Спецпроект

«Востребованность специалистов – колоссальная»

04 августа 08:45

Ректор Государственного университета морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова Сергей Барышников – об особенностях подготовки специалистов, их трудоустройстве и патриотическом воспитании


Сергей Барышников возглавил объединённый вуз и продолжает его реформировать

 

Ещё три года назад в Петербурге существовало два вуза, которые помимо инженеров готовили специалистов эксплуатационных специальностей. Попросту говоря – плавсостав. Государственный университет водных коммуникаций – для внутренних водных путей, а знаменитая Государственная морская академия имени адмирала С. О. Макарова – для морских просторов. Оба вели свою историю с XIX века, мирно делили сферы влияния, хотя в некоторых моментах и дублировали друг друга. Во многом именно поэтому в 2012 году оба высших учебных заведения, воплощая принцип Минтранса «Один город – один вуз», объединились. Ректором «нового-старого» вуза был избран выпускник ЛИВТа доктор технических наук профессор Сергей Барышников.

Наша беседа в рамках спецпроекта «Морская столица» получилась достаточно долгой, и во время неё было затронуто немало тем, которые можно разбить на несколько направлений.


О новом вузе

– Сергей Олегович, два года назад на волне объединения Университета водного транспорта и Академии имени Макарова был определённый всплеск интереса к вашему вузу. Потом он сошёл на нет. Тогда говорили о планах на перспективу. Сегодня, как мне кажется, можно подвести некоторые итоги. Итак: как объединение повлияло на вуз – положительно? Или есть новый вуз и бог с ним?

– Будучи ректором, я просто не могу сказать, что решение руководства – Росморречфлота и Минтранса – об объединении было неправильным. Но для того, чтобы это звучало убедительно, нужны аргументы. А звучали они ещё на стадии обсуждения реформы. Главное – два вуза с богатыми историческими и техническими традициями шли параллельными курсами. При этом оба обладали чем-то, что дополняло друг друга.

Кроме того, если раньше говорили, что Университет водных коммуникаций готовит для реки, а Академия Макарова – для моря, то сейчас чистых речников практически нет. Всё более развивается флот смешанного плавания. Поэтому тем, кто думал плавать на реке, приходится получать документы, чтобы выходить в море. Даже на великих сибирских реках Лене, Оби, Енисее есть колоссальные проекты, связанные с завозом по Северному морскому пути

И в дальнейшем всё будет переплетаться ещё сильнее. Значит – нужны более универсальные специалисты. Кроме того, чего уж таить, многие наши преподаватели работали друг у друга. Многие конференции и мероприятия мы проводили совместно. Так что объединение подспудно началось задолго до официальной даты. При объединении важно было решить достаточно щекотливый вопрос: кто кого поглощает? Но Университет водных коммуникаций уже был на тот момент университетом с более широким диапазоном направлений подготовки, чем у академии, которая была сконцентрирована на эксплуатационных специальностях. Поэтому для того, чтобы не нарушить права учащихся и трудящихся и сделать процесс максимально безболезненным, было принято правильное, как я считаю, решение присоединить академию к университету. Хотя, как мне кажется, на этом не нужно акцентировать внимание. Слияние, объединение, присоединение – это техническая процедура.

Но это не значит, что академия должна была как-то раствориться и потерять свои позиции. Первое, что мы сделали, – образовали в рамках университета институт «Морская академия».

Это грело души тех, кто до этого учился или работал в академии. Человек всегда больше пессимист, чем оптимист. Ждёт, что его обидят, разрушат привычное. Мы же не тронули ничего. Наоборот, эксплуатационные специальности, которые раньше были в Университете водных коммуникаций, перевели в этот институт. Таким образом, он стал прямым наследником бывшей Академии имени адмирала Макарова.

При слиянии нам было важно не потерять имя. Адмирал Макаров – это не просто какая-то красивая вывеска. Это человек с героическим прошлым, большим количеством научных работ (многие его исследования по сей день до конца не изучены и не проработаны). Поэтому университет получил имя адмирала Макарова. Это тоже сняло многие проблемы.

На одном институте мы не остановились. Помимо уже существовавшего Института дополнительного профессионального образования, в котором собраны тренажёрная подготовка и многие другие вещи, мы образовали ещё два: Институт международного транспортного менеджмента и Институт водного транспорта.

– Это отсыл к ЛИВТовским временам?

– Многим это название согревает душу…

– Что даёт вузу институтская система организации? В чём её коренное отличие от обычной факультетской?

– Мы должны идти в ногу со временем, с решениями Министерства образования и Минтранса. Подготовку специалистов сохранили только на эксплуатационных специальностях. Остальное – бакалавриат. В этой связи очень важно усилить научные направления. В университете есть научно-исследовательский сектор. Но нужно привлекать к научной работе кафедры. Как раз это мы и планируем сделать с помощью новой системы организации. Институты получат больше самостоятельности для того, чтобы расширять научную деятельность, чтобы каждая кафедра помимо преподавания вела научную работу. А заработанные в результате средства будут оставаться у них. Помимо всего прочего, это может послужить стимулом к омолаживанию, которое во всех вузах проходит достаточно тяжело.

Кроме того, хотелось бы в доходах университета от внебюджетной деятельности какие-то доли закрепить за институтами. Это тоже может дать толчок к более энергичному развитию.

Своего рода НЭП университетского масштаба. Люди должны чувствовать, что всё заработанное ими не отберут в какой-то непонятный фонд, а они сами решат, куда направить – на зарплату, ремонт, приобретение нового оборудования, открытие направлений в исследовательской работе… Получается, что институтам делегируется часть университетских функций. Самостоятельность – путь к развитию.

Это не значит, что руководство остаётся без работы. У нас как-никак ещё 6 филиалов. И с ними достаточно много хлопот, потому что проблем хватает. В отдалённых городах, к примеру, очень остро стоит проблема с кадрами. Взять тот же Котлас. Там на весь город один доктор технических наук. Поэтому нередко приходится оказывать поддержку из головного вуза.

– Как вписались в процесс слияния средние учебные заведения, которые сохраняются у вас в системе?

– Они практически ничего не почувствовали – как работали, так и работают. По-прежнему готовят кадры среднего звена, которые очень востребованы. Как говорится, что ни поп, всё батька.

 

О престиже и трудоустройстве

 

– Вопрос о доходах. В прежние годы выпускник Академии Макарова – это, помимо морской романтики, ещё и престиж, загранплавания, модные вещи, импортная аппаратура, валюта – там и чеки в «Альбатрос» – здесь. Сегодня всё это стало общедоступным. При очень малом объёме информации о строительстве гражданских судов в России. Такое впечатление, что наш торговый флот – это то, что осталось от былой советской роскоши. На этом фоне то и дело приходится слышать, что наши моряки сидят без воды-еды-денег где-нибудь в Африке на арестованном за долги судне. Неужели все ваши курсанты – сплошь романтики?

– Проблема в том, что мы оцениваем современность с позиций прежних времён. Генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Почему часто и проигрывают. Если говорить о гражданском флоте, то тут действует принцип – если я не вижу, значит, этого не существует. Но в реальности на судостроительных предприятиях очередь на строительство на несколько лет вперёд. Что же касается флота, то неправда, что наших судов нет. Просто есть некоторые особенности.

Сегодня значительная часть нашего гражданского флота ходит под иностранным флагом. Одна из причин – огромная пошлина при ввозе и регистрации купленного за границей судна. Получается, что компания с российским капиталом, российским руководством и экипажем, а регистрация – другого государства. При этом налоги, зарплаты – всё идёт сюда. Так сложилась. Но ситуация будет меняться. Недавно был принят закон о развитии морской деятельности (я называю его законом Олерского по фамилии заместителя министра транспорта, который его пробивал). Его принятие привело к тому, что много судов вернулось под российский флаг. И компании получили возможность заказывать эти суда. Например, «Газпром» строит серию газовозов «Снежная королева». И приятно решение, что от матроса до капитана на них будут только российские моряки.

Это что касается моря. Работая над докторской диссертацией, я изучал списки всех российских компаний, которые работают на внутренних водных путях и имеют в своём флоте суда смешанного плавания. Поверьте – это десятки тысяч единиц. Представьте, сколько на них требуется одних только капитанов. А ещё ведь нужны офицеры, матросы и так далее. То есть востребованность специалистов – колоссальная.

Другое дело, что раньше мы любой импортной шариковой ручкой восторгались, если её кто-нибудь нам дарил. И в какой-то мере напоминали индейцев, которые меняли золото на стеклянные бусы. То время прошло. Но осталась романтика, которую никто не отменял. Правда, она переходит в достаточно напряжённый труд. А заработанные деньги наши моряки, где бы они ни плавали, везут в Россию, тратят их здесь.

Что же касается попадания в сложные ситуации... Самолёты иногда падают. Но мы не перестаём летать. Поезда иногда сходят с рельсов. Но мы не перестаём на них ездить. Корабли иногда тонут. Но мы по-прежнему работаем на них и ходим в рейсы. К чему я это? Да, паршивая овца в лице непорядочного судовладельца может попасться на пути. Или же бывает стечение обстоятельств. Но из этого не следует делать вывод, что не нужно ходить в море.

Вот и получается, что выпускники как высшего образования, так и среднего звена – речь идёт об эксплуатационных специальностях – нарасхват. На судах огромная нехватка кадров. У нас ребята проходят по ходу обучения несколько практик. Первая – ознакомительная. Она самая сложная. Никакие организации эту практику не любят. Для них это чистый расход. Но как только курсант получил свой первый морской документ – он нарасхват. Ребят ставят на штатные должности. 1000 долларов они получают практикантами на судне. Так что зарплаты неплохие. Другое дело, что работа не лёгкая. 

– Мы говорили о представителях эксплуатационных специальностей. А ведь университет готовит ещё специалистов по портам, гидротехническим сооружениям…

– Эти специалисты также очень востребованы. Во многих регионах им сразу представляют жильё. В частности, на Енисее в Красноярске. И зарплата совсем не плохая. А порты – всегда жили хорошо. И даже в самые трудные времена.

Так что если кратко ответить на вопрос, что же осталось, – достойная работа и достойная зарплата. Которые зачастую не зависят от колебаний курсов валют.

– Чего уж греха таить, многие получают высшее образование, чтобы потом работать менеджером в каком-нибудь автосалоне… Но ваши специалисты, получается, обеспечены работой по профилю.

– Нередко приходилось слышать от студентов: мама послала. Выучусь, а там видно будет… Мы регулярно проводим дни открытых дверей. И что отрадно, на них всё чаще спрашивают: а где я буду работать и сколько буду получать? По таким вопросам понимаешь, что человек идёт учиться осознанно. И процент таких студентов год от года растёт.

Вообще подсчёт требуемого количества специалистов – штука странная. Мы называем свои цифры, а в ответ слышим, что на самом деле нужно гораздо меньше. Потом узнаём что в Петрозаводском университете какая-то лаборатория выиграла конкурс. И по каким-то косвенным данным они решили, сколько нужно тех или иных специалистов. В результате выходит, что стране нужно не более десятка судомехаников… Но на деле соотношение совершенно иное. Не хочу обидеть этих людей, но мы видим, что цифры расходятся в разы. Возможно, они не знают специфику отрасли, и отсюда ошибки.

Сразу отвечу на возможный вопрос. Нам очень часто говорят, что незачем готовить экономистов, юристов и так далее. Дескать, пусть этим занимаются большие профильные вузы. Но как показывает опыт нашей работы, экономисты из больших вузов больше заточены на банковскую систему и всё, что к ней примыкает. И когда они приходят к нам без знаний специфики работы транспорта, то не понимают, что считают. И нередко их ошибки приводят к убытку. Поэтому, как правило, сторонние экономисты в системе не приживаются.

Что же касается юристов… Специалистов по морскому праву ещё можно найти, хотя их не готовит никто. Но с речным правом – вообще беда. Там даже терминология не отработана как следует. Например, нет чётких определений, что такое бакен. Или судовой ход. Именно поэтому разбирательство большинства аварий ни к чему не приводит. Невозможно доказать вину того или иного судоводителя. И эту работу не сделают выпускники больших университетов. 

– Сколько в стране вузов, подобных вашему?

– Шесть. Университеты в Петербурге, Новороссийске, во Владивостоке, Нижнем Новгороде и Новосибирске. И единственная Академия водного транспорта в Москве. Таким образом, каждый вуз выполняет задачу в своём регионе. Плюс филиалы среднего профессионального образования в разных городах. 

 

О морских походах и патриотическом воспитании

– На границе 1990-х годов вашему учебному паруснику «Мир» приходилось зарабатывать на жизнь самому. В частности, коммерческими походами, катая богатых иностранцев, ищущих морской романтики…

– Сегодня, как и раньше, главная задача «Мира» – обеспечение плавательной практики. В ходе неё мы выполняем двуединую задачу. Не только обучаем курсантов, но ещё и воспитываем. Очень часто приезжают ребята из отдалённых деревень и городов, которые даже театра никогда не видели.

Каждый поход парусника мы стараемся, чтобы это была не только рутинная работа, но и что-то интересное, что работало бы на патриотическое воспитание. Мы не забываем, что «Мир» – это посланец Санкт-Петербурга, и мы его таким образом позиционируем. Поэтому ребята участвуют в акциях за рубежом. Так, 9 Мая отмечали в Гамбурге. И немцы очень хорошо к этому подготовились.

В прошлом году основным лейтмотивом учебного плавания была Олимпиада в Сочи. Чтобы успеть на неё, вышли в феврале. 45 суток шли без заходов. В жестокие шторма. В Ла-Манше крен доходил до 45 градусов. В Чёрном море опять попали в жестокий шторм. Но ни один парень не сдался – выдержали все. Сначала работали в порту в качестве волонтёров. А потом пришлось заменить тех, кто сбежал из горного кластера, где было очень тяжело. По итогам Игр многие ребята получили наградные часы от министра транспорта.

И из Сочи мы пошли за иконой Святого Владимира, которая была написана в Александро-Невской лавре, потом её самолётом отправили в Ватопедский монастырь на Святой Афон. Там она набиралась святости. Мы на паруснике её забрали и дальше пошли маршрутом славы российского флота. И на акваториях морских сражений рассказывал ребятам об истории флота, чтобы привить им гордость за свою страну.

По возвращении мы пришли с этой иконой крестным ходом и водрузили её в Пантелеимоновской церкви, для которой она и писалась.

– То есть вы совмещаете практику с определённым воспитательным моментом…

– Обязательно. В прошлом году, когда пришли в Грецию, нас попросили на обратном пути зайти в город Александропулис на границе с Турцией. Там оказалось очень много этнических греков, которые выехали из разваливающегося СССР. Поэтому отношение к России – особое. По просьбе местного митрополита мы крестным ходом доставили икону Святого Владимира в местный собор Святого Николая. Там она простояла двое суток. Мимо неё прошёл весь город. Владимир оказался одним из самых почитаемых святых, поскольку он спас Византию от гражданской войны. Его дружина из 6000 варягов остановила братоубийство. Греки это помнят.

Наши курсанты из Новороссийска не очень понимали, что происходит. Когда во время построения на палубе я им всё рассказал, они прониклись важностью происходящего.

– В этом году «Мир» ушёл по пути Северных конвоев…

– Нынешний год – 70-летие Победы в Великой Отечественной войне. Ещё с былых времён большее внимание при освещении тех событий уделялось центральным и южным участкам фронта. Но как в войне сражался Север – знают мало. А ведь на Рыбачьем остался кусок границы, который немцы так и не смогли преодолеть. Мало кто знает, что от Мурманска остались практически одни печные трубы. И конечно, героические Северные конвои! Под бомбёжками, в условиях постоянных торпедных атак. И при этом моряки понимали, что в случае гибели судна они смертники. 15 минут в воде при той температуре – это верная гибель от переохлаждения. Но все честно выполняли свой долг.

Понятно, почему в этом году мы решили пройти маршрутом Северных конвоев. Так, в июне «Мир» зашёл в Архангельск. Там курсанты приняли участие в нескольких мероприятиях.

Одним из наиболее запомнившихся стала встреча с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, который прибыл в Архангельск на празднование 25-летия канонизации Иоанна Кронштадтского. Кстати, Арктическому университету, с которым нас связывает давняя дружба, на открытие аудитории имени Иоанна Кронштадтского мы подарили икону с изображением этого святого. Этот святой объединяет нас и архангельские земли. Он отслужил молебен в кабинете адмирала Макарова, когда тот отправлялся на войну в Порт-Артур. А родом он с Поморья.

В поход этого года на «Мире» отправилась ещё одна икона – Святого Владимира, – которая после плавания вернётся в Петербург. Ведь этот год – год Святого Владимира – 1000-летие его кончины.

– Мы говорим о том, как «Мир» встречают там, как его встречают здесь. А в родном городе?

– При возвращении мы устраиваем «Миру» торжественную встречу. Приходят представители Морского совета, Морской администрации, порта, Росморпорта, комитета по молодёжной политике, Морского собрания. Но надо помнить, что этот день принадлежит родителям. Им хочется скорее заполучить своих отпрысков.

Но, наверное, надо чаще открывать корабль для горожан. Это и определённая профориентационная работа, и многим сегодня интересно, что же такое парусник, как он устроен.

 

 

Беседовал Игорь Осочников. Фо­то автора
Афиша

1 октября, 16:00

Концерт «Великие мастера „короля-солнце“ Людовика XIV», Шереметьевский дворец

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

1 октября, 20:00
Концерт Sting СКК «Ледовый дворец»

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.57
0.087 (-0.15%)
Курс Евро
68.56
0.518 (-0.76%)
Погода
Сегодня,
25 сентября
понедельник
+17
Ясно
26 сентября
вторник
+14
Облачно
27 сентября
среда
+14
Ясно