Культура

Максим Дунаевский: «Писать хиты задачи нет»

28 июля 07:52

Знаменитый композитор  признался «НВ», что сегодня невозможно создать песню, которая понравилась бы всем


Максим Дунаевский не видит сегодня таких уникальных артистов, для которых хотелось бы писать музыку

Этим летом в Петербурге в течение целого месяца публика могла наслаждаться новым мюзиклом Максима Дунаевского «Алые паруса». Проект был представлен как «русский мюзикл» на сценической площадке театра «Балтийский дом». В связи с гастролями знаменитый композитор, автор многих шлягеров и мюзиклов, поделился своими воспоминаниями, как создавался популярный проект, размышлениями о том, что такое русский мюзикл, и взглядами на современный кинематограф и эстраду.

– Максим Исаакович, вы успешны во многих музыкальных жанрах. Какое место в их иерархии для вас занимает мюзикл?

– Это моя жизнь. Я не представляю себе моей нынешней жизни без мюзикла. Я его беспредельно люблю с детства. Всё началось с первого мюзикла-оперы, которую мне показал отец. Он дал мне послушать дома пластинку «Порги и Бесс» Гершвина. Мне тогда было, по-моему, шесть лет.

– В чём особенность и специфика российского мюзикла? 

– Думаю, пока об этом ещё рано говорить. Надо ещё суметь сплотить вокруг себя огромную группу людей, которая действительно признает мюзикл, так же его беззаветно полюбит, как и мы, авторы. А потом уже говорить о каких-то особенностях. Они могут проявиться позже.

– Можете их назвать?

– Это и особый мелодизм, это русская театральность – то есть больший упор на драматизм, на игру актёров, нежели на внешние эффекты. Но пока мы ещё, я бы сказал, вроде ребёнка, который плачет, потому что не знает, что ему нужно. Он ещё должен окрепнуть и возмужать.

– Почему выбор пал на повесть Александра Грина? Чем сегодня его текст может быть интересен публике? Чем он актуален? 

– Грин несёт вечную идею беспредельного добра, романтизма, веры в лучшие человеческие качества. Как и ему, мне тоже кажется, что они всё-таки заложены в человеке. Ведь и зритель идёт на название «Алые паруса», потому что ждёт того, чего очень мало в жизни на самом деле…

– В чём ваше личное человеческое послание в этом мюзикле?

– Я бы сказал ни в чём (смеётся). Потому что когда приходит идея что-то написать или сделать, авторы не руководствуются, как правило, какой-то сверхидеей. Мол, ты обязан непременно что-то дать, что-то сказать, что-то передать, сочинить какой-то месседж. Нет. Я думаю, что это преувеличение. Обычно всё гораздо прагматичнее и, я бы сказал, проще. 

– Неужели и «Алые паруса» возникли просто так?

– У меня эта история возникла чрезвычайно просто, поэтому я даже могу про неё рассказать. Мой друг, известный режиссёр Юрий Шерлинг, однажды позвонил с просьбой, во-первых, послушать его дочь, а во-вторых, что-то для неё написать, какие-нибудь песни. Ей тогда было 13 лет. Я спрашиваю: «Ты хочешь сделать свою дочку звездой российской эстрады?» Он в ответ: «Ну, я даже не знаю». Тогда я предлагаю: «Это не очень достойная задача. Давай из хорошей девочки сделаем мюзикловую артистку. Попробуем. Ей 13 лет, и у неё возраст Ассоль. Давай напишем для неё, например, «Алые паруса». С этого всё началось. Девочка так и не сыграла в «Алых парусах», он не стал режиссёром этого спектакля, но сама идея возникла очень просто, без всяких особых глубокомысленных посланий (смеётся).

– Мюзикл «Алые паруса» состоялся как спектакль. На ваш взгляд, какие роли в нём наиболее сложны для воплощения?

– На мой взгляд, здесь нет особых драматических сложностей для артистов. Они только должны быть профессионалами и точно попадать в образ. Впрочем, как и в любом другом мюзикле. А дальше уже в дело вступает режиссёр. В мировом театре есть громадное количество очень сложных ролей. Возьмите Гамлета, Отелло, любую шекспировскую роль или сложные философские построения, взаимоотношения героев у Артура Миллера. В нашем мюзикле этой сложности нет. Здесь всё очень просто. Сюжет запускается текстом Грина: вот это Ассоль, она вот такая и никакая ещё; вот капитан Грей… И поэтому здесь задачей режиссёра было всё это соединить и просто сделать интересное зрелище.

– Каковы же главные критерии при отборе актёров на роли в мюзикле?

– В мюзикле трудно себе представить даже гениального артиста, который не поёт. Потому что кульминацией, конечно, является музыкальный номер. И если в нём артист не может выразить всё, что надо, значит, мюзикл просто не может состояться. Но пение без актёрского профессионализма, без настоящего драматизма тоже не годится. Вот два основных качества. Ну, хорошо бы ещё и танцевать и двигаться, но это уже нужно не для всех ролей. К сожалению, у нас очень часто в некоторых провинциальных театрах при кастинге на мюзикл пользуются только теми актёрами, которые есть в труппе. Многие театры просто не обладают широтой полномочий и возможностей, чтобы устроить всероссийский или хотя бы всегородской кастинг.

– По-моему, в Москве и Петербурге с кастингом проблем нет…

– Но это же театральные столицы! Артисты сегодня переходят из одного театра в другой, пользуются возможностями такой миграции. В Москве у нас в кастинге участвовали почти тысяча человек! Это трудно представимая цифра. А в других городах возможности для поиска значительно сужены.

– Сильно ли отличаются постановки в больших городах и в провинции?

– На самом деле это главная опасность – опасность сравнения. Её полностью лишены бродвейские театры, которые просто продают лицензии и не тревожатся, каким будет спектакль в другой стране, в другом городе, в другом конце планеты. Потому что они знают, что это будет сделано точно так же, как и на Бродвее. Да, может, не будет таких замечательных актёров, но всё равно: в целом получится так же, вплоть до каждого значка в партитуре. К сожалению, у нас пока эта система не отлажена. И мне кажется, что одной из серьёзных задач новой компании «Русский мюзикл» станет наладить систему лицензирования спектаклей, чтобы авторы были спокойны, что их творения не будут перевраны в результате других постановок.

 – Чем вы можете объяснить популярность «Алых парусов» и большое количество постановок в стране?

– «Алые паруса» сегодня мало кто читал – в том числе из тех, кто идёт смотреть спектакль. Хотя слышали об этой повести Грина все, и потому ожидают чего-то интересного на сцене. Мало кто помнит и старый фильм с Анастасией Вертинской и Василием Лановым. Это замечательно сделанная картина, и наш спектакль ей созвучен по духу, правда, фильм в большей степени похож на сказку. Ещё одна причина популярности нашего мюзикла  в том, что в нём есть нечто нежное, мечтательное, по чему люди просто соскучились.

– А фактор сенсационности?

– «Алые паруса» – это ведь не «Мастер и Маргарита», на который идут по двум причинам: одни просто слышали, что это здорово (там бал сатаны и прочее), а другие читали книгу. Поэтому когда мы с вами смотрим очередной сериал, фильм или спектакль на эту тему, мы ожидаем увидеть любимые образы, очень смело и талантливо написанные Михаилом Булгаковым.

– То есть «Алые паруса» случайно стали театральным хитом?

– Здесь другая ситуация, потому что «Алые паруса» гарантированно узнаваемы. Меня спрашивали режиссёры, руководители театров: «А как вам пришла в голову идея «Алых парусов»? Как здорово вы попали!» Я им в ответ: «Никто никуда не попадал. Это случайно» (смеётся). Когда ты пишешь хит, ты вряд ли знаешь заранее, что песня будет хитом. И если садишься и говоришь: «Я сейчас напишу хит», у тебя вряд ли что-нибудь получится. Я не верю таким людям. Да, можно написать однодневную бабочку, которая улетит сразу. Можно составить по кирпичикам то, что сегодня летает в воздухе. Но это нежизнеспособно. Хит получился или нет – это ты сможешь сказать, только когда он уже заживёт отдельно от тебя, и заживёт хорошей жизнью…

– Хочется задать вам вопрос: а хиты не надоело писать?

– А я, собственно, их и не пишу. Такой задачи нет. Есть задача написать красивую, доходчивую, попадающую в какие-то отделы сердца, души мелодию, музыку. А вот хиты, которые все будут насвистывать и петь, как «Пора-пора-порадуемся», сегодня уже просто невозможно сделать. Сегодня нет таких песен, которые бы охватили всех. Я раньше говорил, что песня должна понравиться детям, взрослым и пьяным. Так вот сегодня такой хит написать трудно. Сегодня пьяным и женщинам нравится Стас Михайлов. А детям нравятся, как ни странно, совершенно взрослые песни. Вот есть ниша театральная, мюзикловая. Но оттуда хиты сегодня в России не выходят, в отличие от Запада: вспомните их «Нотр Дам», и тех же «Кошек», и «Призрак оперы»… У нас, к сожалению, так не получается, потому что мюзикл не поддерживается средствами массовой информации. Радио не хочет брать песни из мюзиклов, потому что это для них «не формат»… Остаётся только интернет. Кстати, в интернете очень много прослушиваний некоторых песен из мюзиклов, и это радостное явление. Но, увы, хиты из мюзиклов это серьёзно «не продвигает». Поэтому про хит мы сегодня помолчим.

– Огромное количество популярных мелодий, написанных вами, нам подарил отечественный кинематограф. Почему такую трогательную историю вы отдали мюзиклу, а не кино?

– По-моему, это вопрос риторический: кина-то нет! Куда отдавать, кому? Зачем?

– Вы в прежние годы много писали для отечественной эстрады. А в последние годы у вас эстрадных премьер совсем нет. Почему?

 – Эстрадных премьер нет, потому что не для кого писать, так же как и с кино. Я не вижу сегодня таких артистов, действительно уникальных, для которых мог бы работать. Раньше был композитор и был артист, и они находили друг друга. Сегодня этого почти нет. Современные продюсеры называют свою деятельность шоу-бизнесом, но у этого слова есть две составные части: шоу и бизнес. Так вот продюсеры, отказываясь от шоу, сводят весь творческий процесс исключительно к вопросам о доходе. И получается ерунда.

– Вcё так плохо?

– Ну почему же? Ассоль ведь тоже натерпелась, пока дождалась своего Грэя с алыми парусами…

 

Беседовал Сергей Ильченко. Фо­то Сергея Фадеичева/ ТАСС
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.44
0.022 (-0.03%)
Курс Евро
90.45
0.035 (0.04%)
Погода
Сегодня,
26 октября
понедельник
+9
Облачно
27 октября
вторник
+10
Слабый дождь
28 октября
среда
+9
Умеренный дождь