Общество

Папа может...

17 января

Неадекватное поведение Алексея Панина, объявившего своей жене войну за дочь, не более чем пиар-ход?


Алексей Панин наотрез отказался вести конструктивный диалог с детским уполномоченным Светланой Агапитовой

 


История о том, как фотомодель Юлия Юдинцева и актёр Алексей Панин в очередной раз пытаются поделить 7-летнюю Аню, облетела все средства массовой информации. Вчера стало известно, что решением суда горе-отец за погоню за служебными автомобилями привлечён к административной ответственности и ближайшие 10 суток останется под стражей. А значит, у мамы и дочки впервые за долгое время есть 10 спокойных ночей. Юлия с Аней сейчас находятся в кризисной квартире, подобранной аппаратом уполномоченного по правам ребёнка. Что будет дальше, зависит от адекватности эксцентричного отца, который своим поведением отбивает у ребёнка желание с ним общаться. «НВ» выяснило новые подробности этой семейной драмы.

Вопрос, с кем из родителей останется жить малышка, возник сразу же после разрыва отношений – в 2008 году. Тогда Алексей первым объявил войну – отнял годовалую дочку у матери.

– Нюся подхватила кишечный грипп, и нас забрали в больницу, – рассказала Юлия специалистам аппарата детского омбудсмена. – Алексею не стоило большого труда выяснить, в какой именно больнице мы находимся. Когда он вошёл, я мыла посуду. Обернулась – Алексей уже бежит по коридору с дочкой на руках...

В 2009 году суд встал на сторону матери и определил, что дочь Аня должна жить с ней. Однако известный актёр этот факт игнорировал вплоть до осени прошлого года. В течение пяти лет Анечку воспитывали отец и бабушка. С матерью девочка не виделась вообще.

Юлия обратилась за помощью к уполномоченному по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. Но несмотря на требования детского правозащитника, шумиху в прессе и постановление главного судебного пристава РФ (!), сотрудники ФССП города Москвы не могли заставить отца передать несовершеннолетнего ребёнка матери. 

Осенью прошлого года Юлия вместе с оказывавшим ей содействие специалистом аппарата уполномоченного прибыли в столицу, встретились с Анечкой у школы и забрали ребёнка домой. Чтобы исполнить решение суда без помощи судебных приставов, потребовалось пять лет.

Конечно, Алексей Панин смириться с такими переменами не мог, он в тот же день отправился следом за дочерью, приходил в аппарат уполномоченного.

– Ему предложили через суд установить порядок общения с ребёнком: Алексей как отец, безусловно, имеет право общаться с дочкой. Более того, самой Ане нужна любовь и забота не только мамы, но и папы. К сожалению, интереса к правовому решению проблемы отец не проявил, – пояснили в аппарате.

После долгожданного воссоединения мать и дочь зажили вместе. Отношения Юлии с Нюсей, прерванные на пять лет, по словам Светланы Агапитовой, постепенно наладились. Правда, жизнь их сопровождалась постоянным страхом – Панин мог явиться в любой момент и забрать дочь. Поэтому жили они не у себя, а в служебной квартире адвокатской конторы, которая защищает интересы Юлии. Из дома старались не выходить – Анюте-первокласснице пришлось обучаться на дому.

Опасения Юлии и детского уполномоченного сбылись – актёр действительно захотел вернуть себе ребёнка любой ценой. Он сумел выяснить, где находятся девочка с мамой, и в середине января снова приехал в северную столицу. Три дня и три ночи держал осаду под окнами здания, где жили бывшая жена и девочка. Но увидеться с Аней ему так и не удалось: прорваться в здание Алексею не позволили сотрудники полиции и работники адвокатской фирмы, в служебной квартире которой укрывались Юлия и Аня.

За попытками безутешного отца забрать дочь всё это время наблюдали журналисты. Под прицелом теле- и фотокамер Алексей Панин живо и эмоционально рассказывал, что приехал в Петербург за восстановлением справедливости и собирается вернуть вероломно похищенную у него дочь. В краже девочки он обвинял не только Юлию Юдинцеву, но и полицию, и детского уполномоченного...

– Юля позвонила нам и попросила помочь выбраться из укрытия, потому что ребёнок не мог сидеть в закрытом помещении, – рассказала «НВ» Светлана Агапитова. – Нам помогла транспортная полиция – они предложили обеспечить безопасный коридор для Юли и Ани. Для допроса и оформления протокола (Панин написал в полицию аж 4 заявления о похищении ребёнка. – Прим. авт.) мать с дочерью надо было доставить в отдел полиции у Варшавского вокзала.

В принципе, к задержанию Панина на 10 суток привела миротворческая идея Светланы Агапитовой. Тут стоит сделать отступление и пояснить: при аппарате детского омбудсмена работает служба медиации, которая сводит за столом переговоров родителей-спорщиков. Делящий ребёнка эпатажный артист, по сути, ничем не отличается от рядового обезумевшего отца, который, желая отомстить экс-жене, давит на самую больную мозоль – ребёнка. И таких случаев в Петербурге – тысячи, просто эта история получила огласку благодаря громкому имени отца. Хотя у многих свидетелей конфликта сложилось впечатление, что артист с компанией пытаются на этой истории лишь пропиариться.

А иначе как можно объяснить неадекватное поведение Панина? Зачем любящий отец, который хочет видеться с дочерью, станет её пугать, преследовать, забирать от матери. На предложение пообщаться в присутствии омбудсмена Панин начал хамить, устроил погоню за машиной, где сидели экс-жена с дочерью, снёс шлагбаум на ЗСД…. А к моменту приезда Светланы Агапитовой Алексей Панин уже находился у входа в отделение полиции и во всеуслышание требовал вернуть дочь, не стесняясь в выражениях. Впрочем, обо всём этом в четверг вечером наперебой сообщали СМИ. Мы же о другом – о том, что происходило за закрытой дверью отделения.

– Юлия и Анечка, измотанные трёхдневной осадой, ждали меня в кабинете начальника отдела, – рассказала «НВ» омбудсмен. – Девочка обнималась с мамой, нежно с ней разговаривала. Казалось, события последних четырёх месяцев стёрли следы их многолетней разлуки. Аня выглядела уставшей, но при этом была в хорошем настроении, играла, шутила. Чтобы прекратить осаду, нужно было дать Панину пообщаться с ребёнком. Возможно, увидевшись с ней, он бы и уехал. И Юлю я практически уговорила, но когда я стала общаться с Анечкой – она категорически отказалась встретиться с папой. Девочка схватилась ручками за голову и твердила: «Нет, нет, я не хочу, я не буду». Давить на ребёнка, конечно, никто не стал.

Светлана Агапитова уговорила Аню сделать видеообращение к папе: чтобы он убедился, что у девочки всё хорошо. Но, оказалось, что смотреть запись уже было некому. Пока уполномоченный беседовала с Юлией и Аней, Алексея задержали за хулиганство и отвезли в другое полицейское отделение.

– Сейчас мама с дочкой находятся в одной из кризисной квартир, дальше будем решать вопрос их местожительства, – пояснила Агапитова «НВ». – Хотелось бы, чтобы подобного рода преследования прекратились. Мы давно настаиваем на том, чтобы стороны, если они не умеют договариваться мирно, в суде определяли график общения с ребёнком. Но пока обращение поступило только со стороны Юлии, Панин в правовом поле ещё не готов действовать. Он предпочитает публичные выступления, заявления и оскорбления. Конечно, мы надеемся, что здравый смысл возобладает в этой ситуации.

 

Софья Андреева, редактор отдела городской информации. Фо­то предоставлено пресс-службой уполномоченного по правам ребёнка в Петербурге
Курс ЦБ
Курс Доллара США
90.25
0.06 (0.07%)
Курс Евро
97.88
0.02 (-0.02%)
Погода
Сегодня,
24 май
пятница
+23
Ясно
25 май
суббота
+21
Слабый дождь
26 май
воскресенье
+20
Слабый дождь