Культура

«Постоянно хочется начинать жизнь с нуля»

10 июля 09:00

Лидер группы Billy's Band Билли Новик – об особенностях петербургского джаза и о том, почему он мечтает стать трактористом



Он обнимает контрабас и хрипит в микрофон романтический алко-джаз. Не подумайте: «алко» – от слова «алкать», то есть страстно желать. Чего? Хорошей музыки, конечно! Он совладелец баров в России и Германии, в которых каждый день выступают подающие надежды музыканты. Он один из организаторов нового интернет-издания «Джаз в большом городе». А 11 июля он будет курировать отдельную сцену фестиваля «Усадьба Jazz», на нескольких площадках которого выступят лучшие джазмены из разных стран. Незадолго до фестиваля лидер группы Billy
,s Band Билли Новик рассказал корреспонденту «НВ» о том, почему сегодня джаз становится модным, чем страшен культ исполнителя и как контрабасист может пригодиться в хозяйстве.


– Для начала скажите, как мне к вам обращаться: по имени, Вадим, или используя псевдоним – Билли?

– Билли Новик – это корректно. Я – это он. Можно просто Билли.

 – А Вадимом вы хоть иногда бываете?

– В банке, в отделении милиции, в загсе… Мне кажется справедливой японская поговорка: «Сколько имён у человека, столько жизней он проживает». И не всегда хочется, чтобы эти жизни пересекались: я публичный человек, работаю в зоне риска и периодически наблюдаю выпады в свой адрес. В такой ситуации необходима какая-то зона безопасности. Поэтому, когда меня называют найденным в «Википедии» именем Вадим, я чувствую себя так, словно задевают какие-то мои оголённые провода. Имя Билли появилось 15 лет назад, оно имело и практический смысл: на тот момент я был единственным Билли в городе, что очень помогало узнаванию. К тому же тогда, в 2000-м, мы стеснялись петь на родном языке, нам казалось, что он малосовместим с блюзом. А потом я пришёл к выводу, что если уж даже рэп может звучать по-русски, то блюз – тем более. Вопрос лишь в умении овладеть штрихом и ритмикой самого языка.

– Но, может быть, с псевдонимом всё не так случайно? Я поинтересовалась историей вашей семьи, и она увела меня в Ирландию…

– Да, по бабушкиной линии наш род идёт из Ирландии – прадеда звали Томас О'Брн. Я даже подумывал, не восстановить ли мне свою фамилию – стал бы не Билли, а Вильямом О'Брном! Но решил, что это уже будет слишком вычурно. Есть у меня и латышско-немецкие корни – моего деда звали Рудольф Рудзит. А дед по отцовской линии – украинец, отсюда и моя не самая распространённая фамилия. Так что во мне много намешано.

– Есть ещё второй момент, который меня заинтересовал в вашей семье: медицинская династия…

– Да, мой прадедушка даже был личным врачом семьи Алексея Константиновича Толстого, когда тот жил в своём поместье. Но это никогда особенно не выпячивалось. Зато родители всегда акцентировали внимание на том, что в нашей семье традиционно все занимались наукой. Мне следовало делать так же: погрузиться в неё бескорыстно, увлечённо, без оглядки на материальные ценности. И я был близок к этому: закончив интернатуру по патологии, собирался в аспирантуру. В последний момент передумал – уже был Billy,s Band.

– Но вы успели поработать и педиатром, и даже патологоанатомом. Уходя в музыку, понимали, что это билет в один конец?

– Я и сейчас могу вернуться на самом деле. Недавно я встретил в самолёте своего научного руководителя профессора Всеволода Александровича Цинзерлинга, с которым мне предстояло готовить диссертацию, и он сказал, что моя тема пока за мной. В работе мне не хватало тогда признания, благодарности. Когда я начал Billy,s Band и меня стали постоянно благодарить, мне это показалось очень важным. Сейчас-то понимаю, что признание – не самое главное в жизни.

– А как ваш выбор восприняли родители?

– Очень болезненно. У нас в семье считалось, что умение аккомпанировать на музыкальном инструменте и знание нескольких иностранных языков – неотъемлемая часть общего культурного уровня. Это воспринималось как норма для обычного человека. «Играй и пой в своё удовольствие, но надо овладеть какой-нибудь серьёзной профессией!» – говорили мне. 

– А тут ещё и джаз. Как же вы, дитя СССР, ступили на эту дорожку?

– Мне повезло, я услышал Kind Of Blue Майлза Дэвиса. Это хороший джаз. В отличие от большинства современного квазиджаза – когда видишь, что играют виртуозы, но второй раз на их выступление идти не хочется. Такое впечатление, что технически им всё под силу, а вот какого-то эстетически-нравственного чувства в них нет. Нет красоты. Поэтому многие думают, что джаз – очень сложная музыка, которую могут понять лишь запредельные математики вроде Перельмана. Это основная проблема современного джаза.

– Но сейчас он как будто бы становится модным?

– Да, новое поколение обладает совершенно другим уровнем осознанности. В нём нет стремления к протесту, оно открыто прекрасному, и не случайно многих интересует золотая эпоха джаза – 1940–1950-е годы. В те времена человеческое эго и гордыня ещё не затмевали служение музыке. Подобное может случиться и с классической музыкой: если музыкант перестанет служить музыке – она умрёт. Раньше был культ композитора, а сейчас культ исполнителя. Но работа на публику отвлекает от самой музыки, и тогда из неё уходит жизнь. Появляется шоу – визуальные методы вытесняют то, что мы воспринимаем на слух. Я и сам очень долго работал на себя, а не на музыку. Но теперь понял: это тупиковый путь.

– Но перейдём от слов к делу: в этом году вы впервые курируете сцену на фестивале «Усадьба Jazz». Чего ожидать слушателям?

– В этом году оргкомитет «Усадьбы» предложил воспроизвести успех клуба The Hat (Билли – совладелец этого бара. – Прим. ред.) на одной из трёх сцен фестиваля. Её вполне справедливо назвали Best of The Hat. Весь день на ней нон-стопом будет звучать 100-процентный петербургский джаз, для которого характерны сдержанность, интеллигентность и красота. Ведь именно эти качества и позволяют популяризировать его в широких кругах: люди слышат лёгкую, красивую (и при этом понятную) музыку и перестают видеть в джазменах сумасшедших фриков, живущих в собственном странном мире. 

– Вы – музыкант, совладелец джазовых баров, теперь вот ещё и куратор на фестивале… Никак не можете без экспериментов?

– Да, мне постоянно хочется снова начинать жизнь с нуля! С другой стороны, и заканчивать начатое я тоже люблю. (Смеётся.) Например, играя в группе, я всё время стремлюсь услышать то, что мы делаем, как бы со стороны. Что практически невозможно, когда варишься в этом уже 15 лет. Правда, однажды мне удалось приблизиться к цели: я послушал записи Billy,s Band задом наперёд и многое понял относительно нашего звучания. 

– Кстати, а правда, что у Billy,s Band есть инструмент из… козлячьих копыт?

– О да, это часть того эпатажа, который интересен публике, но не имеет значения для настоящих музыкантов. Ведь на самом деле не так важно, на каком инструменте ты играешь, важно, какую мысль и энергию источаешь. Можно даже на скамейке сыграть такую мелодию, в которой будет и мысль, и воля, и воспитание, и вкус. А диковинные инструменты – это всего лишь уловки. История «козлячьих копыт» следующая. Мы увидели их на блошином рынке. Спросили, что это такое. Продавец ответил, что это шаманский инструмент, снятый с утопленника. Стоил он один евро. Мы взяли. Как он звучит, кстати, можно услышать в нашей песне «Купчино – столица мира».

– Но ваша визитная карточка – контрабас, который вы как-то называли посохом…

– …Да, он моя опора. Даже иногда как скипетр. Вот представьте: выступаешь ты на сцене, волнение страшное, штаны без карманов, руки девать некуда – а так ты вроде и при деле. Я выбрал контрабас, потому что мне казалось, что это стильно и убедительно. Кроме того, никто из моих товарищей не хотел таскаться с такой бандурой, не умел на нём играть, а я считал, что его наличие в группе – уже половина успеха. Потом я видел сон, что мне непременно нужно научиться на нём играть. И конечно, я очень люблю его звук: тугой, упругий, идеальный для передачи ритма. На самом деле я могу выступать с ним и один: голос даёт средние частоты и мелодию, контрабас – низкие, хай-хет – ритм. (Хай-хет – тип тарелок со стойкой, используемый в ударной установке. – Прим. ред.). Так что мы с контрабасом – уже бэнд! (Смеётся.)

– Допускаете, что однажды вашим ремеслом станет что-то другое?

– Может быть, организаторская деятельность. Хотя воля управлять людьми во мне не очень развита. Но так или иначе с музыкой я буду связан всегда – это главный компонент моей жизни. Может быть, когда-нибудь я не буду её производить, но обязательно буду потреблять. Что на самом деле не менее важно. Потому что если ты не гений (а я не гений, и для понимания этого достаточно послушать Моцарта или Паркера), то написание и исполнение песен – это вопрос тщеславия и гордыни человека, который хочет что-то доказать. Но… всё уже доказано до нас, и сегодня тратить время на производство музыки – это в некотором роде преступление против музыки. Лучше слушать.

– А каким вы видите своё идеальное будущее?

– Недавно Олег Митяев попросил нас записать песню к его юбилею. В ней – все мои планы на будущее. Там есть строчки о том, что хочется ощущать свою непосредственную нужность людям. Так что как только я сделаю для джаза всё что могу, сразу же… поменяю квартиру на домик в деревне! Вот есть у меня БМВ, я катаюсь на нём, как эгоист, а зачем? Куплю себе трактор, насадки к нему и буду работать – сегодня дорогу грейдером выравнивать, завтра поле кому боронить. И самому приятно, и людям хорошо. Вот это и есть настоящий кайф! Можно тешить себя мыслью, что через музыку ты размягчаешь людям души и будишь в них чувство прекрасного, но, честно говоря, иногда гораздо важнее старушке вскопать грядку под картошку.

– Я вас, джазмена в шляпе и жилетке, так и представляю возделывающим землю в деревне… А как же «Береги руку, Сеня»?

– Я не скрипач и не пианист. Более того, у моего инструмента есть прекрасный бонус: благодаря толстенным мозолям на пальцах можно горячую сковородку без прихватки с плиты снимать и макароны из кипящей воды доставать… Контрабасист в хозяйстве удобная вещь!

 

 

Беседовала Светлана Жохова. Фо­то с сайта billysband.ru
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.32
0.12 (0.16%)
Курс Евро
91.31
0.106 (0.12%)
Погода
Сегодня,
02 декабря
среда
0
Облачно
03 декабря
четверг
-2
Облачно
04 декабря
пятница
-1
Облачно