Культура

«Претензии предъявляю самому себе»

14 августа 08:58

Исаак Штокбант – о том, всегда ли в молодом актёре можно разглядеть звезду, и кто виноват, если чуда не случилось

Сегодня художественный руководитель Санкт-Петербургского музыкально-драматического театра «Буфф», народный артист России, участник Великой Отечественной войны Исаак Штокбант отмечает 90-летие.

От больших торжеств в свою честь он отказался. Зато в качестве подарка себе и зрителям ставит спектакль «Дневник авантюриста» по комедии Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты», премьера которого намечена на осень. Также в следующем сезоне режиссёр планирует восстановить в новой редакции комедию Никколо Макиавелли «Мандрагора».

Накануне юбилея корреспондент «НВ» пообщался в стенах «Буффа» с его основателем и вдохновителем.

– Исаак Романович, хотели бы вы что-нибудь изменить в своей жизни?

– Нет. Если бы предложили начать жизнь сначала, то я предпочёл прожить её так же. Для меня счастье – быть в ладу с состоянием своей души. Именно так я и прожил 90 лет. С теплотой вспоминаю военную службу и честно служу искусству. Радуюсь за своих учеников, которых стараюсь воспитывать не только как артистов, но и как граждан. Благодаря общению с молодёжью легко вписываюсь в сегодняшний день. Выражаясь современным языком, меня можно назвать продвинутым. Сама жизнь продвинула.

– Вы родились и выросли в Ленинграде. Каким вам запомнился город вашего детства?

– Для меня он всегда был сказочным. Школьниками, гуляя по набережным Невы, мы фантазировали, кто из нас в каком дворце хотел бы жить. Тогда трудно было представить, что предстоит пережить городу в ближайшем будущем. О начале войны мы узнали, будучи на даче. Помню, как с мальчишеским задором я восклицал матери: «Чего ты плачешь, да мы за две недели расколошматим немцев и будем в Берлине!» Но скоро иллюзии рухнули. Мы с родителями прожили здесь всю блокаду. Папа по инвалидности на фронт не попал, но у себя на производстве был начальником штаба противовоздушной обороны. Он принёс с работы какую-то печурку, и мы в ней сожгли почти всю нашу мебель. Нашлись люди, которые купили у нас старинное пианино, оставшееся от деда, за буханку хлеба. Как-то отец принёс столярный клей, который мы варили и ели. Так как-то и пережили блокадное время.

– А каково было попасть на фронт после блокады?

– В 1943 году по достижении 18-летнего возраста я был направлен в Артиллерийское миномётное училище, где за несколько месяцев готовили офицеров. Для меня это было нечто невообразимое – по выходным давали кусок белого хлеба с маслом. Можно сказать, меня там откормили, после чего младшим лейтенантом я был отправлен на 2-й Украинский фронт в качестве командира взвода управления. В составе Южной группы войск дошёл до Австрии. До сих пор помню поэтические строчки, которые сочинил, когда мы взяли город Мюрццушлаг: Три года шли мы до него, изведав все пути, / Чтобы туда, ступив ногой, уж дальше не идти. 

Потом мы освобождали Венгрию, где нас встречали с благодарностью – как победителей. У меня есть орден Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени, разные медали, но самой дорогой боевой наградой является знак, на котором написано одно слово – фронтовик. Его давали только тем, кто был на передовой.

– Почему по окончании войны вы задержались в армии ещё на 16 лет?

– Меня направили в Москву, в Военный институт иностранных языков. Так я и остался в Вооружённых силах, дослужившись до подполковника. Но когда по распоряжению Хрущёва началось сокращение, я тут же написал рапорт об увольнении и отправился поступать в Театральный институт. Мне уже было 35 лет, и идти можно было только на режиссуру. Я поступил на курс Александра Александровича Музиля. А вторым педагогом у нас был Аркадий Иосифович Кацман (всего на три года старше меня), прославившийся знаменитым выпуском 1983 года с дипломным спектаклем «Ах, эти звёзды!». В тот же год началась история «Буффа».

– Кстати, помимо вашего личного юбилея театр сейчас отмечает маленькую круглую дату – пять лет жизни в новом здании на Заневском проспекте. Как вы здесь освоились за первую пятилетку?

– Самое главное, что театр приобрёл на новом месте своего зрителя. Каждый год у нас играется не менее трёх премьер. Но всегда хочется лучшего. Поэтому каждый раз во время репетиций возникает такое ощущение – что-то чуть-чуть или не чуть-чуть не так, чего-то не хватает. И когда не складывается, я пропускаю это через себя и ставлю в укор себе. Это же не только артисты моего театра, но и мои ученики. Значит, я их чему-то не доучил. Самые большие претензии предъявляю самому себе.

– Через «Буфф» прошли многие артисты, ставшие впоследствии звёздами. Легко ли отпускаете своих птенцов из «гнезда»?

– Легко. Я создавал свой театр, состоящий из своих же учеников. Каждые пять лет происходит естественная ротация – кто-то прибывает из числа выпускников Театральной академии, а кто-то уходит из стен театра в свободное плавание. Всё-таки я готовлю актёров широкого профиля. После I курса становится ясно, кто больше тяготеет к эстраде, а кто – к драме. По окончании учёбы ребята первый год работают в «Буффе». Это для них стартовая площадка. В своё время перешли на эстраду Юра Гальцев, Гена Ветров, Илоночка Броневицкая. А на их места пришли новые ребята. Труппа состоит из 80 человек, в ней постоянно происходит обновление. Но со всеми бывшими артистами «Буффа» сохраняются хорошие отношения. Надо отметить, что все они помнят о том, с чего начинали своё восхождение в профессии, и отдают должное той школе, через которую прошли.

– Правда, что некоторых из своих будущих студентов вы брали вопреки мнению других членов приёмной комиссии?

– Это действительно так. Такая история произошла с Леночкой Либенбаум, известной как Елена Воробей. Мне говорили: «Ну что это такое – небольшого росточка, невзрачной внешности!» А я разглядел в ней талант и, к счастью, не ошибся.

– Бывало, что ошибались?

– Конечно. При каждом наборе происходит отсев (два-три человека). Даже сейчас, несмотря на мой большой опыт, не обходится без этого. У меня сегодня II курс. За два года обучения пришлось расстаться с тремя студентами, которые, к сожалению, обманули мои ожидания. Но они не виноваты. Просто по ошибке пошли не в тот вуз, а я по ошибке их принял к себе.

– Как получилось, что, будучи режиссёром драматического театра, вы стали руководителем эстрадного курса?

– По окончании института, в котором теперь преподаю, я был главным режиссёром Красноярского ТЮЗа, а потом – Петрозаводского драматического театра. После 11 лет пребывания в творческой командировке вернулся в родной Ленинград. Некоторое время руководил творческой мастерской «Ленконцерта». Как-то заглянул в свою альма-матер. Там мне встретился мой педагог Александр Музиль, который сообщил, что Аркадий Райкин набрал курс режиссёров эстрады, но уехал в Москву. Мне было предложено «подхватить» оставшихся без руководителя ребят. Так началась моя педагогическая деятельность. В 1979 году я набрал свой первый курс артистов эстрады, с выпускниками которого в 1983 году создавал «Буфф».

– Городские власти тогда легко пошли вам навстречу?

– Да. Ещё будучи студентами, ребята играли на разных площадках наши эстрадные программы и спектакль «Мандрагора». Так что нас в городе хорошо знали, поэтому идею создания нового театра эстрадного направления восприняли хорошо. Единственное, что не устроило городских руководителей, так это предложенное мною название – театр «Кабаре». Слово насторожило, потому что воспринималось как нечто буржуазное. Подумав, я предложил назвать по-другому – «Буфф». Это было оправдано исторически, потому что в 1870 году в Петербурге был открыт близкий нам по стилистике театр «Буфф», закрытый после революции как «легкомысленный». Моё предложение восприняли воодушевлённо, почему-то решив, что это «самое подходящее пролетарское название». Наверное, возникла ассоциация с произведением Маяковского «Мистерия-буфф».

Кстати, в последнее время отдельные критики мне неоднократно предлагали сменить не совсем подходящее, по их мнению, клоунское название, потому что у нас в репертуаре много серьёзного материала. Но я отвечаю, что теперь это невозможно, поскольку «Буфф» стал, как теперь говорят, брендом.

 

 

Беседовал Константин Глушенков
Курс ЦБ
Курс Доллара США
62.34
0.535 (0.86%)
Курс Евро
68.78
0.485 (0.71%)
Погода
Сегодня,
28 января
вторник
-2
29 января
среда
0
Облачно
30 января
четверг
0
Облачно