Планета

«Халифат» идёт в Центральную Азию?

14 августа 09:18

Процессы, происходящие на границе Афганистана с бывшими азиатскими республиками Союза, чреваты серьёзным обострением обстановки в регионе


Радикальное исламистское движение «Талибан» (запрещённое в РФ) официально признало смерть своего лидера муллы Омара. Как выяснилось, он умер ещё два года назад в пакистанской больнице. На шуре (совете) в городе Кветт – пакистанском бастионе талибов – избран новый лидер. Им стал мулла Ахтар Мухаммад Мансур, бывший помощник Омара. Личность эта несколько загадочна. После избрания Мансура талибы отложили второй раунд переговоров с афганским правительством, а сам Мансур заявил, что война будет продолжена до тех пор, пока в Афганистане не будет установлено исламское правление. Всё это говорит о том, что надежды на замирение талибов были преждевременны.

Возможно, причина этого во внутренних проблемах движения. Например, некоторое время назад от него откололась группировка «Махаз федаи».

– Теперь разногласия станут более очевидными, особенно между последователями жёсткой линии Омара и теми, кто поддерживает инициативы по примирению, – заявил американскому телеканалу CNN некий осведомлённый источник.

Нового лидера Мансура раскольники из «Махаз федаи» уже обвинили в том, что именно он отравил Омара в процессе борьбы за власть.

Между тем на западе Афганистана талибы устроили перестрелку друг с другом, в которой погибли девять человек. Причиной конфликта тоже стали разногласия из-за нового лидера. По всей видимости, в ближайшее время мы станем свидетелями ожесточённой борьбы за власть в «Талибане». Его руководители прекрасно понимают, что им необходимо упрочить свою структуру, чтобы с окончательным уходом американских войск в декабре этого года оставаться серьёзной силой на афганской политической карте.

Другую проблему для «Талибана» представляет деятельность «Исламского государства» (организация также запрещена в России), которое в начале года заявило о своём присутствии в Афганистане. Сначала количество афганских боевиков, присягнувших «халифу» Абу Бакру аль-Багдади, было ничтожно. Однако их число быстро увеличивается, и уже в апреле талибы призвали «противостоять «ИГ» и не дать поднять его флаг над Афганистаном».

Одновременно видна тенденция к сближению двух движений. Так, недавно в руки американской разведки попал документ, вышедший из недр «ИГ», в котором сказано о грядущем объединении «Талибана» и «ИГ» в единую «армию террора».

«Вместо того чтобы тратить впустую энергию в прямой конфронтации с США, мы должны сосредоточиться на вооружённом восстании в арабском мире», – говорится в манифесте. Специалисты, кстати, признали его подлинным. Конечно, это пока лишь «декларация о намерениях», однако весьма показательная.

Возможен ли союз между «Талибаном» и «Давлати Исломи Ирак ва Шам» (так называют в Афганистане «ИГ»)? Эксперты утверждают, что это вполне вероятно.

– Совершенно очевидно, что полномасштабный конфликт между «ИГ» и «Талибаном» ослабит и тех и других. Поэтому я не думаю, что их лидеры, производящие впечатление очень рациональных людей, пойдут на это в ближайшее время, – говорит Елена Галкина, востоковед, доцент Высшей школы экономики.

Однако, скорее всего, события пойдут по следующему сценарию. Всё-таки «Талибан» и «ИГ» имеют большие различия и противоречия. «Талибан» – преимущественно пуштунская организация, заточенная на построение фундаменталистского исламского государства в рамках Афганистана. А «ИГ» – организация наднациональная, ставящая целью создание мирового халифата.

– К созданию «Исламского государства» была приложена иностранная рука. В Афганистане «ИГ» – это чужая система терроризма, которая преследует цель выйти за пределы страны и начать запугивать другие государства, – считает экс-президент Афганистана Хамид Карзай, до сих пор остающийся одним из самых авторитетных политиков страны.

Помимо идеологических разногласий у «Талибана» и «ИГ» есть серьёзная экономическая конкуренция. А именно, претензия на контроль над афганским наркотрафиком, что в этом регионе означает не только богатство, но и власть. Потому в наркотрафике заинтересованы все: и талибы, и «воины халифата», и афганские власти, и оккупационные войска.

Так что, скорее всего, речь пойдёт не об объединении, а о массовом приходе талибов в «ИГ».

– В движении «Талибан» усилится раскол, что, в свою очередь, увеличит отток командиров и бойцов. Перетекать они будут в «ИГ» как единственную для себя альтернативу в регионе, – предрекает Евгений Супер, обозреватель проекта «Однако».

Схожей точки зрения придерживается и политолог Барнетт Рубин, бывший старший советник специального представителя США по Афганистану и Пакистану:

– Смерть муллы Омара может расколоть «Талибан»: часть членов движения решает оставить борьбу и присоединиться к «системе»; часть, наоборот, – влиться в ещё более экстремистские группировки, например «ИГ», и выступать против правительств как Афганистана, так и Пакистана.

Для России всё это весьма неприятно.

 

– «Исламское государство», разобравшись с талибами, планирует пойти в Центральную Азию, где их, безусловно, встретит ОДКБ. А вот из Центральной Азии они уже попытаются пойти на Кавказ, – считает Андрей Манойло, сотрудник российских спецслужб, профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

 

картография

 

Сегодня «ИГ» присутствует в 25 из 34 провинций Афганистана. «Халифат» явно стремится использовать территорию этой страны в качестве плацдарма для более широкой экспансии. И первыми на пути этой экспансии стоят постсоветские государства Центральной Азии. Рассмотрим эту возможность по странам в порядке возрастания угрозы.


Казахстан

Хотя по геополитическому проекту «ИГ» Казахстан должен стать частью провинции «халифата» Хорасан, отсутствие общей границы с Афганистаном отдаляет эту перспективу. Однако участие некоторых граждан республики в войне на стороне «ИГ» (сейчас их примерно 300) беспокоит казахское руководство.

– В рядах экстремистов и террористов оказываются люди с образованием, из городов, – говорит Досым Сатпаев, казахский политолог.

Сейчас в Казахстане собираются ужесточить законодательство, чтобы запретить возвращение боевиков.


Киргизия

Тоже не имеет границы с Афганистаном, и вплоть до последнего времени считалось, что она в безопасности от «ИГ». Хотя, по данным МВД республики, на стороне террористов «ИГ» воюют свыше 400 киргизов. Однако 16 июля в Бишкеке прошло задержание группы террористов из «ИГ», планировавших провести взрывы в столице и на российской авиабазе в Канте.

Критически важен происходящий в последнее время уход страны с орбиты США. Недавно власти Киргизии денонсировали соглашение о сотрудничестве с США, действовавшее с 1993 года. Как часто предполагают, «ИГ» было создано под патронажем США для решения деликатных геополитических задач. Поэтому не удивительно, что сразу после денонсации соглашения «ИГ» разместило в интернете видеообращение «к народу Киргизии», в котором недвусмысленно говорилось о предстоящей войне с «неверными». Это вполне может быть американским намёком киргизским властям.

– Поскольку Киргизия является одним из важных объектов в планах общей дестабилизации региона со стороны США, то раскрутка этого события (денонсации соглашения. – Прим. ред.) может превратить его в некий катализатор процесса, – говорит Александр Князев, доктор исторических наук, координатор региональных программ Института востоковедения РАН.


Узбекистан

Граница Узбекистана с Афганистаном довольно коротка – всего 137 километров. Она считается одной из наиболее тщательно охраняемых в мире. Однако складывающаяся в северном Афганистане обстановка может позволить решительный бросок исламистов в Узбекистан.

– Мы не должны недооценивать постоянство и упорство, с которыми террористы создают проблемы в приграничных районах, – считает узбекский политолог Яксарт Садиков.

Кроме того, в последнее время вновь активизировалось Исламское движение Узбекистана (ИДУ, организация запрещена в РФ). Сейчас ИДУ оперирует в Афганистане и Пакистане. В последнее время вылазки узбекских боевиков стали активнее. Недавно движение сменило название, теперь оно именуется «Джундулло» – «Войско Аллаха». Это было сделано для того, чтобы преодолеть узкоэтнический характер движения. В прошлом году (кстати, по причине молчания муллы Омара) ИДУ устами своего лидера Усмана Гази отозвало свою присягу талибам и заявило о лояльности «ИГ». А буквально на днях ИДУ заявило о самоликвидации и вхождении в состав «Исламского государства». Правда, эта информация ещё не подтверждена.


Таджикистан

Таджикистан обладает гораздо более протяжённой границей с Афганистаном. В Государственном комитете национальной безопасности Таджикистана утверждают, что численность вооружённых группировок на границе составляет до 4–5 тысяч человек. В республике, где жива память о кровавой гражданской войне, эти обстоятельства вызывают нервную реакцию. Ещё в феврале были приведены в повышенную готовность погранвойска и силы государственной безопасности.

– Происходящее в Афганистане вызывает беспокойство, особенно с учётом вывода оттуда войск международной коалиции, – говорит Игорь Лякин-Фролов, посол России в Таджикистане.

Не меньшую озабоченность вызывают у таджикских властей и действия «ИГ». Показательно, что из каждых 30 сообщений, опубликованных государственным информационным агентством «Ховар», десять связаны с «ИГ». Известно, что на стороне «ИГ» в Сирии и Ираке воюют свыше 600 граждан Таджикистана. Самым громким случаем стал переход на сторону «ИГ» командира республиканского ОМОНа полковника Гулмурода Халимова. На днях власти республики заявили, что граждане Таджикистана, принимающие участие в деятельности террористических организаций за рубежом, могут быть лишены гражданства.


Туркмения

Все эксперты сходятся на том, что в случае серьёзной агрессии «ИГ» в Центральную Азию эта страна попадёт под самый сильный удар. Очень серьёзен тут газовый фактор. Одним из главных покровителей «ИГ» остаётся Катар, чрезвычайно заинтересованный в сохранении своего доминирования на энергетических рынках Азии. Соответственно, и в срыве проекта газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия), а также поставок туркменского газа в Китай.

– Захват территорий Туркменистана никому не интересен, а вот сорвать газовый контракт и отсечь водные потоки с афганских территорий можно легко, – уверен Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока.

744-километровая граница Туркменистана с Афганистаном – самая протяжённая среди всех стран региона. При этом, несмотря на спешные попытки укрепления, она довольно слаба. С прошлого года там всё время происходят стычки туркменских пограничников и членов различных группировок. По разным оценкам, численность исламистов на границе с Туркменией достигает 3–10 тысяч бойцов. Положение усугубляется недальновидным поведением руководства республики.

 

– С туркменским руководством работать бесполезно. Оно ни с кем не будет входить ни в какие оборонительные альянсы и искренне уверено, что объявило о своём нейтралитете, и поэтому у него с Афганистаном будет всё хорошо, – говорит Евгений Сатановский.

 

мы в регионе

 

«Сильная Россия – значимый фактор стабильности Афганистана»

Некоторое время назад в Москве побывал бывший президент Афганистана Хамид Карзай. На встрече с ним Владимир Путин отметил, что Россия обеспокоена ситуацией в Афганистане. Президент РФ выделил три главные причины этого беспокойства: деятельность в стране «Талибана», «ИГ» и Исламского движения Узбекистана.

– Сильная Россия – значимый фактор стабильности Афганистана. Период присутствия советских войск в Афганистане был периодом стабильности. США находятся за 10 тысяч километров от нас. Россия не может уйти. США уйдут, но Россия останется, – позже сказал Карзай.

Хоть эти оценки и вызваны желанием Афганистана добиться полноценного членства в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которой Кабул пока обладает лишь статусом наблюдателя, они в основном верны. То, что происходит в Центральной Азии, Россия игнорировать не может. Поэтому постепенно происходит наращивание военного присутствия России в регионе. Например, ещё в июне российские военные инструкторы приступили к обучению таджикских военных. А в середине мая в республике состоялись показательные учения Коллективных сил быстрого реагирования Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Со стороны России в учениях участвовали около 500 военнослужащих 98-й дивизии воздушно-десантных войск, а также 60 единиц военной техники.

Несомненно, в Кремле пристально следят и за деятельностью «ИГ». Ведь усиление «халифата» напрямую угрожает нашей стране.

 

Очень показателен недавний визит в Россию иранского генерал-майора, командира спецподразделения «Кудс» Корпуса стражей Исламской революции Казема Сулеймани. По некоторым данным, он встретился с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. Содержание переговоров осталось неизвестным, но в своей стране Сулеймани считается главным специалистом по борьбе с «ИГ», которую Иран ведёт уже давно.

 

Павел Виноградов
Афиша

1 октября, 16:00

Концерт «Великие мастера „короля-солнце“ Людовика XIV», Шереметьевский дворец

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

1 октября, 20:00
Концерт Sting СКК «Ледовый дворец»

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.57
0.087 (-0.15%)
Курс Евро
68.56
0.518 (-0.76%)
Погода
Сегодня,
25 сентября
понедельник
+17
Ясно
26 сентября
вторник
+14
Облачно
27 сентября
среда
+14
Ясно