Спорт

Тамара Москвина: «Родители перестали доверять тренерам»

26 февраля 22:37


Знаменитый тренер объяснила «НВ», в чём причина кризиса в парном фигурном катании, и рассказала о проблемах в работе с Юко Кавагути и Александром Смирновым

Чемпионат Европы по фигурному катанию, прошедший в Стокгольме, принёс если и не сенсацию, то неожиданный результат. В соревнованиях спортивных пар золотые медали выиграли петербуржцы Юко Кавагути и Александр Смирнов, ветераны, которым только ленивый не прочил скорый уход на пенсию. Но, похоже, расставание Юко и Александра с любительским спортом откладывается на неопределённый срок, к радости их многочисленных болельщиков. Об этом, а также о секретах петербургской «кузницы чемпионов» рассказала «НВ» наставница прославленного дуэта, заслуженный тренер СССР и России Тамара Николаевна Москвина.

– Насколько лично для вас стали сюрпризом результаты чемпионата Европы? Ведь обе золотые медали завоевали петербуржцы, хотя все ждали побед от москвичей.

– Для петербуржцев, конечно, это приятный момент. Но я обычно смотрю на эти результаты несколько под другим углом. Думаю, что результаты московской школы на Олимпиаде-2014 с лихвой перекрывают все питерские достижения в Стокгольме. К сожалению, ни Туктамышева, ни Кавагути – Смирнов в Играх не участвовали. Поэтому они готовились спокойно к следующему сезону. Конечно, приятно, что Юко и Саша выиграли чемпионат Европы. Но, если честно, я до начала соревнований ждала несколько других результатов в парном катании. Предполагала, что Столбовой – Климову дадут первое место за более высокий рейтинг и за присущие им ранее надёжность и стабильность. Но Ксения и Фёдор уже на тренировках перед стартом показались мне нетипичными – с большим количеством ошибок, которые затем проявились и в произвольной программе. А судьи адекватно оценили выступления, и Юко и Саша заслуженно стали чемпионами Европы.

– В начале сезона вы довольно осторожно говорили о перспективах Юко и Александра: нам бы этот год простоять-продержаться. А дальше – может, и всё. Золото чемпионата в Стокгольме внесло коррективы в ваш настрой и настрой ваших учеников? 

– А у нас всегда был один и тот же настрой. Мы смотрим, как складывается ситуация. И из этого исходим. Я поговорила с ребятами – они хотят продолжать кататься. Многое станет ясно после ближайшего чемпионата мира. Будет смысл продолжать, если ребята останутся в составе сборной России. По логике вещей, как действующих чемпионов Европы, их должны в неё включить.

– Что сейчас для вас самое сложное в работе с Юко и Сашей?

– Катастрофических сложностей нет. Честно. Самое сложное – добавлять, прибавлять, улучшать. Потому что за многие годы, может быть, у меня пропали какие-то рычаги воздействия. Может, у них притупилось восприятие новых требований. Чтобы совершенствоваться, им необходимы мелкие улучшения. А ребята не всегда их воспринимают.

– То есть вам сегодня труднее их убедить делать небольшие шажки для усложнения программы. 

– Да. Или, допустим, убеждать, что в определённый момент программы возможна ошибка, и им нужно быть внимательней. Они не всегда с этим соглашаются. Всё другое – мелочи. По сути, проблема сейчас только одна: как организовать группу парного катания с перспективой на развитие, а не для тренерского журнала. Над этим и работаем.

– В европейском фигурном катании сегодня наблюдается интересная тенденция: берут сильных одиночников, сводят в пару и спустя короткий срок получают хороший результат. Последнее время наблюдались постоянные проблемы с количеством участников на чемпионатах Европы в парном катании. Может быть, вот это – выход?

– Строго говоря, в своё время советская школа парного катания этим выходом и пользовалась. Ставили вместе спортсменов с хорошими прыжками. Вообще, считаю это правильным подходом для создания пар и юниорского, и взрослого уровня. Потому что прыжки изучаются, нарабатываются на протяжении многих лет в одиночном катании. А в парном так много других элементов взаимодействия, которые требуют огромного времени на изучение, что прыжки начинают «уходить». Другое дело, что в парном катании, в отличие от одиночного, можно обходиться всего двумя сложными прыжками. Поэтому если одиночник и одиночница ими владеют, если подходят друг другу по весу и росту, то самое разумное – поставить их в пару. Что мы всегда раньше и делали. Просто сейчас старый состав ушёл, а молодёжь ещё не выросла. К тому же все юные спортсмены (и их родители) сейчас, глядя на Плющенко и Липницкую с Сотниковой, мечтают быть такими же. Поэтому не рассматривают парное катание как возможность выступить на чемпионатах Европы, мира и Олимпийских играх и как вариант более быстрого достижения результата. 

– Вопрос: как вложить это понимание в головы спортсменов и их родителей?

– Нам, тренерам, очень непросто. Когда видишь потенциальных партнёров, начинаешь разговаривать – с детьми или с родителями,  а сначала – и с тренерами этих спортсменов. И сразу выплывает на поверхность желание тренера сохранить у себя спортсмена. Потому что за него он получает зарплату. И это вполне естественное стремление. Нужна либо замена уходящему спортсмену, либо материальная компенсация. Но непонятно, кто её будет платить. 

Есть и другая сложность: убедить родителей, что план будущей пары – оптимальный. Что партнёры подходят друг другу. Что у них есть перспектива сразу выйти на всероссийскую и международную арену. Например, я недавно разговаривала с одним из родителей. Спрашиваю: ваш сын в скольких соревнованиях участвовал? Он отвечает: ещё ни в одном, потому что он, по сравнению с другими мальчиками, значительно слабее. Говорю: а когда вы собираетесь выходить на старты? Он мне: может быть, через несколько лет. А парень по всем показателям подходит для парного катания! Причём  настолько, чтобы уже к августу нынешнего года показаться на прокатах для юниорской сборной и поехать на этапы юниорского Гран-при. То есть сразу выйти на международную арену.

Возможно, родители перестали доверять тренерам. Потому что раньше я бы вообще не разговаривала ни с кем из родителей. Они сами с детьми приходили бы ко мне: «Ой, мы так хотим в парное катание!» Сейчас – рисуешь им перспективы, они отвечают: «Нет, мы ещё подождём, нам надо окрепнуть». Я говорю: так вы и будете у нас крепнуть. Мы сразу вам дадим такую же маленькую девочку, с которой вы будете постепенно крепнуть и развиваться. И выходить на международную арену. Мы-то ведь видим перспективы... 

– За последние несколько лет в России появились новые школы – в Саранске, Краснодаре, Сочи. Как скоро увеличение количества школ даст качество в виде конкурентоспособных пар? Да и стоит ли этого ждать, если та же Москва до сих пор кормится питерскими кадрами?

– Москва кормится не только питерской школой, но всей страной. На то она и столица. Вообще, я – оптимист. И думаю, что, если люди в хороших условиях будут работать в Краснодаре или Сочи, всё равно результат появится. Работа зря не пропадает. В школах сложившихся, где есть тренеры опытные, в возрасте, – они, может быть, где-то довлеют над молодёжью, перекрывают кислород, давят авторитетом. А когда молодые тренеры выходят на свободу – может, они смогут, наконец, себя проявить? С другой стороны, перед их глазами не будет примера, ориентира. Так что тут палка о двух концах. Но всё равно: чем больше школ – тем больше учеников. И количество участников на чемпионате страны тоже немаловажно. Оно говорит о развитии нашего вида фигурного катания в стране. И если, допустим, будет всего по две пары в Москве и Петербурге, а во всей остальной стране не будет никого – это неправильно. 

 

Беседовал Олег Алексеев. Фо­то «Ин­тер­пресс»
Курс ЦБ
Курс Доллара США
70.52
0.079 (0.11%)
Курс Евро
79.52
0.328 (0.41%)
Погода
Сегодня,
02 июля
четверг
+20
Слабый дождь
03 июля
пятница
+21
Слабый дождь
04 июля
суббота
+19
Слабый дождь