Общество

Так не доставайся же ты никому!

10 июня 11:21

«НВ» рассказывает о некоторых исторических зданиях Северо-Запада, которые можно было спасти, а теперь – уже поздно

2005 год. Здание ещё можно было спасти

2015 год. Теперь уже поздно...

 

Эти здания, построенные нашими предками, ветшали не столько от времени, сколько от бесхозности. Когда-то все они использовались советским государством. А потом их сочли устаревшими. Вывели оттуда школы, больницы, жильё, библиотеки, прочие учреждения, которые делали эти дома живыми, – отапливали их и ремонтировали, не давая разрушаться.

Причём если здание было памятником архитектуры, то тут на дыбы вставали соответствующие органы охраны, не позволяя вмешиваться в историческое тело постройки. В результате мы получили колоссальную разруху. На одном только Северо-Западе разрушены или приближены к состоянию, когда процесс деструкции становится необратимым, сотни исторических памятников. По разным причинам они оказались заброшенными, результат один: вместо красивого здания мы видим ужасные руины. Когда у здания нет хозяина или хозяину на него наплевать, оно умирает…

Вот, например, в Волосовском районе Ленобласти есть местечко – Пятая Гора. Гора, конечно, сильно сказано: просто холм. Но то, что встречало путника на холме, делало это возвышение действительно величественным. Посмотрите на эти фотографии. Издали, с дороги, здание было похоже скорее на дворец, нежели на церковь. Однако это именно церковь, возведённая в невиданной для сельской Ижоры манере овальной ротонды, что хорошо видно на аэрофотоснимках.

Церковь Святой Троицы была выстроена в 1829 году из жёлтого елизаветинского известняка по проекту неизвестного архитектора. (Реставратор Марк Коляда, осмотревший церковь, сказал, что это напоминает руку самого Львова. И хотя Львов умер раньше, мог остаться проект.) Ещё во время войны церковь была цела, и в ней даже проходили службы, но в 1960-е годы некий тракторист зацепил крюком крест на куполе и дёрнул, вместе с крестом поехала часть кровли. Дальше храм был обречён: купол провалился, пробив собою подвал, стали сыпаться стены. Так, на грани жизни и смерти, он балансировал до мая нынешнего года. В мае настал предел терпению старого здания – и оно наполовину рухнуло.

Нетрудно предположить, что вторая половина не замедлит последовать за первой. Счёт пошёл на месяцы, и хорошо, если падающие камни не зашибут очередную экскурсию, которые в последние года, когда храм уже погибал, стали приезжать сюда одна за другой.

 

Барский ковчег




Усадебный дом помещиков Львовых (не князей, но достаточно богатого рода) был построен в конце XIX века как центр крупной усадьбы. Усадьба Крулихино удобно устроилась между двумя уездными центрами Псковской губернии – Опочкой и Новоржевом. Хозяйство процветало, и Львов даже учредил в поместье низшую сельскохозяйственную школу для детей крестьян, чтобы растить собственные кадры.

После революции усадьбу национализировали и постепенно загубили всё хозяйство, во всяком случае, такое впечатление производит всё Крулихино. Практически все служебные постройки из валунов рухнули, погибает гидросистема, зарастает парк. Кое-как стоит ещё барский дом, но скоро и ему придёт конец.

После войны в это здание было напихано неимоверное количество обитателей, как в ковчег: здесь одновременно сосуществовали коммунальные квартиры, контора колхоза, магазин, клуб, библиотека, медпункт, ясли, столярная мастерская и склады.

После 1990-х годов дом расселили и продали некоему бизнесмену, который честно хотел его отреставрировать и даже взялся за дело. Но потом новый хозяин пропал – вроде как даже убили, а дом стал периодически гореть и неуклонно разрушаться.

 

Здесь не ждали милостей от природы




Вокруг Луги было много усадеб разной степени зажиточности. Одна из них стояла у озера Врево в деревне Скреблово. До лета 2004 года здесь сохранялся прелестный деревянный дворец – последний образец екатерининского классицизма, старый добрый дом, выдержавший две войны.

В нём сидела контора скребловского агрохозяйства. Оно всегда было на хорошем счету – про него много писали, восторгались его работой, всякими культурами, которые здесь выращивались. Дворец обихаживали, красили, ремонтировали крышу. Правда, зачем-то соорудили дурацкую кирпичную пристройку рядом, но в конце концов её всегда можно было уничтожить. Но вышло так, что пристройка осталась, а уничтоженным оказался дом.

Он сгорел ночью при невыясненных до сих пор обстоятельствах – вроде бы в хозяйство должна была нагрянуть какая-то финансовая проверка, а по бумагам не всё было гладко. Никто не понёс ответственности, пожар было велено считать трагическим стечением обстоятельств, а охрана культуры Ленобласти вычеркнула здание из списка. Только гранитный Мичурин остался сторожить руины некогда прекрасного дома, пугая робких дачников мрачными словами на своём постаменте: «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их от неё – наша задача».

 

Не подходить, опасно для жизни




Проезжающие по кошмарно разбитой дороге из Подпорожья в Вытегру раньше видели в большом селе Палтога две церкви – каменную и деревянную. Не так давно деревянная выглядела значительно лучше каменной, теперь положение поменялось. Построенная в 1733 году, Богоявленская церковь принадлежала к знаменитому типу прионежских многоглавых церквей, которых сейчас осталось очень мало.

В отличие от своей каменной соседки – более поздней Знаменской церкви – деревянная красавица была хоть и заброшенной, но подреставрированной. Но восстановленные главки, крытые осиновым лемехом, не решали основной проблемы – у здания совершенно прохудилась крыша, отсырели и сгнили стены. И не так давно крыша не выдержала: тяжёлые главки пробили её и ушли внутрь.

Поскольку это памятник регионального значения, местная власть не имеет права предпринять какие-либо шаги без реставраторов, а те не спешат явиться – в самой Вологде слишком много неотложных дел. Поэтому всё, что могли сделать на месте, – это повесить на падающие стены бумажки с надписью: «Не подходить, опасно для жизни».

За послевоенное время в Вытегорском районе, не бывшем в оккупации, утрачено так много памятников деревянного зодчества, как будто местность пережила войну. Самым ценным погибшим храмом считается Анфимовская церковь, которая сейчас полностью воссоздана петербургским реставратором Михаилом Мильчиком, но не под Вытегрой, а в Невском лесопарке. Говорят, вроде опять нашлись деньги на реставрацию Палтожского погоста, но так говорили уже не раз за последние годы…

 

Татьяна Хмельник. Фото Александра Потравнова
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.76
0.32 (-0.48%)
Курс Евро
76.14
0.815 (-1.07%)
Погода
Сегодня,
16 января
среда
-5
17 января
четверг
-5
18 января
пятница
-9