Спорт

«Дети Данни – футболисты от Бога»

10 июля 09:38

Тренер Академии «Зенита» Константин Коноплёв объяснил «НВ», почему так рано завершил карьеру футболиста, вспомнил команду времён Петржелы и рассказал о своих знаменитых воспитанниках

Франсишку и Бернарду буквально живут футболом, они не только занимаются в Академии «Зенита», но и частенько бывают на базе в Удельном парке, где тренируется главная команда Петербурга. 

Можно сказать, что братья Гомеш – сыновья футбольного полка


Этот белокурый полузащитник цементировал центр поля «Зенита» начала нулевых. Выигрывал бронзовую и серебряную медали, однажды вызывался в сборную России. Впрочем, карьера не задалась: уйдя из «Зенита» в 25 лет, Константин Коноплёв поездил по российской глубинке и в 29 повесил бутсы на гвоздь. Сегодня он работает в Академии «Зенита», тренирует в том числе детей капитана петербуржцев Мигеля Данни – Бернарду и Франсишку. О перипетиях игровой карьеры и работе в академии Константин КОНОПЛЁВ рассказал «НВ».

– Бронзовый сезон 2001 года стал для вас дебютным в составе «Зенита».

– Начал его в основном составе. Юрий Андреевич Морозов использовал меня на непривычной позиции в центре защиты. Мне было без разницы – хоть где, лишь бы играть в такой команде. Пытался проявить свои лучшие качества. Иногда играл персонально – это сейчас умерло на высшем уровне. Опекаешь самого опасного. Задача – не дать ему ничего сделать, мячик забрать и отдать партнёру. В матче первого круга с «Торпедо» персонально действовал с Вязьмикиным, на тот момент лучшим бомбардиром лиги. Он забил два, мы проиграли 0:3 – так мои отношения с первой командой временно закончились. В том сезоне сыграл 8 матчей всего, но медаль всё равно получил.

– 2002 год – тяжёлое время для команды? 

– Результаты и игра были неубедительные. Но как раз в том сезоне я получил возможность играть. Причём на той позиции, которую люблю, – в центре поля. Помню один из последних матчей – тяжелейший выезд в Ярославль. Сложный перелёт – страшная метель. Мы сразу же поехали на игру, даже на разминку опоздали. Ужасное поле и погода. Но, наверное, это мой конёк – когда всё плохо, у меня получается. В концовке сравнял счёт.

– В том сезоне в матче против «Динамо» трибуны кричали в ваш адрес: «Замена, замена!»

– Самая памятная игра в моей карьере. Я играл с Андреем Дятелем персонально всю игру по заданию Бирюкова. Потом болельщики стали кричать, и Михаил Юрьевич меня заменил. Дятель в итоге забил. Эмоционально тогда меня зацепило, сильно переживал. Сейчас я бы по-другому на это смотрел. 

– Белая полоса для вас наступила в 2003-м – гол «Локомотиву», вызов в сборную, серебро по итогам сезона.

– То время в команде вспоминаю с особым трепетом. Много было хорошего как у меня, так и у команды. Все играли с большим энтузиазмом – вожжи были отпущены. Многие тогда раскрылись и продемонстрировали свой талант – кто на что был способен. Подготовлены мы были замечательно: ты приходил на базу на следующий день после матча и чувствовал, что снова готов играть. 

– Что осталось в памяти от сбора национальной команды у Валерия Газзаева?

– Очень серьёзные нагрузки. Тогда об этом не задумывался. Сказали бежать – бежишь. Я полностью доверял тренерам. Сейчас думаю: это же надо было отработать всю предсезонку с Властимилом Петржелой, а с ним были сумасшедшие сборы, сыграть несколько матчей чемпионата, а потом приехать в сборную и проводить такие тренировки, с которых я просто уползал. Эта физическая усталость, перетренированность сказались на мне, место в основе «Зенита» я вскоре потерял. Да и на игре сборной эти нагрузки отразились – проиграли албанцам. 

– Как вам работалось с Петржелой? Многие жаловались, что он не проводил тренировок.

– У нас были обычные отношения «тренер – игрок». А по поводу тренировок – такой стиль работы у многих специалистов в Европе. Зачем тогда главному нужны второй и третий тренеры? Штаны просиживать? Вот у нас в низших лигах роль помощников мне вообще была непонятна. Всё делает главный тренер, а ассистенты только заполняют протоколы да фишки с мячами приносят. Получается, только название – «второй тренер», а по сути административный работник. Петржела в любом случае влиял на тренировочный процесс.

– И всё же вы ушли из «Зенита».

– Меня можно было выгодно продать, так как уже приклеилось, что где-то рядом сборная. Но я не дал этого сделать, хоть и не сознательно, конечно. Уехал на полгода в «Торпедо» в аренду с правом выкупа, но провёл всего четыре игры. В конце года там начались финансовые сложности, к тому же моя позиция в центре поля была укомплектована мастерами: Кормильцев, Семшов, Зырянов. Выкупать меня, за полгода ничего особенного не показавшего, смысла не было.

– Константин Зырянов уже тогда был большим мастером?

– Конечно. Но к нему не было такого внимания прессы. Есть футболисты, которые находятся в тени, – их работа незаметна. Но на самом деле они держат в руках нити всей игры.

– «Торпедо» ваш последний клуб в премьер-лиге. Почему после него в 25 лет вы оказались в низших лигах?

– Вопросы к агенту, да и я ошибался. Молодой был, приходилось принимать решения самому, некоторые оказались неверными. После «Торпедо» был ещё «Шинник» Олега Долматова, где я так и не сыграл. Провёл два сбора, на меня рассчитывали, но получил травму. В итоге не срослось – не договорились по финансам. 

– Что больше всего поразило в первой лиге? 

– Полгода я отыграл в «Орле» – так меня оттуда, можно сказать, выгнали. Тренер Анатолий Шелест обвинил в сдаче матча. Мы были во Владивостоке, где играли Костя Лобов и Максим Астафьев, с которыми мы дружим с восьмого класса. Они пришли ко мне в гостиницу, посидели. Потом вышли на улицу прогуляться. Нас в итоге увидели вместе. После этого мне дали билет домой. Уехал и все отношения с этим клубом разорвал – настолько было обидно, что перед командой выставили в таком свете.

– Вы завершили карьеру уже в 29 лет. Наигрались?

– Я до сих пор не наигрался. Состояние здоровья было не очень, пошли травмы. Плюс психология – когда ты какое-то время поиграл на высшем уровне сложно играть внизу. Последний клуб у меня был питерское «Динамо». Снова пошли какие-то обвинения. Решил, что с меня достаточно, – надо поискать себя в чём-то другом. 

– И стали детским тренером.

–То, как мне нравится работать с детьми, – не описать, слова такого нет! Каждый день прихожу на работу как на праздник. Рад видеть их горящие глаза, любовь к футболу. Я им даю знания, они мне дают эмоции. У нас собраны лучшие ребята. Лучшие во всех отношениях, не только в плане работы с мячом. Они умны и талантливы. Вообще мы играем по той схеме, как действует главный «Зенит». Отталкиваемся от того, чтобы ребята понимали, что им нужно делать, когда они, очень на это надеемся, туда попадут. Мы играем в очень интересный футбол, будет время – приходите, посмотрите. Может, мы не победим, но вы получите удовольствие. Пускай ребята пропускают 5–8 голов, но на то, как они играют, я готов смотреть с утра до вечера!

– В вашей команде играют сыновья Данни. Какие они на футбольном поле?

– Если наши ребята просто талантливые, то эти двое, конечно, талантливейшие игроки. Они футболисты от Бога – этим можно их охарактеризовать. Выделяются по технике, по мышлению. Я рад, что они именно у нас – мальчишки, которые играют с ними, берут у них лучшее. И в футбольном отношении, и в отношении к делу, и в плане поведения в жизни.

– Близнецы похожи манерой игры на своего отца?

– Больше похож Бернарду. Но всё равно это не полная копия папы. Бернарду более атакующий игрок. Соответственно, он больше забивает. Франсиш хочет успевать и успевает везде – в отборе и в созидании. От отца у них, конечно, очень многое. Эта фривольная манера игры – передачи пальцами, шведками. Мы-то детей учим, что надо так, надо этак. Но к ним это не липнет. Всё по-своему, поэтому для соперника это неожиданно. Они ставят его в тупиковые ситуации своими действиями. Мы, конечно, подсказываем братьям определённые моменты, находим баланс, чтобы не ограничивать их индивидуальные действия, но в то же время чтобы они работали на пользу команде. Чтобы на поле было не два футболиста, а 11.

– Данни ходит на матчи своих детей?

– Присутствует на каждой игре. В основном подбадривает ребят. Какие-то эпизоды они разбирают уже после матча.

 – А когда в основе «Зенита» снова заиграют свои воспитанники?

– Мы делаем всё, чтобы это случилось как можно раньше. Академия в сегодняшнем виде существует только пять лет, какой-то результат увидеть сложно. Ещё ни один человек не прошёл у нас от самых маленьких до самых старших. Поэтому сложно понять, делаем ли мы что-то неправильно в подготовке ребят. Сейчас подходят очередные ребята, которые уже год тренируются с основой. Недавно я говорил с Данни, я его спросил, насколько они хороши, он говорит, что ему нравятся и Шейдаев, и Евсеев, и Зуев. Может, у них получится заиграть в «Зените».

 

 

Беседовал Феликс Шифрин
Курс ЦБ
Курс Доллара США
61.86
0.39 (0.63%)
Курс Евро
68.62
0.414 (0.6%)
Погода
Сегодня,
22 января
среда
0
Облачно
23 января
четверг
-2
24 января
пятница
+2
Слабый дождь