Культура

Анджелина Джоли: «Усыпанный розами актёрский путь – это путь в никуда»

31 января 02:49

В эксклюзивном интервью «НВ» звезда Голливуда рассказала о том, легко ли актрисе становиться режиссёром и в каких случаях деньги в кино – не главное


 

Её актёрские работы знают все: это роли в лентах «Угнать за 60 секунд», «Лара Крофт. Расхитительница гробниц», «Александр», «Мистер и миссис Смит», «Особо опасен», «Солт», «Турист»... Вот и на наши вопросы Анджелина отвечала, находясь в Австралии на съёмках очередного фильма. Между тем уже стартовал и вызывает массу споров и дискуссий третий режиссёрский проект голливудской дивы – «Несломленный». Способна ли Анджелина Джоли войти в историю кино как режиссёр или же она так и останется в памяти миллионов лишь красавицей с цепким взглядом и точёной фигурой?..

– Анджелина, в какой момент у вас родилось желание встать по другую сторону камеры? 

– Наверное, подобное желание присутствует у каждого на съёмочной площадке. Просто одни его катализируют в какой-то новый виток своей биографии, а кто-то так и остаётся со своими мечтами наедине. Не секрет, что буквально каждый из нас, актёров, на съёмках формирует свой собственный кадр – так называемый «актёрский дубль» (традиция в кино, когда актёру разрешают снять кадр так, как он его видит, а не как хочет режиссёр. – Прим. ред.). Так, помню, было со мной на съёмках некоторых блокбастеров – «Угнать за 60 секунд» – или же во время съёмок кинопохождений Лары Крофт. Так я проверяла свои режиссёрские способности. В такие моменты всё идёт будто бы как обычно: материал сняли, прозвучала команда постановщика «Стоп, снято!», но... И тут мы пересматриваем только что отснятое на маленьком телевизоре, режиссёрском мониторе, так называемом play back monitor, и начинаешь... да, снимать свой собственный маленький фильм!

– А режиссёры этих картин с вами в такие моменты всегда согласны?

– Кому же нравится «актёрский дубль»! Это же в большинстве своём вообще считается какой-то шалостью, баловством, актёрской прихотью. А есть такие проекты, когда на это и вовсе просто нет времени. Особенно когда ты работаешь в реальных, взаправдашних джунглях, с вечной зыбкой моросью, какими-то кровососущими насекомыми, плюс ко всему кругом всё время что-то чавкает и ухает… Тут не до красоты кадра, отснял – и двигайся дальше! Если же вдруг что на съёмках не вышло, позже режиссёр картины «вытянет» отработанное на монтаже. Но когда съёмочный процесс проводится в комфортных условиях, например в павильонах Голливуда... Здесь мы стараемся вовсю, здесь «актёрский дубль» – наше законное право, без него просто никак…

– Насколько легко дался вам переход в режиссуру?

– Конечно, это было непросто, но велико было и моё желание. Хотелось попробовать себя. Понять свои творческие возможности. Оттолкнуться от скоропалительного «хочу ли я», выйти на уровень «могу ли я» и утвердиться на этом уровне: да, я могу, я сумею управлять тем процессом, частью которого до этого момента была сама. И мой первый полноценный, полнометражный художественный проект – картина, полная глубокого драматизма и чувственного лиризма «В краю крови и мёда», – стала для меня своего рода экзаменом на профессиональную зрелость. Я считаю, что эту проверку смелости прошла довольно-таки сносно. 

Да, не везде картину приняли хорошо, даже в Америке, но я сознательно шла на финансовый риск, когда приступила к этому хрупкому и противоречивому материалу. Я чётко осознавала отсутствие внятной коммерческой составляющей проекта. Мне важно было иное: самой снять фильм, который от меня никто не ожидал. И я этот психологический барьер преодолела. И пусть фильм «В краю крови и мёда» не смог покорить широкие зрительские массы, меня теперь воспринимают куда глубже, чем просто мускулистую девушку, способную разве что на «разграбление» древних могильников.

– А что думаете о судьбе вашего нынешнего проекта «Несломленный»?

 – Сложно просчитать его судьбу – зрительскую, коммерческую… Но в нём словно отражена моя собственная судьба. Этот дивный спортсмен, мудрый, добрый, очаровательный человек по имени Луи Замперини (он буквально несколько дней не дожил до премьеры фильма) – самый что ни на есть пример для подражания. Не стану пересказывать сюжет картины, но когда я познакомилась с этой историей, а потом и с человеком, сразу поняла: вот он, образец, достойный уважения и воспроизведения на экране. 

– Ваши режиссёрские работы – как первый художественный фильм, так и нынешний – совсем иного плана, характера, чем те картины, в которых вы снимались как актриса. Почему так вышло?

– Тут всё просто. Режиссура для меня – мой собственный путь познания кино, попытка творчески раскрыть себя: я сама выбираю историю и сама её реализую на экране, говорю своим собственным киноязыком. И при этом расту над собой, профессионально взрослею. А в большом, крупнобюджетном кино невозможно быть столь категоричным: бюджет, деньги, продюсер – это всё никуда не денется, если вы играете по общепринятым правилам игры под названием «Голливуд». 

Актёрский путь – пусть и покрытый розами, но, по большому счёту, в никуда. По крайней мере для меня. В таком бизнесе, как кино, нельзя жить только сегодняшним днём. Нужно уметь заглядывать за горизонт. Не случайно я согласна выступать в самых разных амплуа, вплоть до сугубо сказочных, но очень продуманных и проработанных образов, как в диснеевской сказке «Малифисента». Мы все понимаем: у любой актрисы есть предел возможностей, и когда он наступит – с возрастом или с исчерпанием твоего амплуа, – неизвестно. Ясно одно: твоё лицо рано или поздно выйдет из моды – и такое случается довольно-таки часто. Либо же, наоборот, ты станешь настолько часто появляться на экране, что режиссёры начнут искать тебе замену «для разнообразия кадра». 

Режиссёрское кресло – выход из такого положения. Я могу сфокусироваться на сюжете без привязки к себе, без привязки к своему лицу и образу, типажу и амплуа, здесь я... сама творю историю, при всех финансовых обременениях. Да, мои проекты не блокбастеры, я пока не стремлюсь браться за крупные идеи. Отсюда, кстати, истории, которые лежат в моих режиссёрских художественных проектах, которые – что характерно, оба – я считаю своими режиссёрскими дебютами. Точнее, одним большим режиссёрским дебютом, разбитым на две разнохарактерные истории.

Только первый фильм – «В краю крови и мёда» – на одну тему, у него тяжёлый в своём внутреннем развитии сюжет. А нынешний – «Несломленный» – красивая, честная и яркая биографическая работа. О спортсмене, который сумел преодолеть себя, прыгнуть «выше головы» и справился с тяготами и проблемами внешнего мира (он попал в самое пекло Второй мировой на Тихом океане). Кстати, когда мы с ним познакомились, выяснилось, что мы с Замперини не просто на одном побережье, в одном городе – в нескольких домах друг от друга живём. Точнее, жили… Нет уже с нами этого славного человека, вдохновившего меня на хорошую киноисторию. Память о нём теперь будет жить в моём фильме.

 

Редакция выражает благодарность компании Universal и лично Анастасии Илловайской за помощь в организации данного интервью


Беседовал Дмитрий Московский. Фо­то EPA / Sebastian Kohnert / ТАСС
Афиша

1 октября, 16:00

Концерт «Великие мастера „короля-солнце“ Людовика XIV», Шереметьевский дворец

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

1 октября, 20:00
Концерт Sting СКК «Ледовый дворец»

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.65
0.572 (-0.99%)
Курс Евро
69.07
0.19 (-0.28%)
Погода
Сегодня,
25 сентября
понедельник
+9
Ясно
26 сентября
вторник
+14
Ясно
27 сентября
среда
+14
Слабый дождь