиками, но классическим природным ресурсом остаётся лес.

– Какова глубина его переработки?

– Всего 40–50 процентов. Мы привыкли думать, что продуктом переработки леса является либо доска, либо целлюлоза. А ведь даже иголка на ёлке может стать сырьём для фармацевтической промышленности! В ноябре 2014 года мы открыли инновационный лесопромышленный кластер, в который вошёл ряд предприятий ЛПК северной части Архангельской области. С помощью новых технологий регион надеется значительно углубить переработку древесины. Европейским лидером и ориентиром служит Финляндия, где глубина переработки достигает 90 процентов. Определённый прогресс есть: мы становимся российскими лидерами по производству топливных пеллет. Но и это не полный цикл переработки. Их сжигают, но из лесного сырья, например, можно делать биомассу, которая станет основой для изготовления памперсов или туалетной бумаги. Иголки бросаем в лесу, когда рубим, давим дикорастущие ягоды… Словом, резервы есть.

– Недавно я побывал в Устьянском районе, где местный лесопромышленник Владимир Буторин трудоустроил в своих компаниях свыше тысячи земляков, обеспечил им неплохую по меркам Поморья зарплату…

– Буторин – один из примеров, на которые надо ориентироваться. На Владимира Фёдоровича замкнут весь малый и средний бизнес ЛПК Устьянского района. Он не только успешный предприниматель, но и пример того, к чему можно прийти, если хорошо работать. Буторин не продаёт лес на корню: он его рубит, делает из стволов доску, а балансы отгружает на ЦБК для производства целлюлозы. К сожалению, есть и противоположные примеры. Регион не смог углубить переработку леса в 2014 году во многом из-за того, что стал банкротом старейший в Поморье Соломбальский ЦБК с лесопильной «юбкой» в 1 миллион кубометров. Это – десятая часть промышленной региональной лесосеки. Мы столкнулись с рядом фактов непорядочного поведения как в экономическом, так и в экологическом плане.

– Может ли власть воздействовать на таких нерадивых собственников?

– К сожалению, нет, так как Соломбальский ЦБК прямых нарушений условий договора не допускал. Аренду платил, лесные угодья не сжигал, стволы на месте вырубки не бросал, основные требования выполнял. У них лес в аренде на целых 49 лет, договор заключён давно, и расторгнуть его не в силах даже губернатор. Власть вправе аннулировать договоры только на инвестиционную лесосеку, которую предоставляет на льготных условиях. Лично я сдачу в аренду лесосеки без конкретных инвестиционных условий считаю законодательной ошибкой.

– Что нужно сделать, чтобы в освоении лесосеки регион сдвинулся с застывших 47 процентов?

– Всё упирается в логистику. Из-за отсутствия необходимого количества лесных дорог вывозить лес удобно только зимой. Приходится либо консервировать вырубку, либо придумывать новые транспортные схемы. Есть идея вывозить сырьё дирижаблями. Со стороны это выглядит авантюрой, но это не моя идея, а бизнеса.

– Итоги 2014 года подводить ещё рано, но как на них повлияли девальвационные и санкционные проблемы?

– Доходная часть регионального бюджета без учёта Ненецкого автономного округа выросла на
7 процентов. Консолидированный бюджет составит около 75 миллиардов рублей, причём 12 миллиардов получены из федерального бюджета. Наши доходы растут благодаря активному участию Архангельской области в федеральных целевых программах. Область обеспечивает их софинансирование, благодаря чему мы продвинулись в решении важных социальных и инфраструктурных проблем.

– Какие крупные проекты с финансовой поддержкой государства вы мечтаете реализовать на поморской земле?

– В Поморье намечен ряд важных для нас инфраструктурных проектов, а расширение до четырёх полос 30-километрового северодвинского участка федеральной трассы М8 Москва – Архангельск уже началось. Ведь именно в Северодвинске дислоцируются заводы по строительству и ремонту атомных подводных лодок, поэтому проект стал приоритетным не только для Архангельской области. Но основные наши инвестпроекты – строительство новых мощностей Илимского ЦБК, Устьянского деревоперерабатывающего завода и ряд других – находятся в лесопромышленном комплексе. Много проектов связано с переселением людей из аварийного фонда, которое оценивается в 6 миллиардов рублей. Мы участвуем в федеральной программе «Жильё для российской семьи». На государственные средства в Архангельске и Северодвинске будут возведены целые микрорайоны по 25 тысяч квадратных метров жилья в двух самых крупных наших городах.

– Достоянием общественности стал факт, что российские регионы майские указы президента выполняют только на 23 процента…

– Я в процентах не меряю, из большого массива указов Архангельская область не смогла выполнить только три пункта. Причём задачи по приросту зарплаты почти выполнены – на 97 процентов. Самой труднорешаемой проблемой для нас давно стало переселение людей из аварийного фонда. Деревянных домов очень много не только в областном центре, но и в районах, а без помощи Москвы программу переселения нам просто не осилить. Исполнение майских указов обойдётся региональному бюджету в уходящем году в 14–15 миллиардов рублей, или 20 процентов его доходной части. Правда, 2,5 миллиарда на выполнение указов в 2014 году перечислил федеральный бюджет. Отмечу, что 80 процентов бюджета Архангельской области, как и везде в России, съедают здравоохранение, образование и социальная поддержка населения.

– Что стало для вас, как губернатора, самым большим разочарованием 2014 года?

– Если начнёшь разочаровываться, то лучше искать другую работу. В депрессию меня ничто не вогнало, и надеюсь, что в ближайшие два года, до истечения срока моих полномочий, этого не произойдёт. Очень важно, что область сохранила динамику роста доходов бюджета. Власть выполнила все социальные обязательства, практически решила проблему детских садов. Нам необходимо интенсифицировать экономическое и технологическое развитие Поморья. Замещение импорта должно стать не копированием западных образцов, а новаторскими решениями лучшего, чем за рубежом, качества. Надо научиться самим делать современные станки, оборудование, экологически чистые и вкусные продукты питания.

– Но ведь Поморье находится в зоне рискованного земледелия, а для развития АПК пригодна территория разве что южных районов…

– Ошибаетесь: холмогорская порода коров, например, известна на всю страну, а ведь Холмогоры находятся всего в 90 километрах от Архангельска. Семенной картофель, который в СССР считался лучшим, выращивается там же. В регионе всегда хорошо росли ячмень и рожь, в последние годы фиксируются приличные урожаи овощей закрытого грунта. Пока Поморье обеспечивает себя по мясу на 39 процентов, молоку – на 51, но мы значительно улучшим показатели уже в ближайшие год-два. В этом году мы сдали две крупнейшие молочные фермы, одну из которых в Устьянском районе вы видели, в 2015-м начнётся модернизация крупной агрофирмы «Вельская», развивается племенное животноводство. Поморье – это ёмкий продовольственный рынок, мы можем много чего проглотить.

– Игорь Анатольевич, пару лет назад вы говорили мне, что надеетесь на то, что строительство «Белкомура», который даст синергетический эффект развитию сразу четырёх российских регионов, начнётся в 2014 году…

– Была такая мечта, но, к сожалению, предсказать кризисы и санкции невозможно даже на самом высшем уровне. Но работа над этим проектом не останавливается ни на один день. Компания «Белкомур» с офисом в Сыктывкаре, учредителями которой являются Республика Коми, Архангельская область, Пермский край и Мурманская область, регулярно проводит переговоры с потенциальными инвесторами. Потребуется целый консорциум частных компаний, так как стоимость строительства 700-километровой магистрали оценивается в сотни миллиардов рублей. К сожалению, этап проектирования ещё не начался, так как объём требований к такого рода инфраструктурным мегастройкам очень сильно ужесточился. Экономика «Белкомура» просчитывается с тщательным учётом объёмов грузовой базы, перспектив транспортных маршрутов во всех направлениях.

К сожалению, на прямые инвестиции со стороны государства, что предполагалось несколько лет назад, рассчитывать теперь не приходится. Поставлена задача, чтобы «Белкомур» финансировался по схеме государственно-частного партнёрства, в котором государство предоставит гарантии по кредитам, а пул частных инвесторов вложит деньги. А когда мы начинаем разговаривать с коммерсантами, они задают широкий спектр вопросов, особенно по условиям коммерческой эксплуатации будущей трассы. А в сфере компетенции губернаторов находятся не все ответы. Работа продолжается.

 


Беседовал Сергей Тачаев
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.32
0.12 (0.16%)
Курс Евро
91.31
0.106 (0.12%)
Погода
Сегодня,
02 декабря
среда
-1
03 декабря
четверг
-2
Облачно
04 декабря
пятница
-1
Облачно