Общество

Сочинская Олимпиада: год спустя

12 февраля

«НВ» вспоминает наиболее яркие, с точки зрения журналистов, моменты Игр и рассказывает о том, чем живёт черноморский курорт сегодня.


Бывшие олимпийские объекты не пустуют круглый год

Ровно год назад внимание человечества было приковано к Сочи – миллионы жителей планеты, затаив дыхание, следили за ходом Олимпиады, радуясь победам своих спортсменов и наслаждаясь незабываемой атмосферой спортивного праздника. Хотя в олимпийский успех главного российского курорта поначалу верили лишь единицы – сколько шуток и язвительных комментариев мы слышали накануне Игр! Мол, все деньги распилят чиновники, спортивные объекты провалятся под землю, а сам Сочи так и останется «совковым санаторием». 

Но когда город скинул с себя ворох строительных лесов, перед изумлённым взором горожан и приезжих предстала совсем другая картина… Так как зимняя Олимпиада изменила город-курорт? И как сочинцы воспринимают её через год?

Настроения большинства сочинцев легко понять, если вы хоть раз побывали на свадьбе. Красочная церемония осталась позади, подарки вручены, гости разъехались, но атмосфера праздника ещё парит в воздухе и живёт в сердцах людей.

– Мы будем помнить эти Игры, как все советские люди помнят московскую Олимпиаду 1980 года, – довольно прищуривается Олег Анатольевич, который о своём роде занятий сообщает лаконично: «По профессии котельщик, по призванию болельщик». – Никто и представить себе не мог, что получится настолько красиво и душевно. Семь лет до этого мы жили как бомжи на стройке: просыпались под звуки экскаватора и засыпали под грохот вбиваемых свай. Пропади пропадом, думали, эта Олимпиада! Но когда начались Игры, всё вокруг преобразилось: люди сияют от счастья, улыбаются, хотят друг другу помочь. Есть такое советское слово «интернационализм» – вот это про нас. Мы были рады каждому гостю – и россиянину, и иностранцу. Со стороны, конечно, виднее, но я считаю, что Олимпиада нас сильно изменила.

Те, кто в последние десять лет регулярно наезжал в Сочи, думаю, подтвердят слова Олега Анатольевича. Похоже, Олимпийские игры вообще магически воздействуют на жителей городов, принимавших крупные спортивные мероприятия. 

Помню, как в 2008 году неподалёку от стадиона «Птичье гнездо» в Пекине ко мне подходили специально обученные китайцы, почтительно кланялись, как мандарины Сыну Неба, и спрашивали на хорошем английском: «Как я могу вам помочь?» Вот и сочинцы, доселе славившиеся ленцой, небрежностью и показным равнодушием к приезжим, стараются соответствовать заданной год назад высокой планке гостеприимства. К вам обязательно подойдут, если вы с недоумением крутите карту в руках, а особо радушные даже доведут вас до пункта назначения, попутно нахваливая свой город.

– У нас в 2013-м целую пропагандистскую кампанию зарядили, – вспоминает Олег Анатольевич. – Газеты, телевидение, радио – все призывали быть вежливыми и помогать гостям. Олимпиада прошла, но привычка осталась. Да и многим просто понравилось жить по-новому, ведь теперь городу хочется соответствовать!

 

«Не зря такие деньжищи вбухали!»

Мой первый пункт назначения – Олимпийский парк, расположенный на берегу Чёрного моря. Днём спортивные объекты – затейливые строения из стекла и бетона – большого впечатления не производят. Но когда вечером зажигается подсветка, туристы со всей России начинают восторженно ахать и охать по поводу тысяч красочных огней и огонёчков.

– А чё, не зря такие деньжищи вбухали! – одобрительно поднимает большой палец какой-то патриотично настроенный толстяк, фотографируясь на фоне стадиона «Фишт» в футболке с портретом Верховного главнокомандующего. – Зачётная деревенька… Вот только эти махины сейчас кому-то нужны?

Вопрос закономерный: скептики всерьёз опасались, что после окончания Олимпиады спортивные объекты будут простаивать без дела, но в большинстве случаев им всё-таки удалось найти достойное применение. Так, конькобежный центр «Адлер-Арена» переоборудовали в теннисный корт, ледовую арену «Шайба» превратили в гигантскую спортивную школу для детей, а Ледовый дворец «Айсберг» передали школе фигурного катания Татьяны Волосожар и Максима Транькова. Там в декабре с триумфом прошло ледовое шоу Ильи Авербуха. Ледовому дворцу с говорящим именем «Большой» повезло особенно – в нём стали проводить матчи КХЛ, ради чего в Сочи создали с нуля одноимённую хоккейную команду.

Впрочем, не все олимпийские объекты сегодня открыты для посещения и не всё пока удалось надлежащим образом «пристроить» после окончания Игр. Так, знаменитый стадион «Фишт», где год назад происходили удивительные по своей красоте церемонии открытия и закрытия, находится на реконструкции до 2018 года – его готовят к чемпионату мира по футболу. Гигантский медиацентр, который с гордостью показывали федеральные каналы, теперь носит почётное название «Экспо-центр», но в нём из крупных событий пока запомнились лишь инвестиционный форум и чемпионат мира по шахматам.

Не буду скрывать, основания для упражнения в антикоррупционном остроумии тоже при желании можно найти. Достаточно взглянуть на чашу олимпийского огня – она уже сейчас напоминает стену в ванной комнате, от которой потихоньку отваливается плитка. Но в целом Олимпиада явно пошла Сочи на пользу.

– Самое главное – люди искренне захотели заниматься спортом, – говорит сочинский журналист Александр, руководивший во время Игр группой волонтёров со всей России. – Объекты ведь почти все доступны для простого народа. У нас теперь модно бегать на коньках, играть в хоккей, спускаться на лыжах, да и просто по утрам трусцой бегать...


«Европа пришла в наш город»

Побывать в Сочи мне довелось по приглашению Молодёжного форума в рамках российско-германского «Петербургского диалога». Поэтому большую часть времени я осматривал его красоты в компании критично настроенных немцев. Мой коллега (назовём его Томасом) скептически смотрел из окна автобуса и с бухгалтерской дотошностью подсчитывал напрасно потраченные средства из российского бюджета. Но даже он к концу нашей поездки проникся симпатией к «русской Ницце».

– Ja, ja, das ist fantastisch! – признал Томас. – Я был в Москве, Петербурге и Самаре, но единственный европейский город в России – это Сочи. Ничем не хуже моего Дортмунда.

Действительно, Олимпиада позволила хотя бы в отдельно взятой точке страны навести человеческую, транспортную, ландшафтную и логистическую красоту. Олимпийский проект смыл застывшую пену предыдущих курортных сезонов – безвкусные ларьки, времянки, заборы, которые раньше безобразили побережье. И перед восхищённым взором горожан и туристов предстало величественное Чёрное море, безмятежно искрящееся на солнце, и суровая красота Кавказских гор, стоящих на страже этого райского уголка.

Не прошло бесследно и массовое строительство. Рядом с классикой сталинской архитектуры – морским и железнодорожным вокзалами – выросли современные люксовые отели, а монументальные советские санатории теперь соседствуют с изящными апартаментами и симпатичными особнячками, какие раньше мне доводилось видеть на побережьях Испании и Черногории. Нет, не все здания являются шедеврами, но, как говорят местные жители, «теперь мы живём в городе, а не в большой деревне». И это утверждение кажется справедливым благодаря поистине удачной инфраструктурной революции.

– Раньше мы восхищались Европой, а теперь Европа пришла в наш город, – не без гордости говорит Ирина, менеджер одной из местных фирм. – До Олимпиады мой муж добирался до центра два часа – единственная магистраль, идущая вдоль побережья, была наглухо закупорена пробками. А теперь ему достаточно 20 минут, потому что у Курортного проспекта появилась улица-дублёр. Повсюду сделаны удобные развязки. Асфальт ровный. Разметка отличная. Питерские друзья мне не верят, но пробки у нас свергнуты как класс!..

Положительные перемены отмечают не только автомобилисты, но и пешеходы. Теперь они могут чинно гулять по чистым улицам, оборудованным по последнему слову европейской урбанистики. Переходы-зебры оснащены динамиками, которые сообщают пешеходу, когда безопасно пуститься в путь, а когда переход следует завершить. Множество подробных дорожных указателей подсказывает на русском и английском языках, как дойти до театра или музея Олимпийских игр.

Захотели перебраться в другой район вдоль одного из самых протяжённых в мире городских побережий (более 200 километров)? К вашим услугам комфортабельная электричка «Ласточка», «летающая» в обе стороны каждые 10–15 минут. А ведь раньше сочинцы довольствовались одноколейкой, которую периодически засыпало камнями!

Отдельного упоминания заслуживают удобства, созданные для инвалидов при подготовке к Паралимпиаде. Вот человек с белой электронной тростью вышагивает по тротуару, уложенному специальной тактильной плиткой: когда он отклоняется от правильного курса, тросточка начинает негромко попискивать. Вот инвалид-колясочник спускается в переход с помощью специального лифта-подъёмника, чтобы на противоположной стороне улицы заехать в здание по почти удобному пандусу. И лично меня эти удобства покорили больше олимпийских объектов, поскольку именно по отношению к инвалидам можно судить о цивилизованности любого города и страны.

 

резюме

Сочи как образец для подражания

Спору нет, в Сочи не всё так идеально, как может показаться на первый поверхностный взгляд. Местные жители жалуются на ухудшившуюся экологию, высоченные цены, показуху, ориентацию властей на олигархов, а не на простых смертных. Сотни людей не получили достойной компенсации при переселении из прибрежной зоны, а многие сочинцы после окончания Игр потеряли хорошо оплачиваемую работу. Наконец, подъёмники для инвалидов в ряде ключевых точек из элемента доступной среды превратились в неподвижный памятник прошедшей Паралимпиаде.

Однако несмотря на многочисленные проблемы, олимпийская реконструкция Сочи стала одной из тех историй успеха, которых в последние годы нам так не хватает. Сбросив строительные леса, главный российский курорт предстал в образе Золушки, превратившейся по мановению палочки в прекрасную принцессу. Хотя волшебства никакого не произошло – положительные перемены стали возможны лишь благодаря вере в успех, самоотверженному труду и желанию созидать.

Теперь остаётся надеяться, что Сочи, как олимпийский факел, передаст другим городам тягу к обновлению. Во всяком случае, он накопил бесценный опыт, достойный подражания и копирования. Думаете, это невозможно? Но ведь год назад лишь единицы верили, что, отзываясь о Сочи, словосочетание «черноморская жемчужина» начнут произносить без тени иронии.


Михаил Тюркин, Сочи – Петербург


горные лыжи

 

На Роза Хуторе цветут эдельвейсы

Меня, как и всех, кто катается на горных лыжах, время от времени тянет в горы. У нас тут не горы, а холмы какие-то. В Кировске же, близком к Питеру, – полярная ночь, гостиниц нет и холодно. А ехать в Альпы – кусается…

Так что Сочи при сложившихся-то обстоятельствах казалось мне заочно идеальным местом для зимнего отдыха. Но среди моих друзей преобладали скептики. Они пожимали плечами, советовали лучше ехать кататься в Африку и во множестве слали мне ссылки на блоги. В «ЖЖ» очевидцы рассказывали и показывали, какая глупость была затеяна в горах, как теперь всё пустует и никому это всё не нужно. «Мёртвый город», «город-призрак», «одноразовые стадионы», «разъехались спортсмены и волонтёры, олимпийские объекты опустели» и «теперь там прорастёт трава, так как долго никого не будет…» – таков был смысл этих грустных, порой до неприличия трагичных постов.

В Сочи я попала в начале ноября. В Питере уже температура опускалась ниже нуля, а в аэропорту Адлера – плюс 20, пришлось даже лёгкую куртку снять. Доехать до горнолыжного курорта, который раньше звался Красной Поляной, а теперь это Роза Хутор, очень просто. Можно на машине. Можно на автобусе – два часа. Можно на скоростной электричке – час с лишним.

И я, естественно, поехала. На разведку.

Из-за того, что часть электричек за ненадобностью отменили, народу в поезде было сразу много, а в Адлере так просто штурмом вагон брали. Несколько многочисленных групп детей (были школьные каникулы), молодые люди парочками и компаниями – явно местные, приезжие не издалека, с чемоданами, иностранные туристы. Мест, конечно, на всех не хватило, стояли тесно.

Поезд сначала шёл вдоль моря, потом отвернул в горы. Пошли один за одним тоннели. Где-то снаружи, так и не увиденным, остался посёлок Красная Поляна. Новый же вокзал, когда мы все вывалились, приятно удивил – разумностью и удобством, эскалаторами, яркими мусорными контейнерами для раздельного сбора отходов, обилием матрёшек и олимпийских сувениров и… гидами, обещавшими бесплатные экскурсии.

Я тоже потянулась за группой. Перешли через реку, накопились на Ратушной площади, зашагали по набережной Лаванды, миновали три моста – Мишкин, названный так в честь олимпийского Мишки, Романов – в честь царской фамилии, знавшей и любившей эти места, Пешков – в честь главного архитектора Олимпийской деревни… Экскурсия началась.

Таким образом, четыре горнолыжных курорта конкурируют между собой. «Газпром-Лаура» заманивает посетителей какими-то необычайно красивыми пешими походами вниз, с вершины. «Альпика-сервис» уверяет, что именно у них лучшие виды на горы Кавказского хребта. На «Горную карусель» вас отвезут на микроавтобусе бесплатно и так же вернут назад, к электричке. А самый большой курорт, Роза Хутор, придумал водить экскурсии, на которых рассказывают историю этого места, показывают, где проходили олимпийские трассы, отвечают на вопросы – всё это во время подъёма от «Розы стадиона» (940 метров), через «Беседку» (1350), «Роза плато» (1170) до «Роза пик» (2327).

От плюс 15 мы поднялись до минус семи. Там, наверху, была уже настоящая зима со снегом. Которого было, конечно, для катания ещё недостаточно: до открытия сезона оставалось больше месяца. Но если горы вас манят и не отпускают – пожалуйста, попробуйте трекинг: надевайте альпийские ботинки, в руки лыжные палки – и вперёд, по специальной туристической тропе. Можно с гидом, можно без – всюду указатели, заблудиться невозможно.

И таких отмороженных, со счастливыми лицами в тот день было полно.

В итоге выяснилось, что на Роза Хуторе 35 трасс, большинство из них красные; что есть фрирайд и трассы для сплитборда. Что высокие горы защищают от ветра и здесь редко бывает ниже минус 7, солнца всегда много и в конце сезона можно загорать. Что кавказские снежинки намного больше европейских, поэтому снег здесь особенный, мягче и легче того, который у нас считается «пухляком», кавказский снег – это «пудра». Что системы снегообразования необходимы на соревнованиях не потому, что снега на Роза Хуторе не хватает, а для того, чтобы все спортсмены были в равных условиях – искусственный снег прочнее и трассы не так разбиваются. Нам рассказывали о том, как через перевал Аишха в Россию шёл из Турции контрабандный товар, а во время войны здесь была остановлена фашистская горная дивизия «Эдельвейс» (эдельвейсы здесь растут во множестве, срывать растения запрещено), показывали гору Чугуш и поимённо называли каждый из пиков хребта Псехако: Аибги, Ачишхо, Фишт, Джемарук, Цахвоа, Лоюб-Цухе, и это звучало как музыка.

И конечно, объяснили, что никаких девушек по имени Роза здесь отродясь не было. С 1870-х годов в горную долину переселились эстонцы, искавшие себе лучшую долю. Свой посёлок назвали Эсто-Садок (Эстонский Сад). А один из потомков тех переселенцев по имени Адул Рооза ушёл в горы и построил здесь хутор. Это всё правда. Дальше начинается легенда: будто бы олимпийское строительство началась на землях, принадлежавших Адулу, а его потомкам, которые обнаружились в современной Эстонии, было предложено даже некое вознаграждение, но они попросили сохранить в памяти имя предка. Вот почему Роза Хутор…

Экскурсия закончилась. Я вылезла из гондолы, сфотографировалась с олимпийским факелом, взобралась на пьедестал почёта (он настоящий!), поела харчо, кинула в Мзымту монетку, чтобы вернуться, и…

И в новогодние праздники осталась дома – ни одного места в таких многочисленных гостиницах этого горнолыжного курорта не нашлось.

 

Эльвира Дажунц


Фо­то Эльвиры Дажунц
Курс ЦБ
Курс Доллара США
87.96
2.542 (2.89%)
Курс Евро
94.26
2.806 (2.98%)
Погода
Сегодня,
24 июня
понедельник
+20
Облачно
25 июня
вторник
+22
Облачно
26 июня
среда
+25
Ясно