Общество

Изгнание торговцев из «храмов»

15 июля 09:00

Почему в Петербурге запрещено торговать там, где это наиболее удобно для горожан и выгодно для малого бизнеса

Вместо торговой зоны у метро «Парк Победы», не угодившей властям, сегодня – сотни квадратных метров голой плитки

 


Пустынная мощёная площадь перед входом в метро «Парк Победы»… «Стоп! Разве там есть какая-то площадь? – спросите вы. – Ведь вестибюль этой станции расположен не на площади, а на проспекте». Действительно, на Московском. Однако рядом с вестибюлем (на углу проспекта и Бассейной улицы) вот уже несколько лет как образовалась настоящая площадь. Или огромный танцпол, или автодром – сразу и не поймешь, зачем пустует эта территория. А пустынна она потому, что в Петербурге нельзя устанавливать торговые объекты (за исключением лавок с цветами, билетами и газетами) на расстоянии ближе 50 метров от наземных вестибюлей станций метро.

Аналогичную картину сегодня можно наблюдать у многих других станций Петербургского метрополитена. «Академическая», «Электросила», «Гражданский проспект», «Пионерская» и другие станции на десятки метров окружены голым асфальтом, который «украшает» лишь незаконная реклама.

Да и не одни только станции метро попали в «чёрный» список. Если взглянуть на городские правила, то начинает казаться, будто мелкорозничная торговля – это вообще что-то незаконное, противоправное или как минимум очень неприличное.

По закону торговать нельзя, к примеру, в 25 метрах от зданий органов государственной власти или образовательных учреждений. Торговым павильонам не место в парках и скверах (можно продавать только билеты, цветы, игрушки, булочки, журналы и религиозную продукцию). И так далее. Глядя на огромный список запретов, хочется спросить: а где логика? Почему нельзя торговать у школ и вузов? Кому это повредит? А уж торговля у метро (то есть в проходных местах), казалось бы, вообще самое логичное, что может быть: и горожанам удобно, и бизнесменам выгодно.

Словом, ситуация сложилась абсурдная. И при этом за последние годы все к ней привыкли и уже стали считать нормой. Но как же так получилось?

Последнее постановление правительства Петербурга (№ 1045), которое и устанавливает все эти ограничения, подписали в 2012 году. В это постановление едва не каждый год вносят поправки, и, как известно, борьба с мелкой торговлей началась в Петербурге намного раньше – ещё когда губернатором была Валентина Матвиенко. С ларьками боролись практически все 2000-е годы. Тогда вышло несколько постановлений: в 2004-м торговые точки убрали из остановочных павильонов, в 2005-м ликвидировали ларьки рядом с больницами, школами и станциями метро, в 2006-м запретили мелкорозничную торговлю в комплексах площадью менее 150 квадратных метров…

Что же касается запрета на торговлю в 50-метровой зоне у станций метро, то, как нам пояснили в городском комитете по развитию предпринимательства и потребительского рынка, этот запрет в своё время разработали по требованию Межведомственной антитеррористической комиссии Петербурга.

Инициаторы запрета, по всей видимости, имели в виду две опасности. Первая: в ларёк можно заложить бомбу. Однако, как помнят петербуржцы, под этим же предлогом в начале 2000-х от входов в метро убрали урны. Сегодня урны вернулись на свои места, и ничего страшного не происходит.

Вторая возможная опасность: торговые зоны провоцируют скопление людей, а толпа – удобная мишень для террориста. Но по этой логике надо запретить рынки и крупные магазины в принципе. 

– Возможно, это и совпадение, но пик вытеснения мелкорозничной торговли от метро пришёлся на середину 2000-х, когда активно рассматривался вопрос о том, что многие старые станции и строящиеся новые нужно встраивать в крупные торговые центры, – напоминает Алексей Третьяков, председатель Санкт-Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка. – Поэтому я здесь вижу не борьбу с терроризмом, а исключительно недобросовестную конкуренцию и лоббистские возможности федеральных торговых сетей и крупных девелоперов, которые создают эти торговые центры.

Впрочем, в том же комитете по развитию предпринимательства и потребительского рынка признают: терроризм тут уже ни при чём. Теперь, мол, главный аргумент заключается в том, что торговля у метро мешает пассажиропотоку.

Но вот ведь удивительное дело: торговля у станций метро пассажиропотоку мешает, а вот на самих станциях – почему-то нет…

– Перечень разрешённых к продаже товаров обусловлен потребностями пассажиров метрополитена. То есть это то, что можно быстро купить, не создавая заторов на станциях, – объяснили нам в комитете.

В метро законно стоят банкоматы, платёжные терминалы, фотобудки… Здесь можно продавать мобильные телефоны, билеты, газеты и журналы, карты и путеводители, канцелярские товары, сувениры, телефонные карты, батарейки, бумажные салфетки, маленькие игрушки, безалкогольные напитки, жвачку, леденцы, цукаты, мармелад, шоколадки, сигареты, зажигалки. А вот торговать большими книгами, губками для обуви, предметами женской гигиены, пластырями, презервативами и расчёсками, согласно закону, не рекомендуется. Не рекомендуется, но – можно! Главное, чтобы они больше четверти площади киоска не занимали.

Так или иначе, как видим, отношение к торговле в метро у наших властей куда более лояльное, чем к торговле вокруг. С чего бы это?.. Может, всё дело в могуществе непотопляемого главы метрополитена?..

Ладно, предположим, что торговать овощами у метро – это страшная угроза транспортной системе Петербурга. Но мы попросили представителей комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка ответить на простой вопрос: почему в метро торговать всеми указанными в законе товарами можно, а на расстоянии 50 метро от метро – нельзя? Мы задавали этот вопрос трижды (!), но так и не получили исчерпывающего ответа.

Оно и неудивительно. Что можно ответить, когда нет логики никакой?.. Но, возможно, прав Алексей Третьяков (да и не он один) и ответ есть у владельцев и покровителей торговых сетей?..

Между тем ещё один аргумент чиновников против торговых зон у метро традиционно звучит так: мол, ларьки – это уродливо и не­эстетично, и у того же парка Победы в своё время был отвратительный базар. Да, был. Но какое это имеет отношение к мелкой торговле, к малому бизнесу в принципе?

– На мой взгляд, у метро должны работать большие, в едином стиле, павильоны (до 1 тысячи квадратных метров), порезанные на магазинчики по 20 метров, – считает Алексей Третьяков. – Фактически это будет магазин шаговой доступности, но не сетевой. И там будет всё, что нужно с точки зрения ежедневного продовольственного ассортимента, плюс какие-то хозяйственные мелочи. Причём магазинов в павильоне должно быть много. Тогда у вас будет не один, например, хлебобулочный прилавок, а два и, соответственно, появится конкуренция.

Впрочем, даже если у метро и на других ныне выведенных из оборота территориях появятся не большие, а маленькие павильоны – конкуренция тоже повысится. Однако похоже, что как раз таки конкуренция – это именно то слово, которого так боятся те, кто оккупировал в последние годы рынок мелкорозничной торговли Петербурга. Во всяком случае, другого логичного объяснения ныне действующим ограничениям и запретам нам найти не удалось.

 

фотофакты

«Шанхай» уничтожили – и?..


Вспоминается, как тогдашний губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, известный борец с мелкой торговлей, в сентябре 2005 года совершала традиционный рабочий объезд города и заехала к станции метро «Улица Дыбенко». Здесь её заинтересовало происхождение бетонного забора у вестибюля. Увидев за ним огромное количество ларьков и павильонов, Валентина Матвиенко пообещала снять главу Невского района с должности, если через две недели этот «шанхай» отсюда не уберут. Что ж, теперь у метро «Улица Дыбенко» – вот такая (см. фото) пустыня и рекламная красота…



А на перекрёстке улицы Коллонтай и проспекта Пятилеток (метро «Проспект Большевиков») много лет существовал продовольственно-вещевой рынок общей площадью почти 3,5 тысячи квадратных метров. Полтора года назад его снесли. Сначала говорили, что на этом месте появится торговый центр, затем – автостоянка, а последняя информация от администрации Невского района гласила, что здесь разобьют сквер. Сквер – это, конечно, было бы идеально. Но, судя по тому, как медленно всё это происходит, закрадывается подозрение, что главное здесь уже сделано. А главное – это ликвидировать торговлю мелких предпринимателей.



тем временем…

Предпринимателей вытеснили и с остановок

Сегодня, согласно тому же постановлению правительства Петербурга № 1024, в северной столице нельзя торговать ближе чем в десяти метрах от остановок общественного транспорта. Причина та же, как в ситуации с метро, – здесь, по мнению властей, нельзя допускать скопления людей, мешать пассажиропотоку. С одной стороны, 10-метровая зона – это логично, однако…

– Недавно  в Австрии я видел остановочные павильоны с «вписанными» в них торговыми блоками, – рассказывает Алексей Третьяков. – Они есть и в Германии, и в Бельгии, и в других странах по простой причине: это удобно. С одной стороны, я, как потребитель, необходимую мне мелочь могу купить сразу на месте, с другой стороны – за счёт предпринимателя экономится городской бюджет, потому что он отвечает за павильон, в котором торгует.

 

Полина Огородникова. Фото Алексея Лощилова
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.44
0.022 (-0.03%)
Курс Евро
90.45
0.035 (0.04%)
Погода
Сегодня,
26 октября
понедельник
+9
Облачно
27 октября
вторник
+10
Слабый дождь
28 октября
среда
+9
Умеренный дождь