Город

«Исаакиевский собор – памятник российскому государству, его единству и мощи»

04 августа 09:22

Директор «музея четырёх соборов» Николай Буров рассказал «НВ» об экономической подоплёке передачи храмов Церкви

До сих пор музей и церковь спокойно уживались под куполом Исаакия

 


Последние дни одной из самых актуальных тем в Петербурге стал вопрос передачи (или не передачи) Русской православной церкви Исаакиевского кафедрального собора.

Рассматривается идея общегородского референдума, уже обсуждается формулировка вопроса, на который, возможно, предстоит отвечать горожанам. Новость об обращении РПЦ к губернатору Петербурга Георгию Полтавченко с просьбой о передаче собора появилась, когда директор музея Николай Буров находился в отпуске и был недоступен для комментариев. Сразу по возвращении он ответил на вопросы обозревателя «НВ».

– Николай Витальевич, представители РПЦ мотивируют необходимость передачи храмов в их оперативное управление тем, что там, во-первых, надо проводить богослужения, а во-вторых, они сделают вход в них бесплатным и тем самым привлекут дополнительное количество посетителей.

– Что касается богослужений, соглашение между нашим музеем и епархией на эту тему существует уже 25 лет. И оно было заключено с предшественниками Варсонофия. Всех всё устраивало, и никаких проблем у нас с РПЦ по этому поводу никогда не существовало. Что касается сегодняшнего дня, то в Смольном и Сампсониевском соборах богослужения проводятся ежедневно, в храме Спаса на Крови – еженедельно, в Исаакиевском соборе – 4 раза в неделю. Вход на них абсолютно свободный. Предложение об отмене входной платы мне кажется абсолютно несостоятельным и непрофессиональным. Если оно будет осуществлено, то откуда тогда РПЦ собирается брать деньги на содержание соборов? Неужели они предполагают существовать только за счёт так называемых кружечных сборов? То есть, проще говоря, на подаяния посетителей храмов.

– Государство помогает музею выделением бюджетных средств?

– Наверное, я вас удивлю, если скажу, что мы – единственный музей в России, который не получает ни копейки бюджетных денег. Всё, что мы тратим на содержание и эксплуатацию, реставрацию, а также на развитие наших музейных зданий, мы зарабатываем сами. Так, например, только в этом году мы провели ремонт вентиляции в Исаакиевском соборе. Это обошлось нам в 47 миллионов рублей.

– В какую сумму обходится содержание музея в год?

– Более 470 миллионов рублей, которые мы должны заработать сами. При этом хочу напомнить, что в наш комплекс входят также такие уникальные памятники, как храм Спас на Крови и Сампсониевский собор.

– Насколько известно, местная епархия настаивает на передаче в её ведомство не только Исаакиевского собора, но и Сампсониевского и Спаса на Крови…

– Вопрос о Сампсониевском соборе пока только обсуждается. А вот письма митрополита Варсонофия о передаче Исаакиевского собора и Спаса на Крови действительно направлены губернатору Санкт-Петербурга

– А как было до 1917 года?

– Исаакиевский собор никогда, как и храм Спас на Крови, не принадлежал Церкви. Они находились на балансе государства и содержались за счёт казны. Если в отношении их осуществится мечта Варсонофия, то надо тогда понимать, что, может быть, год-полтора они ещё экономически продержатся за счёт инерции восприятия. А потом всё покатится под уклон. Тогда-то РПЦ и пойдёт с протянутой рукой к государству просить деньги.

– А может быть, не стоит передавать Церкви такие сооружения? Например, Казанский собор.

– Нет. Как раз решение о его передаче было правильным, так как Казанский собор исторически был главным собором петербургской епархии. Передать-то передали, а деньги Церковь стала просить и у городских властей, и из федерального бюджета.

– И сколько им выделяют на содержание собора?

– Я не знаю, потому что не интересуюсь чужими бюджетами и сметами. Но знаю, что их выделяют. Меня же, как директора, интересуют свои. И я понимаю, что мы должны сами зарабатывать деньги, чтобы проводить реставрацию и текущий ремонт, потому что такие большие дома, как наши соборы, требуют постоянного ухода, внимания и заботы. Это не значит, что если ты что-то отреставрировал в одном месте, то сюда больше уже не вернёшься в ближайшие сто лет. Наоборот, за этим местом надо следить ещё более пристально и внимательно.

– В какие суммы обходятся вашему музею такие работы?

– В нынешнем году мы планируем потратить на них где-то около 200 миллионов рублей. А в перспективе до 2020 года реставрация Исаакия и Спаса на Крови обойдётся нам примерно в 750 миллионов рублей. И повторяю: мы из этих сумм не возьмём и не имеем права брать у государства ни копейки.

– Какова нынче посещаемость музея?

– В 2014 году наши музеи посетили 3 миллиона 200 человек. Надеюсь, что в этом году мы достигнем цифры в 3 миллиона 300 тысяч. Но думаю, что нам по силам достичь и уровня трёх с половиной миллионов человек.

– Если допустить, что желаемая РПЦ передача всё-таки состоится, то как вы оцениваете перспективы роста посещаемости соборов?

– Вспомните историю с создателем Исаакия Огюстом Монферраном, который завещал похоронить себя в соборе: Православная церковь воспротивилась этому, потому что он был католиком. Думаю, что доступ верующим других конфессий будет также затруднён. Наши соборы – это памятники для всех россиян и гостей города и страны независимо от их веры. Я верующий человек, и мне для общения с Ним нет особой нужды ходить в какой-то пафосный храм с тысячью человек народа. Мне гораздо важнее общение наедине с моим духовником.

– Не так давно «музей четырёх соборов», как называют комплекс «Исаакиевский собор», уже превратился в «музей трёх соборов»: было принято решение передать Церкви Смольный собор…

– Для нас это было непростое решение городских властей. И в подобной ситуации сейчас для меня, как директора, важно сохранить наши творческие коллективы, базой которых был собор. Нам надо сберечь наш уникальный инструментальный фонд, потому что в нём есть редкие музыкальные инструменты. И, конечно, продолжить нашу экспозиционную деятельность, используя те фонды, которые хранились в соборе. Всё это мы планируем развернуть в здании на Думской улице, которое нам передано. Однако процесс идёт не так быстро, как нам бы хотелось. А ремонт и переоборудование здания потребуют от нас существенных затрат.

– Вы знаете, что все опросы общественного мнения показывают, что противники передачи соборов РПЦ и сторонники того, чтобы они принадлежали Церкви, соотносятся как 9:1?

– Меня, честно говоря, пугает такое соотношение. Это означает, что Православная церковь в массовом сознании воспринимается негативно. И связано это с теми деяниями, которые позволяют себе некоторые её представители, в том числе и в нашем городе. Особенно если учесть его многонациональный и многоконфессиональный характер. Могу повторить то, что однажды сказал публично в глаза новому руководству петербургской епархии: мы пережили блокаду, переживём и вас.

– Может быть, вся ситуация с соборами носит личный характер?

– Не думаю. Просто РПЦ жаждет получить хотя бы таким путём дополнительные источники финансирования. Но их претензии безосновательны и экономически несостоятельны.

– Исаакиевский собор сегодня – это… Продолжите, пожалуйста, фразу.

– Исаакиевский собор сегодня – это памятник российскому государству мирового значения, это памятник его единству и мощи.

 

прямая речь

Наталья Родоманова, руководитель сектора коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии:

– Епархия направляет обращения на основании Федерального закона от 30 ноября 2010 года № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». В настоящее время существует соглашение между петербургской епархией и руководством музея. Да, у собора есть официально зарегистрированная община, в нём регулярно проводятся богослужения в левом приделе. Но всем известно, что это музей и все богослужения происходят только по согласованию с его руководством. На одном из фронтонов храма его создателями выбита надпись: «Храм Мой храм молитвы наречется». Нет сомнения, что заказчики строительства – российские императоры рода Романовых – возводили это выдающееся архитектурное сооружение как храм Божий, в котором вплоть до его закрытия при большевиках звучала молитва. Об этом предназначении храмов и напоминает руководство епархии городским властям. В этой связи вспоминается и история многострадальной Благовещенской церкви Александро-Невской лавры. Ещё во время празднования 300-летия старейшей монастырской обители город устами тогда вице-губернатора Василия Кичеджи обещал возвратить храм Церкви, но до сих пор этого не произошло.

Что касается неоднократно прозвучавших ранее опасений председателя комитета по культуре администрации Санкт-Петербурга, что передача собора Церкви ограничит доступ публики, то могу привести в пример соборы Святого Петра в Риме и Парижской Богоматери. Оставаясь полноценными храмами, они совершенно свободно пропускают огромный поток туристов. То же самое можно сказать и о Казанском соборе в Петербурге.

 

 

Беседовал Сергей Ильченко. Фо­то Юлии Осмоловской
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.76
0.32 (-0.48%)
Курс Евро
76.14
0.815 (-1.07%)
Погода
Сегодня,
16 января
среда
-5
17 января
четверг
-5
18 января
пятница
-9