Общество

Заброшенный Петербург

03 июня 07:06

Активисты Народного фронта обнаружили, что за отремонтированными фасадами домов центральных улиц северной столицы нередко скрывается разруха

 

Петербургские чиновники и их коллеги из других регионов любят использовать термин «благоустройство территории», однако толком понять, какие же конкретные действия за ним скрываются, обычным петербуржцам иногда бывает довольно сложно. Может, это свежий газон вместо парковочного места? Может, красивая ограда у парадного входа? Может, специальные урны для хозяев собак? Или всё перечисленное? Хотя благоустройством власти занимаются уже давно, закон, который раскрыл суть этого понятия, появился только в 2011 году. Именно тогда в ту пору премьер-министр Владимир Путин отметил, что нужно менять системные подходы, более чётко обозначать требования к деятельности муниципальной власти и вводить критерии её оценки, прежде всего со стороны самих граждан.

– Благоустройство будет включать целый комплекс мер, от проектирования до размещения и содержания объектов, которые облагораживают наши города и сёла, формируют комфортную и удобную среду для жизни, – сказал Путин.

Сегодня, спустя четыре года, стали известны первые итоги масштабного мониторинга состояния петербургского благоустройства, который проводят активисты Общероссийского народного фронта. Казалось бы, во втором по величине городе России, где собрано такое большое количество охраняемых памятников зодчества, не должны возникать проблемы, во всяком случае с архитектурными формами. Однако даже здесь за отремонтированными фасадами домов Невского проспекта или других центральных улиц северной столицы, как убедились активисты Санкт-Петербургского отделения ОНФ, нередко скрывается разруха и безалаберность: отваливающаяся штукатурка, разбитые окна, ржавые ограды и обыкновенный мусор. Вот лишь пять полузаброшенных зданий, мимо которых каждый день проходят сотни горожан и туристов.


Бывшее здание 231-й школы

В отличие от здания на Фонтанке дом на набережной Крюкова канала, 20–22, гораздо моложе, да и оставлен относительно недавно – в 2009 году. Раньше здесь находилась 231-я общеобразовательная школа, но шесть лет назад новый учебный год ребята встретили уже в новом помещении на Витебской улице, где продолжают учиться до сих пор. С того момента эта постройка – на Крюковом, – видимо, никому не пригодилась: стёкла разбиты, водосточная труба насквозь проржавела, фасад продолжает разваливаться. Хотя здесь можно было бы сделать ремонт и открыть, к примеру, детский сад, ведь изобилия мест в дошкольных образовательных учреждениях в Петербурге нет.

Никакого практического значения эта постройка сегодня не несёт, а только напоминает о советском времени, 1920–1930-х годах, когда в Ленинграде активными темпами строили школы. Типовое здание, разработанное архитекторами Ноем Троцким и Тамарой Каценеленбоген, появилось на набережной Крюкова канала в 1937 году на расчищенном месте после сноса Щепяного рынка. Образовательное учреждение здесь появилось только в 1954 году и постоянно работало больше 40 лет.


Здание Пробирной палаты и Пробирного училища

Другая постройка, а вернее, только её фасад находится между набережной канала Грибоедова (дом № 51) и Казанской улицей (дом № 28). Здание Пробирной палаты и Пробирного училища практически полностью снесли ещё в 2008 году – на месте памятника архитектуры хотели сделать гостиничный комплекс, сохранив только фасадную часть. В итоге снесли, но в том же году грянул экономический кризис, поэтому на стройку уже денег не хватило.

Сегодня в котловане, где когда-то стоял дом, образовался водоём, который в зависимости от погодных условий становится то болотом, то озером. С обеих сторон территорию обнесли синим забором, а на фасад накинули зелёную сетку. Что особенно обидно, именно по каналу Грибоедова проходит маршрут многих речных туров в Петербурге, поэтому эту печальную картину весь сезон наблюдают туристы. Недавно появилась информация о том, что власти рассматривают вариант строительства здесь административного здания консульства Азербайджана, однако ни о каких конкретных решениях, которые помогли бы спасти хотя бы память об этом историческом месте, сегодня не известно.

 

Дом Дворжака

Один из таких «классических» печальных примеров – трёхэтажное здание на набережной Фонтанки, 141 (или набережная Крюкова канала, 28), известное как дом Карла Дворжака, врача и писателя, учившегося в Петербургской медико-хирургической академии. Небольшому доходному дому, выполненному в стиле классицизма, в следующем году исполнится уже 175 лет. Возвели его по проекту архитектора Франца Руска, а через пару лет частично перестроили предположительно по проекту архитектора Петра Висконти.

Хотя сегодня здание включено и в перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, и в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации как памятник регионального значения, в запустении он стоит долгие годы. Окна первых этажей закрыты фанерой, из других выпадают старые стёкла, а на фасаде периодически появляются граффити, которые раз в сезон закрашивают, правда разными красками. Конечно, у каждого подобного здания есть свой хозяин, в руках которого находится судьба дома, и, возможно, районные власти мало что могут сделать. Однако оставлять перед носом у туристов, приезжающих сюда посмотреть, к примеру, на Троицкий или Никольский собор, не просто неухоженное, а давно забытое здание, просто некрасиво.


Казармы Морского гвардейского полка

Совсем рядом, за затянутым полотном с имитацией фасада, спряталось ещё одно ценное для истории и архитектуры Петербурга здание – Казармы Морского гвардейского полка. На проспекте Римского-Корсакова, 22, сегодня по периметру строения стоит нелюбимый горожанами синий забор, а жёлтая растяжка, которую традиционно вешают на реставрирующиеся или просто заброшенные здания, уже изрешечена дырками. Со стороны канала зрелище ещё печальнее – выбитые окна, разрисованные стены.

Местные жители уже сбились со счёта, сколько лет казармы стоят в таком состоянии, известно только, что ещё в 90-х годах прошлого века отсюда переехали все военные службы. Вообще, первые постройки появились на этом месте в начале XIX века, за всё время существования казарм они не единожды перестраивались, в последний раз это происходило в 1940–1950-х годах по заказу руководства Ленинградской военно-морской базы. Сегодня помещения медленно разрушаются, однако часть построек являются региональными памятниками архитектуры. По данным петербургских СМИ, владеет казармами крупная московская строительная компания, которую даже в 2012 году штрафовали за ненадлежащее состояние памятника, но сегодня, увы, всё осталось по-прежнему.


Доходный дом Панова

Трёхэтажный доходный дом Панова – пример того, как историческое здание может проживать две жизни одновременно: одну – с заботой и ремонтом, другую – с безразличием и разрушением. На углу Суворовского проспекта и 2-й Советской улицы сегодня стоит здание, включённое в перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность. На первый взгляд  это вполне приличный дом, где расположили аптеку, кафе и несколько других заведений, но если поднять глаза чуть выше – на уровень 2-го или 3-го этажа, – то сразу становятся видны знакомые проблемы: разваливающиеся окна, потемневшие фасады, ржавая крыша…

Зданию на Суворовском, 1Б, уже больше 110 лет, выполнено оно в стиле эклектики, фасад украшают невероятно красивые барельефы. Однако так же неопрятно, как со стороны проспекта, дом выглядит и со двора: разбитые окна, завешанные простынями, обрушающаяся штукатурка. Полы внутри самого здания выложены мозаикой, впечатляют и лестницы, вот только из-за безразличного отношения к судьбе доходного дома часть балясин сегодня попросту разворованы.



авторитетно

«Появляются всё новые зелёные сетки…»

Анна Мороз, председатель общественной организации «Контролируем ЖКХ», активистка Санкт-Петербургского отделения Общероссийского народного фронта, градозащитница:

– Я сама живу на улице Декабристов в доме, которому уже 200 лет, поэтому прекрасно знаю, что со временем происходит с историческими зданиями в северной столице, и всегда переживаю душой за каждое из них. Нередко из-за аварийности дома расселяют, а после не предпринимают никаких действий, поэтому они постепенно превращаются в заброшенные здания. 

Другой пример – пятачок семи мостов у Никольского собора. Здесь, на Пикаловом мосту, видно сразу несколько петербургских переправ. Место по-настоящему брендовое для северной столицы, ведь загадать желание сюда привозят туристов со всего мира. Однако вместе с красотой нашего города они видят и разрушенные Никольские ряды, и заброшенный дом на Фонтанке, 145, и уже давно разрушенный 141-й… Хотя, казалось бы, именно в историческом центре Петербурга всё должно выглядеть идеально.

Понятно, что сейчас кризис – ни у властей города, ни у частных лиц нет лишних денег для восстановления этих зданий, но ведь раньше кризиса не было. Так почему же инвесторы не брались за восстановление домов, которые действительно всё ещё можно привести в порядок? Вместо этого в городе на аварийных зданиях только появляются всё новые зелёные сетки…

 

Пётр Громов. Фото Александра Гальперина
Курс ЦБ
Курс Доллара США
74.86
0.495 (0.66%)
Курс Евро
91.15
0.737 (0.81%)
Погода
Сегодня,
25 января
понедельник
+3
Слабый дождь
26 января
вторник
+2
Слабый дождь
27 января
среда
-1