Город

Остались на бумаге

20 февраля

«НВ» продолжает серию публикаций в рамках проекта «Новый Петербург. Какой город мы оставим потомкам?». Сегодня речь пойдёт о пяти несостоявшихся проектах, которые могли изменить облик города

Город на Неве мог бы стать совсем иным. Например, лишиться красивых видов в историческом центре или уникальной небесной линии. И даже стать вторым Нью-Йорком с не менее угрожающими небоскрёбами. Однако этого не случилось. При этом нереализованные проекты не канули в Лету бесследно, а оказали косвенное влияние на привычный нам облик северной столицы. Некоторые идеи частично внедрили, что-то из задуманного подтолкнуло архитекторов к дальнейшему развитию. «НВ» решило вспомнить историю наиболее значимых градостроительных проектов Петербурга, которые по тем или иным причинам так и не были воплощены в жизнь.


Юнтоловский зоопарк

Петербургский зверинец не первый год жалуется на тесную территорию на Петроградской стороне между Александровским парком и Кронверкской набережной. Однако расширяться не позволяют законы – место историческое. В итоге решили строить новый зоопарк. Под него выбрали так называемую буферную зону Юнтоловского заказника: треугольный лес между Камышовой, Планерной улицами и продолжением Шуваловского проспекта.

В 2010-м в городе прошёл международный конкурс на разработку концепции, по результатам которого выиграл французский тандем Beckmann-N’Thépé architects – TN+ landscape designers. Они предложили идею шести островов в искусственном пруде, который хотели вырыть в парке. Каждый остров отдавался под животных с определённых континентов. Это предложение стало единственным, что осталось от мастер-плана французов, поскольку затем его переработала фирма «Интарсия».

С приходом Георгия Полтавченко из-за дороговизны власти свернули проект. А в прошлом году губернатор озвучил идею создать там экопарк с тропами для прогулок. Сейчас депутаты ЗС добавляют его в реестр зелёных насаждений общего пользования. Экологи, впрочем, не жалеют: ради зверинца хотели вырубить сотни деревьев, а также извлечь тонны торфа, что никак нельзя было назвать заботой о природе.


«Охта-центр»

Пожалуй, самый нашумевший отменённый проект в Петербурге – это 400-метровый «Охта-центр», который хотели разместить между Малоохтинской набережной, рекой Охтой и Красногвардейской площадью. Все археологически и исторически значимые объекты – существенные остатки шведских крепостей Ниеншанц и Ландскрона – при этом могли погибнуть безвозвратно.

В своё время градозащитники, архитекторы и неравнодушные петербуржцы писали открытые письма, устраивали митинги, проводили встречи с народом. И всё для того, чтобы показать: ни в центре, ни на границе с ним нельзя строить высотки, иначе они будут торчать над так называемой небесной линией города.

В итоге главный инвестор проекта «Газпром» согласился с переносом строительства в Лахту. Там будет реализован, по сути, тот же проект с пятигранным основанием, взятым от формы Ниеншанца, но на 100 метров выше.

Участок на Охте решили пока не застраивать из-за неопределённости с охранным археологическим статусом.

Дворец искусств

После того закрытия в 2007 году Василеостровского трамвайного парка власти задумались, как использовать его территорию. Изначально там хотели создать телефабрику, мощностями которой смог бы пользоваться Пятый канал. Затем пришла мысль о строительстве здесь Дворца искусств, аналогичного тому, что стоит в Будапеште. Во время посещения Венгрии Валентина Матвиенко предложила Шандору Демьяну, президенту местной девелоперской компании TriGranit, построить дворец и в Петербурге. По мнению экс-губернатора, в городе сейчас просто нет крупных концертных площадок, а Ледовый дворец всё-таки спортивное сооружение.

Дворец не помещался на территории, свободной от построек, поэтому решили снести половину исторического депо – три полусарая из шести, наиболее старых. Алла Манилова, в то время вице-губернатор, курирующий проект, уверяла общественность, что предложенный проект мастерской Михаила Мамошина не нарушает правила землепользования и застройки.

Однако с приходом в Смольный новой команды от Дворца искусств отказались и расторгли договор с инвестором, которого с трудом зазвала в Петербург Валентина Матвиенко. А в 2014 году окончательный крест поставило распоряжение КГИОПа: все полусараи поставили на охрану как памятники регионального значения.


Театр песни Аллы Пугачёвой

История театра уходит в докризисные времена. Весной 2008 года Смольный выделил фирме «Театр песни Аллы Пугачёвой» целый островок в устье Смоленки. Этот клочок земли намыли в советские годы, тогда же было выпрямлено русло реки. Композиционно остров разделил Смоленку на два рукава, и через каждый перебросили по два моста. Они получили названия 1–4-й Смоленские. Две из четырёх переправ предназначались для сквозного движения по Морской набережной. Но правительство Матвиенко планы советских градостроителей поставило под угрозу: театр должен был перекрыть трассу.

Инвесторы активно занялись разработкой проекта. Автором концепции выступило английское архитектурное бюро Populous. К российским реалиям её адаптировала проектно-производственная фирма «А.Лен» Сергея Орешкина. Предполагалось возвести здание в форме бриллианта, напоминающее, по словам Орешкина, проект Доменика Перро для второй сцены Мариинского театра.

Но важно другое: несмотря на заявленный статус концертной площадки, задуманное здание таковой, по сути, не являлось. Зрительный зал проектировался всего на 6000 мест. Основные же площади отводились под офисы, гостиничные номера, торговлю, видимо, чтобы отбить вложенные средства. В итоге положенных по высотному регламенту 40 метров стало не хватать, и «бриллиант» вырос до 70, то есть до 20 этажей.

Непомерные объёмы театра возмутили членов Градостроительного совета. И если к мнению экспертов создатели «второго мешка Перро» (так петербуржцы прозвали будущий театр) не прислушались, то выполнить решение суда пришлось. С иском обратились жители района, их поддержал депутат Законодательного собрания Алексей Ковалёв. Заявители сумели доказать, что сформированный земельный участок нарушил генеральный план Петербурга, поскольку не учёл прохождение через островок Морской набережной. В итоге проект, по вердикту служителей Фемиды, оказался невозможен. Между тем недавно комитет по развитию транспортной инфраструктуры вернулся к идее соединить Морскую набережную в единую магистраль. В 2015 году ведомство намерено провести конкурс на проектирование.

– Реализация строительства Морской набережной будет способствовать компенсации транспортной нагрузки в данном районе после подключения Западного скоростного диаметра к улично-дорожной сети Васильевского острова, – пояснил зампред КРТИ Виктор Васильев.

Но недавно «мыльная опера» с возведением театра вышла на новый виток. ООО «Театр песни Аллы Пугачёвой» подало заявление в арбитражный суд с требованием признать отмену постановления о возведении театра незаконной. Правда, иск о возмещении затрат, который ранее анонсировали представители фирмы, пока не подан.


Мариинка-2

Историю строительства второй сцены Мариинского театра жители Коломны по сей день вспоминают как страшный сон. Ради планов расширения в 2005 году снесли жилой дом стиля модерн, лавку Литовского рынка XVIII века и Дворец культуры имени Первой пятилетки. Все они вполне удачно смотрелись на своих местах, отражаясь в тихих водах Крюкова канала.

В ходе международного архитектурного конкурса победил проект француза Доменика Перро. Невиданная смелость – водрузить в центре Петербурга стеклянный мешок. Эксперты разделились на два лагеря. Городским архитекторам французская работа оказалась большей частью по душе, независимые же специалисты, наоборот, посчитали грядущий урон коломенской застройке и панорамам невосполнимым.

Что стало истиной причиной для отказа от проекта, можно только догадываться. Сперва говорили, что в проекте было почти четыреста технических ошибок, в том числе главная – Перро не знал, как убирать кровлю от снега. Но даже когда новый генпроектировщик — НПО «Геореконструкция-Фундаментпроект» — официально снял все замечания, проект реализован не был и власти провели новый конкурс. Победил канадский архитектор Джек Даймонд из Diamond + Schmitt Architects, которого изначально призвал в город Гергиев. И сегодня позади исторической Мариинки стоит, возможно, одна из крупнейших в городе градостроительных и архитектурных ошибок североамериканского производства.


напомним…

Проект стартовал с манифеста

Напомним, 18 февраля «Невское время» запустило общественный проект «Новый Петербург. Какой город мы оставим потомкам?», посвящённый проблемам современного градостроительства. Старт проекту дал манифест «НВ», подписанный многими известными петербуржцами. Этот манифест – призыв задуматься о городе, который строится на наших глазах, о городе, который мы оставим своим детям. Цель проекта – взять под общественный контроль процессы застройки новых районов, которые в последние годы, увы, идут под девизом «деньги решают всё».

Владислав Воробьёв
Курс ЦБ
Курс Доллара США
60.38
0.065 (0.11%)
Курс Евро
61.55
0.393 (0.64%)
Погода
Сегодня,
09 августа
вторник
+21
Слабый дождь
10 августа
среда
+22
Облачно
11 августа
четверг
+22
Облачно