Общество

Любовь к животным обязательна

15 августа 09:12

Сотрудники Ленинградского зоопарка, который сегодня празднует своё 150-летие, рассказали корреспондентам «НВ» о том, как проходит их рабочий день

Любимцы публики – белые медведи – настоящие артисты. Ловят еду в полёте. Очень, кстати, любят свёклу

 


Передо мной жестяная миска, полная… Нет, в таком случае принято говорить кишащая. Так вот передо мной миска, кишащая белыми червями. Они переплетаются и извиваются.

И их надо ловить. Главное – взять в руки самого первого, понять, что это не так противно, как казалось, и взять второго, а за ним третьего и четвёртого. Вместе с Юлей, которая в зоопарке ухаживает за обезьянами, мы делаем «конфетки» для её питомцев. Обёртка – длинные полосы пергаментной бумаги, а вот начинка разнообразная – пожухлые цветки клевера, пшено, сухофрукты и, как вишенка на торте, – белый червяк. Быстро, чтобы самый вкусный ингредиент не уполз, а надо сказать, делают это они шустро, закручиваешь бумагу, туго завязываешь её на два узла и откладываешь в сторону. И так для каждой обезьяны.

Утро в зоопарке начинается за два часа до прихода первых посетителей. В восемь часов все киперы (так на профессиональном языке называют тех, кто ухаживает за животными), зоотехники, отвечающие за рацион обитателей зоопарка, а также сотрудники ветеринарной службы уже на своих рабочих местах. В клетках надо убрать, животных покормить, а их самочувствие проверить.

Так, например, в отделе приматов киперы оставляют друг другу записки, какие витамины надо дать животным. Пишут их маркером на двери внушительных размеров холодильника.

Юля, с которой мы слаженно скрутили уже с десяток «конфет», рассказывает, как пришла сюда работать.

– Образование я получила в сфере туризма, но, когда встал вопрос трудоустройства, выяснилось, что я могу пойти только на место горничной. А если выбирать, у кого быть горничной – у человека или животного, то для меня работать с животными оказалось интереснее.

При трудоустройстве работники зоопарка ещё не знают, куда попадут: всё зависит от наличия свободных мест в том или ином отделе. Но каждого, кто пришёл сюда на собеседование, спрашивают, любит ли он животных, и предупреждают, что эта работа не баловство, а тяжёлый труд.

– Поначалу было страшно, – вспоминает Юля. – Даже незнакомая собака на улице может напугать, а тут обезьяны, у которых высоко развит интеллект. Поначалу они все воспринимают тебя с интересом, а потом начинают складываться отношения. И с каждым животным они разные. Кто-то тебя уважает, кто-то принимает как члена семьи, а есть и те, кто считает тебя самым слабым звеном в иерархии. Они пытаются тебя схватить, корчат гримасы, издают устрашающие звуки. И от вида это не зависит: у каждой обезьяны, как у человека, свой характер. Меня почему-то невзлюбили самки белоносых мартышек, хотя повода я им не давала и никогда не обижала.

Приматы едят от четырёх до пяти раз в день. Так что день Юли и других киперов в этом отделе почти целиком посвящён приготовлению еды. При этом мучные черви не самое экзотическое из того, что приходится брать им в руки. Так, например, весь отдел боится шипящих мадагаскарских тараканов, самые маленькие из которых размером со спичечный коробок. Правда, сотрудники идут на хитрость и кладут их в холодильник, отчего тараканы впадают в спячку. Подобные лакомства, конечно, не основной рацион обезьян. Они нужны для того, чтобы приматы проявили свои природные инстинкты. Потому и заворачивают их в замысловатые обёртки, кладут в пластиковые бутылки с отверстием для лапы и специально сделанные кашпо из кокосов.

– Обезьяны – подвижные животные, и их надо всё время заинтересовывать, – объясняет Юля. – Иначе это будет уже не только наша головная боль, но и тех работников, которые ремонтируют вольеры. Наши питомцы любят всё разбирать и раскручивать.

На сленге зоопарка такое кормление называется «обогащением». Бывает оно также зрительным, когда животному показывают новый предмет. Например, недавно одной из сотрудниц друзья, прознав, что та ухаживает за обезьянами, подарили плюшевого гиббона. Чем девушки, конечно, воспользовались и на следующий день уже демонстрировали гиббону его плюшевую копию.

Ещё одна обязанность работников – проводить кликер-тренинг.

– Кликер – это такая небольшая штучка с кнопочкой, – доходчиво для непосвящённых объясняет Юля. – Нажимаешь на кнопочку – и она щёлкает. Например, животное пришло к нам из-за границы и русскую речь не понимает. Мы щёлкнем и даём вкусняшку – либо семечку либо червяка. Ещё раз щёлкнем и опять даём вкусняшку. Животное запоминает последовательность и уже после щелчка ждёт, когда же на него свалится это съестное счастье. Когда этот момент он усвоил, мы начинаем щёлкать в нужный нам момент – когда надо пощупать пульс или взять кровь на анализ. Нужно это для того, чтобы при необходимости животное не боялось врачей. Процесс этот, конечно, длительный.

В отделе рептилий змей не только содержат, но и растят. Шею корреспондента «НВ» нежно обвил маисовый полоз

 

Не смотрите, дети, как ест питон!

А вот у рептилий сегодня вегетарианский день – овощи, фрукты, горсть творога. Для больших черепах куски нарезаются покрупнее, а для маленьких и игуан – поменьше.

– Банан оставим бананоеду, – инструктирует нас Андрей Шестаков, который уже третий год работает в зоопарке зоотехником.

Кроме ухода за животными зоотехник занимается составлением рациона, контролем за поголовьем и приобретением новых видов. Потому и образование требуется высшее.

Вуз Андрей закончил ещё в родном Калининграде, где также работал в местном зоопарке, а переехав в Петербург, трудоустроился сюда. Так что для него зоопарк – это уже судьба. Правда, поначалу пришлось взять тайм-аут и целый месяц думать – место было только в секции хищников, а туда он идти не хотел. Как признаётся сам – боялся. После хищников он попал в павильон «Экзотариум». Теперь его питомцы – змеи, черепахи, игуаны и крокодил Тотошка. Последний, к слову, любимец Андрея.

– Рептилии после хищников был второй нелюбимый отдел, – смеётся Андрей.

Тем не менее сегодня он нежно называет несговорчивых игуан «дамами», маленьких черепашат переносит к кормушке, спасая от толстых брюх великовозрастных сородичей, и подкармливает своего любимца Тотошечку рыбкой.

В павильоне у крокодила очень жарко и влажно. Тотошка лежит в бассейне, от хвоста до зубастой пасти весь облепленный подружками-черепашками.

– Тотошка у нас крокодил доброжелательный, черепах не ест, – рассказывает Андрей, – у них сложились свои отношения. Если мы подсаживаем новую черепаху, то с ней поначалу разбирается главная черепаха – этакая мамаша. Если всё заканчивается мирно, то её принимают. А если разворачиваются военные действия, то на подмогу приходит Тотошка. И приходится тогда уже спасать новенькую черепаху.

Ещё один добродушный персонаж здесь – шпороносная черепаха по кличке Базилик. Будучи крупнее, старше и мудрее своих сородичей, она не только позволяет собой любоваться, но и катает маленьких гостей зоопарка. Правда, есть ограничения по возрасту – оседлать Базилика может только ребёнок до трёх лет.

Впрочем, и на изнанку павильона, куда посетителям в обычные дни вход воспрещён, посмотреть интересно. Кроме кухни, где всё нарезается и раскладывается по мискам, есть несколько комнат, где также обитают рептилии. Животных иногда меняют: кого выставляют для зрителей, а кто-то уходит сюда в отпуск. Здесь же, в контейнерах, похожих на пищевые, правда, с решётчатыми боками, набираются сил и веса маленькие змеи.

А вот в картонные коробки, которые стоят посреди кухни, слабонервным лучше не заглядывать. Там «живой корм» – пищат и топчутся, царапая друг другу спины, белые мыши.

– Не жалко? – тут же спрашиваю я Андрея.

– Жалко, конечно, – говорит зоотехник. – Мне один друг всё предрекает, что с меня в аду за этих мышек ещё спросят. Но после хищников, где уходило до десяти кроликов в неделю, уже попривык.

Кролик здесь, к слову, тоже есть. Сидит в кладовке, бедняга, ждёт, когда питон проголодается.

– Недоумение у меня вызывают случаи, когда на показательные кормления приводят детей, – жалуется на нерадивых родителей Шестаков. – И такое происходит почти в каждом зоопарке. Ты предупреждаешь, что зрелище, мягко сказать, не из приятных. Но так устроена жизнь, хищники кушают других животных. Родители упираются, твердят, что ребёнок у них закалённый и не такое видал. В итоге ребёнок смотрит, как питон съедает кролика, и у него истерика, его просто не успокоить. А был случай, когда одна дама с детьми, после того как они увидели обед льва, подала на зоопарк в суд. Ну когда ты видишь, что будет показательное кормление льва, – можно догадаться, что это будет не яблоко. Так у нас всегда висит объявление: в такое-то время будет показательное кормление, и у посетителей есть выбор – хотят они это видеть или нет.

Как порадовать бабушку – стать кипером у жирафа

Когда видишь Катю, сразу понимаешь, чта эта девушка ухаживает за жирафами. Она сама будто только что из Африки: шляпа хоть сейчас на сафари, а под ней огненного цвета дреды. Катя, опережая мой вопрос, кивает и говорит, что имидж решила сменить как раз из-за своих питомцев.

Их у неё двое – мама Луга и дочка Соня. Для тех, кто не знает, может показаться наоборот, потому как дочка значительно переросла свою родительницу.

– В папу пошла, – объясняет девушка-кипер, – а вот Луга у нас настоящий долгожитель, если средний возраст жирафов – от 15 до 20 лет, то Луге уже за 30.

Жирафы встречают людей по запаху. Вот и корреспондентов «НВ» Луга с Соней в первую очередь решили обнюхать. Запах для животных, особенно крупных, значит очень много. Так, например, если еду приготовит чужой человек, они могут отказаться, и, конечно, почти все звери не переносят запах алкоголя, даже вчерашнего.

– Меня Соня тоже узнаёт по запаху, – говорит Катя, – как я прихожу, сразу тыкается в подмышку.

Пока мы с Катей беседуем, любознательная Соня стоит рядом. Кажется, даже прислушивается, наблюдает за нами своим большим глазом, который на таком близком расстоянии кажется совсем уж громадных размеров, как чашка с горячим шоколадом.

Катя – будущий эколог и с людьми, как сама говорит, работать не хотела, потому и пошла в зоопарк. Больше всего этому обрадовалось бабушка, которую девушка привела познакомиться со своими пятиметровыми питомцами.

– Она, конечно, была в восторге, – улыбается Катя.

Кипер Влад присматривает за главной гордостью Ленинградского зоопарка – белыми медведями. Сам юноша немногословен и во время всей нашей беседы посматривает в сторону своих питомцев. Их у него, как и у Кати, двое – многодетные папа и мама Меньшиков и Услада. Их потомство – всего у этой пары родилось 16 медвежат – сегодня проживает во многих городах мира, самый удалённый из которых зоопарк в Австралии.

– Меньшикова нашли на мысе Меньшикова, оттого и такое имя, – рассказывает Влад. – А невесту Усладу привезли из Москвы. Белые медведи – бренд нашего зоопарка. Ещё с 30-х годов прошлого века в нашем зоопарке стали разводить белых медведей, и эта традиция остаётся до сих пор. Такого больше нет ни в одном зоопарке мира.

Как объяснила корреспондентам «НВ» директор зоопарка Ирина Скиба, получить потомство белых медведей в неволе можно, но трудно сделать так, чтобы животные его выкормили и вырастили сами. Потому как в зоопарке у них притупляются природные навыки. И самка может воспроизвести потомство, но не заниматься им. Важно, чтобы и появившиеся на свет медвежата смогли продолжить свой род.

 

И Услада, и Меньшиков по меркам дикой природы медведи уже в возрасте. И появится ли этой зимой на свет маленький белый медвежонок, пожалуй, главная интрига для сотрудников зоопарка. Особенно в такой год для зоопарка – юбилейный.


 

Вот такими «конфетами» угощают обезьян. В качестве начинки – тыквенные семечки, пшено, трава и мучные черви

 

Александра Заспа. Фото Алексея Лощилова
Курс ЦБ
Курс Доллара США
61.86
0.39 (0.63%)
Курс Евро
68.62
0.414 (0.6%)
Погода
Сегодня,
22 января
среда
0
Облачно
23 января
четверг
-2
24 января
пятница
+2
Слабый дождь