Общество

«Поведение Панина опасно для меня и ребёнка»

30 января 08:32

Юлия Юдинцева рассказала «НВ», что не ограждена от нападок актёра Алексея Панина, и попросила защиты у правоохранительных органов и государства

 

Скандальный актёр Алексей Панин, всеми правдами и неправдами желающий вернуть 7-летнюю дочь, в воскресенье вышел из следственного изолятора. Проведя 10 суток за решёткой, поплатившись таким образом за хулиганство, горе-отец не успокоился. Он заявил СМИ, что после небольшого тайм-аута снова кинется на поиски Нюси. Юлия Юдинцева сейчас укрывается с дочкой в кризисной квартире, подобранной аппаратом уполномоченного по правам ребёнка. С журналистами женщина по понятным причинам не общается уже много лет. Но для «НВ» она сделала исключение.

Мы разговаривали с Юлией 40 минут, но этого хватило, чтобы осознать, насколько искажён её образ в СМИ. Она безумно устала от безысходности, неопределённости и преследований. Вероятно, после всего случившегося она ненавидит Алексея Панина всей душой, но столь же сильно любит свою дочку и намерена защищать её до конца. Как любая мать.

– Юлия, в сентябре прошлого года вы с помощью детского омбудсмена наконец вернули себе дочку, хотя по решению суда могли сделать это ещё пять лет назад. Аня что-то рассказывала о своей жизни вместе с отцом и бабушкой?

– Я не осмеливаюсь допрашивать девочку, потому что боюсь нанести ей дополнительную психическую травму. Но что-то из её воспоминаний так или иначе всплывает. Одно могу сказать точно: эти пять лет отразились на психике девочки не лучшим образом. Но Аня – разумный и достаточно взрослый ребёнок, чтобы разобраться во всём и понять, почему мы с ней не могли видеться все эти годы. По воле Панина мы были лишены встреч, хотя, начиная с 2009 года на руках у меня было решение суда о том, что дочка должна жить со мной.

– Как вы жили эти несколько месяцев в Петербурге после воссоединения с дочкой?

– Прекрасно. Со временем я даже стала забывать об этом кошмаре.

– Насколько мне известно, Панин приходил в аппарат Светланы Агапитовой и требовал вернуть ему дочь. Вас он не трогал?

– Нет, до известных январских событий он меня не преследовал. Возможно, просто не знал, где мы скрываемся, или ему это было попросту не нужно. Мне сложно угадать мысли психопата и беспредельщика. Со своей стороны, мы пытались установить порядок встреч с дочкой в законном русле – регулярно присылали ему по почте предложения о режиме свиданий с ребёнком. Но все они вернулись к нам непрочитанными, никакой реакции не последовало. Видимо, он в общении с дочерью не заинтересован.

– Как вы собираетесь действовать дальше? Вы же не можете до бесконечности прятаться в кризисной квартире. Светлана Агапитова говорит, что готова организовать вам ещё одну встречу с Паниным, чтобы расставить все точки над «i»

– Мне кажется, что с ним бесполезно вести переговоры, пора принимать меры защиты. Панин и его окружение опасны для общества. Я боюсь за свою маму, которая живёт в нашей квартире. Боюсь за Нюсю. Боюсь за себя. Я боюсь лишний раз выйти на улицу – вдруг кто-то подъедет, брызнет баллончиком в лицо и заберёт у меня ребёнка. Эти люди непредсказуемы. Я не знаю, чего от них ждать. Поэтому я бы не хотела, чтобы моя дочь его видела. Для чего нужны встречи, которых он добивается? Что он на них будет делать? О чём он собирается говорить с ребёнком? Именно поэтому для Ани подобные встречи – большой стресс.

Недавние события показали, что человек ведёт себя неадекватно. Как на это можно реагировать? Я не понимаю, почему вся страна его нянчит, – многие СМИ буквально культивируют неадекватное поведение Панина. Разве это нормально? Человек ведёт себя как уголовник, нарушает закон, совершает безумные выходки: ломает шлагбаумы, подрезает полицейские машины, но при этом он не сидит в тюрьме. Что хотят СМИ показать таким образом народу? Что так можно себя вести? Что это нормально? Мне больно смотреть на происходящее. Я не ожидала, что последует такая реакция. Журналисты не просто ничего не сделали, а ещё поддержали его безумства. Как я поняла, что они его подкармливают, – ему за это платят. Панин постоянно нарушает общественный порядок, но почему-то его никто не останавливает. Он колесит по стране и всё это творит! А этой вседозволенности все апплодируют. Ведь должен же закон в этой опасной ситуации защищать мать и ребёнка? С этим можно что-то сделать?

– Может, вы хотите обратиться к Панину через нашу газету?

– После его неадекватных действий это бессмысленно. Я бы хотела обратиться к правоохранительным органам, чтобы меня оградили от его преследований. Кто это должен делать? Государство? Полиция? Я гражданин Российской Федерации, налогоплательщик, поэтому хочу, чтобы меня защитили от беспредела. Я имею всё нужное для нормальной жизни, но не могу этой жизнью жить. У меня есть решение суда, своя квартира, я коренная петербурженка, но мой ребёнок не может нормально ходить в школу. Аня сейчас находится на домашнем обучении по соображениям безопасности. Какого чёрта я должна так жить? Я хочу задать этот вопрос законодателям, законоисполнителям, надзорным ведомствам. Только непонятно, кому задавать эти вопросы. Я бы очень хотела, чтобы этот кошмар поскорее закончился. Мы с дочкой хотим просто жить своей обычной жизнью, а не прятаться, как преступники.

– Насколько мне известно, Аня наотрез отказывается видеться с отцом.

– Всё это время после бесчинств Панина Анюта очень боялась, что её снова отнимут у меня. К сожалению, тогда она увидела настоящее лицо отца и отвернулась от него. Она действительно отказывается встречаться с Алексеем. Я никак не могу понять: неужели ему это было нужно? Он этого добивался? Я всеми силами пыталась изолировать дочку от скандального образа Панина, не затрагивать эту больную тему. Говорила, что всё наладится, переменится, перемелется и будет мука. Но его поступки открыли ей глаза на истинное удручающее положение вещей.

– Что вы собираетесь делать дальше?

– Когда имеешь дело с непредсказуемыми людьми, то трудно спланировать свои действия. Но однозначно мы собираемся лишать его отцовских прав. Первые шаги для этого уже сделаны.

– Панин платит алименты?

– Нет, хотя они ему присуждены.

– Но, к сожалению, лишение прав не сотрёт из его головы безумные мысли.

– Да, я боюсь, его уже ничего не остановит. Положение становится всё опаснее. Этот человек позорит всех и вся. Со стороны стыдно смотреть на его поведение. Мне его искренне жаль.

– Но жизнь ребёнка, несмотря на превратности судьбы, должна продолжаться. Чем увлекается Нюся?

– Девочка занимается английским, увлекается музыкой. Она хочет пойти в музыкальную школу – по моим стопам (Юлия Юдинцева закончила музыкальную школу по классу арфы, – Прим. ред.). У нас дома есть два инструмента – арфа и пианино, но пока, увы, нет возможности заниматься музыкой. Нюся очень способная, у неё есть желание всему научиться. Живой интерес ко всему новому выдаёт огонёк в глазах. Ей присущи старательность и прилежность. Она прекрасно читает, пишет, ведёт свой дневник. Малышка успешно справляется с учебной программой первого класса.

Но самое главное – девочка хочет жить дома, жить нормальной жизнью, ходить в школу, в кружки, общаться с друзьями. Она постоянно спрашивает меня: «Мама, когда всё это закончится?» А я всеми силами пытаюсь защитить права ребёнка от папы-психопата. Поэтому и вынуждена прятаться, скрываться. Последние события показали, что ничего хорошего не будет, никакой нормальности, позитива ждать не стоит. Конечно, ребёнку нужны и папа, и мама, но только если родители адекватные и готовы договариваться в рамках закона.

– Нежелание ребёнка видеть отца можно понять. Видимо, ей нужно время, чтобы оправиться от потрясения, – слишком долго её делили как игрушку.

– Конечно, время лечит. Но чтобы вылечиться, нужно поддерживать хоть какую-то видимость нормальности, а этого нет. И к чему делать из ребёнка дурочку? Лучше сказать ей правду. Потом пройдёт время и она спросит, почему от неё скрывали реальное положение вещей. Я пыталась ограждать девочку от этого кошмара, но больше не в силах, потому что она не слепая и всё видит. Аня очень разумная девочка и очень страдает.

– Всему всегда есть объяснение, наверное, и поведению Панина оно тоже должно найтись. Не всегда же он был таким. Он сам себя довёл до такого состояния или эпатажное поведение чем-то мотивировано? У вас есть версии?

– Я не знаю, чем это вызвано. Просто человек живёт в атмосфере вседозволенности, он едет по этим рельсам, разгоняется, и его уже не остановить. Думаю, родители с детства не заложили в нём достойного образования, воспитания, сдерживающих рамок поведения. Это их упущение. Не знаю, честно говоря, не хочу об этом думать. Думаю, в неадекватном человеке есть какие-то скрытые механизмы, которые так или иначе заложены в нём, и при определённых обстоятельствах они выходят наружу. Это закладывается в семье, возможно, что-то в своё время упустила и я.

– Вам не кажется, что всё происходящее не что иное, как мышиная возня, которая возведена до культа Панина?

– Именно так! И это продолжается уже восьмой год. СМИ и государство, поощряя поведение Панина, заявляют эту ненормальность как норму для остальных. Получается так: если за эти бесчинства нет наказания, то его образцу могут последовать другие. За последние годы я много видела подобных ситуаций, и всегда дети оказывались беззащитны. Они являются жертвами конфликта, потому что не защищены их матери. Я ещё раз обращаюсь к правоохранительным органам, правительству, ко всем: остановите этот произвол! Позвольте мне просто спокойно жить!

 



справка «НВ»

Фотомодель Юлия Юдинцева и актёр Алексей Панин начали делить 7-летнюю Аню в 2008 году. Тогда отец забрал годовалую малышку у матери и пять лет воспитывал её вместе с бабушкой. Юлии видеться с дочкой не давал, даже несмотря на решение суда от 2009 года. В сентябре прошлого года Юдинцева с помощью специалиста аппарата Светланы Агапитовой увезла девочку в Петербург. 

Новый виток эта история получила в середине января. Горе-отец сумел выяснить, где находятся девочка с мамой, и приехал из Москвы в северную столицу. Три дня и три ночи держал осаду под окнами здания, где находились бывшая жена и девочка. Но прорваться в здание Алексею не позволили сотрудники полиции и работники адвокатской фирмы, в служебной квартире которой укрывались Юлия и Аня. На предложение пообщаться в присутствии детского омбудсмена Панин хамил, устроил погоню за машиной, где сидели экс-жена с дочерью, снёс шлагбаум на ЗСД…. У дверей полицейского отделения скандальный актёр во всеуслышание требовал вернуть дочь, не стесняясь в выражениях. Суд за погоню за служебными автомобилями привлёк актёра к административной ответственности – Панина посадили на 10 суток. В воскресенье он вышел из следственного изолятора и сообщил СМИ, что на пару дней уезжает в Москву, но намерен вернуться и продолжить поиски дочки. Юлия с Аней сейчас находятся в кризисной квартире, подобранной аппаратом уполномоченного по правам ребёнка. 




Беседовала Софья Андреева, редактор отдела городской информации. Фото ТАСС
Курс ЦБ
Курс Доллара США
65.75
0.224 (-0.34%)
Курс Евро
76.05
0.451 (-0.59%)
Погода
Сегодня,
15 октября
понедельник
+18
Ясно
16 октября
вторник
+13
Ясно
17 октября
среда
+10
Облачно