Общество

На пыльных тропинках далёких планет?

30 января

В России предлагают отказаться от орбитальных станций и заняться межпланетными путешествиями

Членам экипажа МКС приходится выходить в открытый космос не только для установки нового оборудования, но и для устранения неисправностей



Земной мир стоит на пороге новых грандиозных космических путешествий. Осталось только определиться с тем, куда отправимся, зачем и на какие деньги.

«Кризис жанра»

В середине января на Международной космической станции (МКС) произошла  нештатная ситуация. В американском сегменте датчик показал утечку аммиака. Все шесть членов экипажа – трое россиян, двое американцев и итальянка – забаррикадировались на российской «территории». Позже, к счастью, выяснилось, что никакого выброса не было – всего лишь ложное срабатывание датчика.

Подобных неисправностей и даже поломок в последние годы на орбитальной станции было немало. И случайными их назвать трудно. МКС – уже космический ветеран: её строительство на околоземной орбите началось ещё в ноябре 1998 года. При этом первоначально станция была рассчитана на 15 лет эксплуатации. Это означает, что в будущем надо ждать новых неполадок, причём, возможно, более серьёзных, а следовательно, космонавтам и астронавтам придётся всё больше времени и сил тратить на их устранение или, неровен час, экстренно эвакуироваться на Землю. В общем, самое время задуматься: а что дальше?

В США звучали разные заявления относительно дальнейшей работы на МКС. Сперва руководители НАСА заверяли, что готовы работать на станции до 2020 года. Потом президент Барак Обама назвал 2024 год, ещё позже в НАСА поминали даже 2028-й. 

В России о вероятности выхода из проекта МКС впервые заговорили ещё в 2012 году. Владимир Поповкин, в ту пору глава Роскосмоса, на аэрокосмическом салоне в Фарнборо сказал, что Россия уже готова к постройке собственной станции, даже разрабатывает отдельные модули и к концу 2018-го планируется начало её строительства на орбите. В минувшем году профильный вице-премьер Дмитрий Рогозин вернулся к той же теме, заявив, что Россия впредь не собирается участвовать в этом международном проекте, поскольку он для неё уже «прошедший этап», и будет создавать свою станцию, без американцев.

Юрий Караш, член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, идёт дальше. Он утверждает, что орбитальные станции – это «кризис жанра», и называет их «околоземной каруселью».

– Если суммировать все расходы на МКС, – говорит Юрий Караш, – то из них лишь 10 процентов тратится на науку. 77 процентов идёт на поддержание комплекса в рабочем состоянии и на транспортные услуги, доставку людей и грузов на орбиту и обратно.

Действительно, вот уже скоро 60 лет наша страна занимается исследованиями космоса на околоземной орбите с помощью пилотируемых и непилотируемых аппаратов. Само собой, это не значит, что на орбитальных полётах пора ставить крест. Но явно пора смещать акценты в пользу исследований на других планетах. Весь вопрос только, каких именно?

Куда лететь?

В самые последние годы число космических стран увеличилось. И почти все «новички», как выяснилось, с большими амбициями. Если послушать их заявления, так они в обозримом будущем собираются облететь чуть не половину Солнечной системы. А некоторые уже и летают. Например, в 2010 году Япония отправила к Венере первый в мире космический аппарат с солнечным парусом. В 2013-м Китай доставил на Луну свой первый планетоход «Юйту». В 2014-м первый в истории Индии межпланетный аппарат стал искусственным спутником Марса. В том же году зонд «Розетта» Европейского космического агентства (ЕКА) достиг кометы Чурюмова – Герасименко и высадил на её поверхность модуль «Фила»…

Ну а что же Россия, первая в мире космическая держава?

Отечественные аппараты после распада СССР ни разу не летали дальше земной орбиты. Единственная попытка – запуск в ноябре 2011 года автоматической межпланетной станции (АМС) «Фобос-Грунт», которая должна была доставить на землю образцы грунта со спутника Марса, – закончилась неудачей. Станция не смогла покинуть орбиту нашей планеты и в конце концов сгорела в земной атмосфере.

Тогда по этому поводу было высказано много упрёков в адрес оте-чественной ракетно-космической отрасли. Однако, наверное, посыпать голову пеплом тут неуместно. Во-первых, столь большой перерыв в полётах в дальний космос не мог пройти бесследно. А во-вторых, и у других космических держав, в том числе США, случались аварии, причём приводившие к потере не только уникальной аппаратуры, но и людей. Пожалуй, наиболее верную оценку проекту – ещё до запуска – дал генконструктор и гендиректор НПО имени С.А. Лавочкина Виктор Хартов: «Это очень рискованная миссия, но надо лететь, надо делать первый шаг».

И опять-таки тот же вопрос: куда лететь? 

В последнее время Дмитрий Рогозин делал на сей счёт самые разные заявления. Он говорил и о создании российской высокоширотной орбитальной станции, и о полётах на Луну, даже её колонизации, и о полётах к Марсу и его спутникам. Совсем недавно он сказал, что России надо сосредоточиться на создании системы астероидной защиты нашей планеты и даже поиске инопланетян.

За эту всеохватность и разнобой в направлениях в планах освоения космоса вице-премьера уже неоднократно критиковали. С одной стороны, критика обоснованная: даже самая богатая страна не в силах так разбрасываться в освоении космического пространства, а тем более Россия, переживающая нынче не лучшие финансово-экономические времена. Но с другой стороны, и в остальных космических странах звучат не менее причудливые заявления. Потому что ни у кого, по всей видимости, ещё не выработано чёткого видения, куда двигаться дальше, поэтому всяк пока стремится застолбить в космосе как можно больше «участков». Почти как в том старом анекдоте – всё, конечно, не съем, но понадкусываю.

Мечтать полезно

Надо думать, чёткие программы дальнейшего освоения космоса в разных странах, в том числе и в России, уже составляются. Что там написано, неизвестно, но, по крайней мере, два аспекта таких программ ясны априори.

Первое: должен быть учтён финансовый фактор. НИОКР и практическая подготовка техники и оборудования (а во всём этом по каждому проекту всегда задействованы десятки тысяч человек), затем старт, полёт, работа на космическом объекте и возвращение на Землю – это многие миллиарды долларов. Поэтому победят те государства, которые сумеют минимизировать расходы. США уже показали один из путей такой минимизации – там наряду с НАСА работают, по крайней мере, две частные компании – SpaceX (Space Exploration Technologies Corporation) и Virgin Galactic. В России тоже появляется космический бизнес, говорилось, в частности, о компании «Даурия Аэроспейс», хотя о каких-либо её успехах пока не слышно. Другой способ сделать космос дешевле – кооперация с другими странами. В этом отношении Россия уже немало преуспела, развивая научное сотрудничество с европейцами, японцами, китайцами, индийцами. 

Второе: должно быть выявлено столько направлений и такого объёма, которые по силам, ведь количество КБ, предприятий и специалистов в каждой стране, в том числе в нашей, не беспредельно. Для России таким направлением может быть в первую очередь Луна, потому что в этой области наш опыт сравним разве что только с американским, а также защита от астероидной опасности, хотя бы потому, что площадь нашей страны намного больше, чем у любой другой, а значит, «гостинцы» из космоса у нас наиболее вероятны.

…Однако предвижу возражение читателей: «У нас такой кризис, что как бы по миру не пойти, а вы про дальний космос! Что за маниловщина!»

Что ж, в 1950-е у нас хоть и не было никакого кризиса, но после самой разрушительной из всех войн положение было даже хуже. Тем не менее наши предки смотрели в будущее, мечтали о нём и сделали всё, чтобы отправить в космос первый в мире спутник, а затем и первого космонавта. Причём не только в рекламно-политических и военных целях. В ту пору почти никто ещё не мог предвидеть, что через несколько десятков лет целые эскадрильи спутников будут ретранслировать по всему миру радио- и телепрограммы, предсказывать погоду, нести на себе точнейшие средства навигации, помогут получить такие-то и такие-то новые технологии. Однако всё это случилось и кардинально преобразовало нашу жизнь.

 

То же наверняка произойдёт и при освоении дальнего космоса. Какие именно мы получим от этого дивиденды, сегодня никто не знает. Но в том, что получим, сомнений нет. 


комментарий

Олег Мухин, вице-президент Федерации космонавтики России, почётный академик Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского:

– Сегодня всё больше стран стремятся осваивать космические технологии, поэтому спутники, орбитальные станции, космический туризм – это ближайшее будущее. А полёты к Луне, к дальним планетам, к звёздам? Это требует выработки чёткой цели, конкретных задач и необходимости для всего человечества. Поэтому серьёзное проникновение в дальний космос возможно только при международном сотрудничестве всех стран мира. Развитие космонавтики – будущее нашей планеты.


Сергей Ачильдиев, редактор отдела спецпроектов «НВ». Фо­то EPA/Alexander Gerst/ESA/Handout / ТАСС
Курс ЦБ
Курс Доллара США
90.25
0.06 (0.07%)
Курс Евро
97.88
0.02 (-0.02%)
Погода
Сегодня,
24 май
пятница
+24
Ясно
25 май
суббота
+22
Облачно
26 май
воскресенье
+21
Облачно