Культура

Хью Лори: «Я на пути в будущее. Уже без Вустера, без Хауса»

05 июня

Знаменитый британский актёр рассказал корреспонденту «НВ» о своей новой роли и о том, что в нём есть от его персонажей


Британский актёр, а также режиссёр, продюсер, писатель, певец и даже пианист Хью Лори знаменит на весь мир. Реплики, произнесённые его героем доктором Хаусом из ставшего культовым одноимённого сериала, стали популярными афоризмами, а брутальный образ и гримасы этого человека с тростью – признаками стиля в определённых кругах. За роль Хауса актёр был дважды награждён «Золотым глобусом», а в 2007 году королева Великобритании Елизавета пожаловала ему звание офицера ордена Британской империи. Хотя в послужном списке у актёра масса сыгранного в кино (взять тот же сериал «Дживс и Вустер», где Хью Лори снимался в паре со Стивеном Фраем), именно брутальный образ циничного доктора позволил ему взять новую актёрскую высоту и дал шанс «вырасти» из юркого комедианта. И новый тому пример – диснеевская фантастика «Земля будущего».


– Банальный вопрос, но всё же... С чего началось ваше постижение телевидения? Что подтолкнуло стать актёром?

– Моё постижение телевидения – почти сакрального свойства. Мы все в Британии выросли на телевидении – чёрно-белом или же цветном, не суть важно. И как бойкие мальчишки, которые жаждут из дворовой футбольной лиги попасть в высшую профессиональную (и ведь кому-то везёт!), так и мы, типичные потребители всего, что выдаёт нам телевизионный экран, жаждем туда, по ту сторону экрана, вдруг и сразу. Вот и я заразился бациллой телевидения, телеспектаклей, сериалов… Телевидение словно омут: туда провалился – и всё, нет тебя прежнего. Но есть некто новый – острослов, хулиганистый юморист, склонный к дерзким колкостям. Меня частенько спрашивают, насколько я удачлив в плане своей творческой самореализации: мол, «телевизор сделал тебя звездой». А стал ли я звездой? Ведь кто есть звезда? Существо, которое обожает светиться в разных ток-шоу и просто в новостных сюжетах, пропитанных скандалами и сенсацией. Я же... не звезда! Да, есть определённое узнавание – на улице, в профессиональной среде, но чтоб вдруг звезда.

...Кстати, узнавание в профессиональной среде куда важнее – при всей моей благодарности поклонникам. Профессионалы не всегда учтивы к твой персоне, они зачастую выдают нелестные характеристики, безусловно основанные на их умениях и авторитете. Не на авторитарности, а на авторитете. Я регулярно ловил себя на мысли, чего больше в моём докторе Хаусе, а теперь – в новом персонаже в фильме «Земля будущего» – авторитета или авторитарности? Вопрос. И тот и другой вылеплены почти из одного воска, из одних и тех же гримас и мимических картин, из одной нервной ткани. То ли образ жизни их различает, то ли... Скорее доктор более авторитетная личность, которая достигла определённого успеха благодаря жёсткой линии поведения. А мой персонаж из фантастики «Земля будущего»... Его авторитет мизерен, но авторитарен он до мозга костей. Да, он таков: не гений и не злодей, он не пылает ненавистью к окружающим. Она у него какого-то сугубо английского свойства: переросла в брезгливость. Тут они с Хаусом очень даже схожи. И… со мной. Наверное, брюзга есть в каждом, главное – подавлять этот момент позитивом. А я существо невероятно позитивное.

– Ваш персонаж в новой картине неоднозначен, и назвать его просто отрицательным нельзя. Каков он для вас? И отличается ли то, как вы обычно внутренне настраиваете себя на роли «славных парней», от подготовки к образам негодяев?

– У меня никогда не было чёткого плана построения актёрских будней. Мол, сегодня я встану и сыграю положительного героя или же, напротив, буду воплощать на экране образ отрицательного персонажа. Просто просыпаешься, открываешь глаза, поднимаешься – а там как день сложится. Нет ничего хуже, чем загонять себя в рамки чьего-то конкретного представления. И спасибо диснеевским сказочникам, которые поверили в меня, доверили мне образ... не то чтоб отъявленного негодяя, но человека с явно будничным, тривиальным представлением о реальности.

– А можно провести параллели между этой ролью и какими-то из сыгранными вами ранее? Я не обязательно говорю про «Доктора Хауса»…

– Чего точно нет в этой новой роли – так это доктора Хауса. Этот образ стал для меня почти что нарицательным. Чуть что – люди спрашивают, как поживает доктор Хаус, вспоминают его умозаключения, предполагают, как он бы отреагировал на ту или иную ситуацию из жизни… Пресса жаждет видеть во мне это лицо, его жесты, его умозаключения. Подчас возникает чувство, что он со мной сросся, эдакий сиамский близнец получился незримый: я и доктор Хаус. Этот образ целиком и полностью захватил меня. Такое случается, так было и в сериале «Дживс и Вустер»… Только Хаус – уставший Вустер, всё повидавший, поумневший, отяжелевший. Он уже не тот милый и чуть глуповатый повеса, а прагматик, прожжённый циник. Кстати, подобного рода эволюция частенько происходит с человеком. Он становится как тот пессимист, который, как известно, хорошо осведомлённый оптимист и знает больше, чем говорит. От того, очевидно, становится седым прежде времени, излишне сосредоточенным и малословным. Так и мой Хаус – он Вустер, только прошедший огонь, воду и медные трубы. Но, возвращаясь к вашему вопросу, мой герой из новой картины «Земля будущего» далёк от образа Хауса.

– А как бы вы его охарактеризовали?

– Человек, который сумел популяризировать аттракцион из диснеевского парка. Но если серьёзно – кто его знает, если бы он был одноплановым, как персонажи из тривиальных комиксов, можно было бы порассуждать о его достоинствах и недостатках. А так – странноватый тип, который в разные годы своей жизни принимает подчас диаметральные решения. То зовёт с собой в будущее, колоритное и притягательное, юного гения, дерзкого и мечтательного. То позже изгоняет его, уже остепенившегося технаря, обратно в мир вязкой, текучей обыденности. Я частенько слышал удивительное определение о некоторых людях – что они из какого-то потерянного поколения. Что это за поколение? Может, мой герой фильма «Земля будущего» один из них? Пустой изнутри, без мысли, что будет завтра, плывёт себе по течению, созерцает окружающий пейзаж, но без особого наслаждения, сопереживания. Он до парадоксального самый обычный, типичный человек. В нём нет двойного дна, которое почти все фаны «Доктора Хауса» спешат обнаружить в заглавном герое телесаги. Этот герой прост, и его простота словно приговор вечности, словно диагноз. Мне страшны такие серые и безликие люди – бесполезные, но властные. Хуже нет такого сочетания. Когда в сценарии была прописана гибель моего персонажа, я даже немного приосанился, вздохнув с облегчением: ну, хватит ему уже... Сколько можно портить то прекрасное будущее, которое проходит лейтмотивом у разных героев фильма? Кстати, проглядев уже смонтированный вариант картины, я особенно обратил внимание на те моменты, где показано будущее с его летучими поездами, хитроумными приспособлениями, ракетами и прочими чудесами науки и техники. И, надо сказать, я, как и любой другой нормальный человек, захотел туда, в этот мир грёз. А тут мой персонаж, усталый циник, опустошённый своей никчёмностью, который вдобавок всё портит...

– Чувствуется, не нравится вам собственный персонаж... Как же так?

– Да уж я бы не вписался в ряды его фанатов, это точно. Но совсем уж отделять его от себя – это как-то не по-британски, не по-актёрски, не по-мужски. Мне его жаль? Скорее всего, да. Хотел бы я стать таковым? Скорее всего, нет. А ведь в том и прелесть британской актёрской школы, британских гротесковых персонажей: ты их терпеть не можешь, но в том и весь фокус игровой жизни. Маска хоть и кажется живой, взаправдашней, но она как красный нос клоуна в цирке – в ней реального ноль! Так и здесь: мне Дэвид Никс нравится, как игроку нравится игра, как адвокату нравится азарт процесса, игры в защитника, пусть даже и отпетого негодяя. Нечто подобное есть и здесь. Ты проникаешься своим персонажем, вселяешься в него, вливаешься во все уголки его сознания, и он уже не может тебе не нравиться. Чем больше ты живёшь в том или ином образе, тем больше он тобой руководит. Но мой персонаж из фильма «Земля будущего» – краткая остановка на пути в будущее. Уже без Вустера, без Хауса... Спросите, жалею ли я о тех образах, которыми жил, жил –и вдруг: раз – и нет их в твоём ежедневнике? И да и нет. Я одному рад – что у меня нет плоских образов и ролей. Каждый мой новый образ словно вызов: смогу ли я, моё ли это, кто это по отношению ко мне.

 



Редакция выражает благодарность Walt Disney Sony Pictures Releasing CIS за помощь в организации данного интервью


Беседовал Дмитрий Московский. Фо­то EPA / Paul Buck / Тасс
Курс ЦБ
Курс Доллара США
87.74
0.245 (-0.28%)
Курс Евро
95.76
0.077 (0.08%)
Погода
Сегодня,
15 июля
понедельник
+22
Облачно
16 июля
вторник
+25
Облачно
17 июля
среда
+28
Облачно