Общество

Судебный квартал представили на суд

05 июня 05:38

«НВ» выяснило, как будет выглядеть комплекс зданий на Петроградской стороне согласно скорректированному проекту Максима Атаянца

 


Так по замыслу Максима Атаянца будет выглядеть само здание объединённых высших судов


 

Одна жуткая «достопримечательность» Петербурга – внушительная гора строительного мусора рядом со Стрелкой Васильевского острова – скоро исчезнет. Уже в этом месяце на проспекте Добролюбова начнётся возведение судебного квартала для объединённых высших судов, переезжающих из Москвы в Петербург, и Театра танца Бориса Эйфмана. Чиновники и архитекторы подвели итоги конкурса почти два года назад – победила «Архитектурная мастерская Максима Атаянца». Правда, автору пришлось скорректировать свой проект в соответствии с пожеланиями экспертов – расширить зелёную зону, осовременить судебные корпуса и кардинально изменить Театр танца.

В финальном варианте от жилых домов решили отказаться. Главный вход в суд организуют с площади Академика Лихачёва. Петербуржцев будет встречать копия здания кабинета Аничкова дворца в двух экземплярах, между которыми, собственно, и расположится проход. Попасть в него удастся через три арки, над которыми на фризе поместят надпись на латыни: Lex semper intendit quod convenit rationi («Закон всегда имеет в виду то, что соответствует разуму»). Правда, от свободного посещения его закроют – судебную площадь сделают режимным объектом. Это, видимо, тоже соответствует разуму.

Год назад выяснилось, что Верховный и Высший арбитражный суды объединят. Поэтому в проекте Атаянца над десятиколонным портиком самого здания суда помещена надпись: «Верховный суд Российской Федерации».

Надо сказать, что после заседаний перед их участниками будет открываться очень хороший вид на акваторию Невы – учитывая, что к зданию суда поднимается лестница.

Боковой фасад судебного здания станет выходить на Малую Неву. Вдоль неё обещают создать общедоступную набережную с деревьями, которая будет вести от Биржевого моста к новому саду. Правда, судя по доступным изображениям, деревьев там ожидается не так много. Всё дело в том, что они не должны закрывать вид на другой важный объект комплекса – здание Театра танца Эйфмана, который задним, но не менее парадным фасадом выходит к реке. За время существования проектов «Набережная Европы» и алтаря Фемиды он имел несколько вариантов облика, в том числе наиболее помпезный в позднесоциалистическом бетонном ампире Югославии, проявленной в архитектуре Бухареста времён Чеушеску, – так направление проектирования Атаянца оценил зодчий Никита Явейн. Окончательный вид театра стал несколько упрощённым и слишком классическим. Он напоминает копию московского Большого и петербургского Александринского театров. Однако сам Атаянц видит в нём новаторство: например, двойные ниши при входе (первые расположены непосредственно под шестиколонным портиком, вторые – за последующей аркадой).

Помимо этих зданий предполагается также возвести административные постройки вдоль безымянного продолжения переулка Талалихина. Была также идея приспособить под медицинский центр здание Тучкова буяна (Большой проспект П. С., 1а), но законодательные ограничения, наложенные на приспособление этого федерального памятника архитектуры XVIII века от Ринальди, заставили от неё отказаться.

Строительство должно начаться летом, возможно, уже в июне. Очевидно, что началу строительных работ будет предшествовать уборка мусора, захоронение многочисленных опасных отходов и разработка котлована. Так что сам судебный сити мы, увы, увидим нескоро.

Между тем горожане не теряют надежды, что здесь появится парк. Ведь сейчас в центре города скверов не так и много. Летний сад наводнён павильонами, фонтанами и туристами, а остальные зелёные зоны совсем небольшие. Разве только обгрызанный застройщиками Таврический сад выполняет свою основную функцию, но он всё-таки довольно далеко от проспекта Добролюбова.

Первым инициатором создания парка был знаменитый ленинградский архитектор Николай Баранов. Его внук, председатель архитектурной комиссии Санкт-Петербургской епархии архимандрит Александр (Фёдоров), говорит, что это не просто локальное решение вопроса, а часть большого замысла – Центрального городского парка.

– Замысел представлял собой перетекающие друг в друга зелёные пространства – от Марсова поля и Летнего сада через Троицкую площадь и Александровский парк к островам. И одного звена явно не хватает. И если оно будет, это будет прекрасно, – подтверждает Фёдоров.

В своё время за парк выступали такие известные петербуржцы, как Эдита Пьеха, Светлана Крючкова, Роман Громадский, Юрий Александров. Увы, их предложение так и осталось неуслышанным.

 

Окончательный вариант театра получился слишком классическим – чем-то напоминает копию московского Большого и петербургского Александринского театров



Главный вход в суд, организованный с площади Академика Лихачёва, планируют сделать закрытым. Латинская надпись гласит: «Закон всегда имеет в виду то, что соответствует разуму»



Боковой фасад судебного здания будет смотреть на Малую Неву, вдоль которой планируют создать общедоступную набережную с деревьями



история вопроса

От винного склада до Института прикладной химии

Прежде на территории между современным проспектом Добролюбова, Малой Невой и Большим проспектом находились два острова. В 1896–1897 годах по проекту академика архитектуры Роберта Марфельда там были построены краснокирпичные здания казённого винного склада и спиртоочистительного завода. И это были далеко не утилитарные постройки, поэтому неспроста их признали памятниками.

– Одно из зданий было выполнено в «кирпичном» стиле, с водонапорной башней, зубчатым завершением. А кроме него там находился целый ряд амбаров конца XIX – начала XX века. Это вообще были ценнейшие сооружения, – рассказала крупнейший в городе специалист по промышленной архитектуре Маргарита Штиглиц.

Согласно довоенному генеральному плану развития Ленинграда предполагалось засыпать протоки между островами, снести здания между проспектом Добролюбова и Мытнинской набережной, а затем разбить здесь Центральный городской парк. Таким образом, единый «зелёный» луч соединил бы Петропавловскую крепость и Кировские острова.

Но вместо этого в 1960-х годах расширенную за счёт каналов и части акватории Малой Невы территорию Никита Хрущёв отдал под одно из самых вредных предприятий – Государственный институт прикладной химии. Там выросли промышленные коробки, которые уж точно никак не украсили вид Петроградской стороны. К чести архитекторов тех лет, они всё это закрыли рядами многочисленных деревьев по всему периметру, в том числе и вдоль реки. Именно поэтому ещё совсем недавно, если посмотреть на Стрелку со стороны Зимнего дворца, казалось, что она утопает в зелени.

В 2011 году стартовал снос ГИПХа. Предварительно сотрудников переселили: для администрации построили здание в Весёлом посёлке на улице Крыленко, а производственную площадку разместили у станции Капитолово в посёлке Кузьмоловском Всеволожского района Ленобласти.

Заказчиком выступила компания «ВТБ-девелопмент». Был заявлен проект элитарного жилого комплекса «Набережная Европы». Он был спроектирован Евгением Герасимовым и Сергеем Чобаном и включал, помимо прочего, Театр танца Бориса Эйфмана – по просьбе президента Владимира Путина.

Но в 2012 году все работы резко остановились. К тому времени постройки ГИПХа удалось снести, но не вывезти. Их собрали в огромную гору высотой с шестиэтажный дом и длиной с Мытнинскую набережную. А там, надо сказать, собрали не только кирпичи, но и всю химическую гадость. В зданиях института хранились взрывоопасные элементы, в частности чистый калий, здесь имелось хранилище хлора.

– Если бы случилась техногенная катастрофа, её последствия для города были бы такими же, как в результате атаки условного противника, для противостояния которому и требовалось это ракетное топливо, – отметил архитектор Павел Никонов, хорошо знавший деятельность научного учреждения.

Остановка была связана с планами управления делами президента по строительству тут комплекса для Верховного, Высшего арбитражного судов и судебного департамента. Как раз тогда озвучили идею о переводе их в Петербург – вслед за ранее переместившимся на берега Невы Конституционным судом (он вместе с Президентской библиотекой имени Ельцина делит здание Сената и Синода).

Объявили конкурс проектов (обычные петербуржцы могли прислать свои оценки через официального партнёра – сайт «Ельцинки»). В нём приняли участие крупнейшие петербургские архитекторы, хотя почти все они в кулуарах говорили, что конкурс, по сути, фиктивный – победителем должен стать «любимчик Кремля» Максим Атаянц. И как в воду глядели – Атаянц спроектировал комплекс в любимом для себя стиле «ретроспективизм». Потом, когда проект представили на Градостроительном совете, в новостройках увидели заимствования из разных петербургских объектов, например флажные павильоны Адмиралтейства.

Впоследствии под нажимом экспертов из состава проекта убрали жилой комплекс. Квартиры для судей хотели разместить под боком от работы, с видом на Малую Неву. Таким образом, из социально важного объекта проект становился едва ли не коммерческим. Управделами президента вместе с петербургскими властями принялось искать участки под жилые дома, договариваться с застройками. Чем закончились поиски, общественности не сообщили. Была информация, что служителей Фемиды поселят на соседнем Петровском острове, где как раз вскоре начнут активно расти дорогие квартиры.

Впрочем, существуют и другие опасения. Например, для расселения судей Конституционного суда без особых церемоний снесли памятник архитектуры – жилой дом на Эсперовой улице, 7, на Крестовском острове. Его жители активно судились, считая выселение незаконным. Возможно, такое же теперь ждёт и других петербуржцев.



Владислав Воробьёв
Курс ЦБ
Курс Доллара США
74.86
0.495 (0.66%)
Курс Евро
91.15
0.737 (0.81%)
Погода
Сегодня,
25 января
понедельник
+3
Слабый дождь
26 января
вторник
+2
Слабый дождь
27 января
среда
-1