Культура

Адам Сэндлер: «Кинокомедии – это тяжёлый труд»

19 августа 09:36

Американский актёр и продюсер обожает «выставлять себя в нелепом свете» и в своих фильмах старается «анализировать серьёзные темы в сатирическом ключе»


Премьера последнего фильма с Адамом Сэндлером – «Пиксели» – состоялась в июле 2015 года. Всё как всегда: пришельцы нападают на Землю, им противостоят герои, смешно, забавно, хеппи-энд...


Звезда, не сходящая со страниц журналов и киноафиш, успешный актёр, лицо которого известно во всём мире, успешный семьянин, обожаемый своими детьми… При всём при этом в кино Адам Сэндлер – уже не первый десяток лет – неудачник и дуралей, чья личная жизнь претерпевает массу неудач и катаклизмов. В ней есть и «Первые 50 поцелуев», и «Маменькин сыночек», и «Большой папа», и даже «Любовь, сбивающая с ног». «На то и кино, чтобы все возможные потешные шероховатости переживать именно там», – говорит Адам Сэндлер.

– Адам, в вашем послужном списке множество самых разных ролей: есть комедийные, и их большинство, есть трагедийные. Но есть ли такие, что по-настоящему греют душу лично вам? Какова ваша топовая пятёрка?

– Мне мои роли близки и привлекательны вне зависимости от того, где я их сыграл. Нет роли более значимой, менее значимой. Все свои роли я заношу в актив. Можете быть уверены: если я это делал, значит, делал это с радостью. Если через год я буду о чём-то жалеть и думать, как можно было сделать лучше, то буду помнить одно: на тот момент я сделал всё, на что был способен. Я с радостью смотрю все свои фильмы, с трепетом ожидаю свои эпизоды и, конечно же, радуюсь, если они получились. А уж насколько удачно они получились, это судить вам, подготовленным зрителям, – кинокритикам и журналистам. Либо же простому киноману, который идёт в кино не на незримый бой, а ради простых земных радостей…

– Надеюсь, вам будет доставлять удовольствие при просмотре и ваша новая актёрская и продюсерская работа – комедийная фантастика «Пиксели». Каково происхождение этой картины? Что было первичным – желание снять сюжет о пришельцах либо ностальгия по аркадным играм?

– Меня ваши коллеги частенько спрашивают, что в этом фильме было первично, что вторично: пиксели, то есть элементы компьютерных игр той поры, 80-х годов прошлого века, или же тема пришельцев, которые, как всегда в кино, жаждут покорить Землю… Самое занятное – что ни то и ни другое. Вначале был короткометражный фильм одного славного иностранца, который мне совершенно случайно попался на глаза. Его сюжет заключался в том, что некие пришельцы решили покорить Землю, но покорение оформили несколько неординарно, облачив всю свою армию в «одежды» из старых компьютерных игр, в которые мы ещё детьми рубились в торговых центрах. Идея была славная, осталось её немного развить, добавить персонажей, сюжетных поворотов – и вот оно, кино, где есть всё: пришельцы, аркадные игры из прошлого, комичное начало и победоносный конец!

– Сказка, твердит народная молва, ложь, да в ней намёк. А ваши киносказки, они – с намёком?

– Я стараюсь почти во всех своих комедиях поднимать серьёзные, злободневные темы и в комедийном, даже сатирическом ключе их анализировать. Тот же фильм «Не шутите с Зоханом» поднимает вопрос отношений Израиля и Палестины. То явная, то скрытая война на Ближнем Востоке уносит сотни, тысячи жизней, и кажется – ей нет конца. Кто способен понять, что делать? Может, мы, кинематографисты, хотя бы попытаемся найти ответ на этот вопрос. Честно скажу, немного страшновато было браться за эту тему. Но мы не смеёмся над горем, над драмой человеческих судеб. Мы решили показать в комедийном ключе комплексы человека. Критика была сдержанной, оптимистичной, мы увидели полное понимание наших намерений. Да, гадости были, встречались оскорбительные моменты, но они не превалировали.

– Как показывает практика, профессиональной критике вообще сложно угодить... 

– Профессиональная критика меня не щадит, профи из этой среды убеждены, что мне в комедии не место. Но зритель голосует своими деньгами совершенно иначе. И я получаю большое количество не просто положительных, но восторженных отзывов, полных оптимизма, доброты, искренней благодарности за наш труд. Да, кинокомедии, при всей своей «смехотворности» на выходе, – это тяжёлый труд. И трудимся мы не напрасно: даже если один человек найдёт для себя нечто позитивное, полезное в наших комедиях – мы уже не зря работали. А наши фильмы собирают хорошую кассу, значит, в них таким образом инвестируют миллионы! И эти миллионы – люди, которые доверяют нам, нашему чувству юмора, нашему пониманию окружающего мира. Так что, когда мы решили смешать в сатирическом ключе старые аркадные игры и нападение на Землю пришельцев, уже на стадии написания сценария стало ясно: это будет хит!

– А себе вы отвели роль… неудачника: ваш герой если и подавал надежды в детстве, то в свои 40 сумел стать разве что настройщиком чужой техники... Нет бы себя «назначить» президентом США! Но эту роль отвели вашему другу, Кевину Джеймсу...

– Такого президента Америки, которого сыграл Кевин Джеймс, ещё поискать надо! Кто знает, какой бы из меня получился президент, но Джеймс – волшебник, кудесник! Он буквально из ничего смастерил цельный, яркий образ, годный к последующему многосерийному воспроизводству. Назначь меня президентом в этом фильме – мы бы лишились того президента, которого получили: большого самоотверженного парня, который, судя по сюжету, и читать-то толком не умеет, но зато обожает куражиться под прицелом телекамер с супругой. Джеймс справился со своей ролью великолепно! Наши президенты, реальные, вне кино, частенько попадают под прицел критики за свои непредумышленно занимательные действия. Не то и не там сказали, не так повели себя. А наш «президент» из фильма «Пиксели» – форменный концентрат всего того, что могло быть и чего не было в действиях реально существующих президентов Америки. Наш глава государства, первый парень Америки, отжигает по полной. И в итоге становится – вместе с неудачниками, мечтателями и одним зэком – победителем! Ему рукоплещет публика – и залы в кинотеатрах. Сам видел!

– Играть неудачников вам приходится постоянно. Или такое желание подтрунивать над собой – ваш фирменный стиль?

– Непременно! Я с давних пор обожаю выставлять себя в нелепом свете, появляться в гротескных ситуациях. Вспомните, например, фильм «Папа-досвидос», где мы стараемся показать в шуточном ключе весьма нешуточную ситуацию. Мы пытаемся свести человека, который в свои 40 тот ещё подросток и дуралей, с его сыном, который в свои 20 невероятно толковый парень, с цепким, деловым пониманием окружающего мира. А тут – нате вам, папаша-раздолбай, которому самому впору получить пару-тройку отцовских наставлений! Что интересно, в моей жизни всё совсем не так. И мой отец если и не пример мне во всём, то уж точно не случайный человек с улицы. Или же возьмите комедию «Такие разные близнецы», где я сыграл сразу две роли – парня и девушки, которая как две капли воды похожа на своего брата-дуралея и при этом куда эксцентричнее его. Кстати, опять-таки эта ситуация далека от моей реальной жизни. Моя сестра ничем на меня не похожа, она вообще – врач.   

– Однако в вашей профессиональной жизни были не только комедии. Достаточно вспомнить фильм «Опустевший город», показавший вас вне маски комика. В этом замкнутом человеке, вашем персонаже, застыл сгусток боли – по внезапно потерянной семье...

– Этот фильм сошёл на меня словно манна небесная. Не то чтобы я искал нечто вне комедийного контекста, нет, комедия – это моё всё, это я сам. Но иногда накатывали мыслишки: может, стоит посмотреть на себя иначе, под другим углом? Встать, к примеру, на каблуки и сыграть, как Дастин Хоффман в «Тутси», женщину? Сыграл. Побыть – пусть и фальшивым, – но геем? И этот пунктик реализован в картине «Чак и Ларри: Пожарная свадьба». А вот сыграть в обстоятельной драме, показать человека, пережившего чудовищную трагедию и не смирившегося с ней внутренне…

Да, подобное необходимо прожить на экране. Чтобы доказать – скорее всего, себе, нежели другим – режиссёрам, продюсерам, публике: я и такое могу, не смотрите на меня как на вселенского скомороха. Даже клоуны плачут, они способны на высокую ноту трагизма, степень отчуждения от мира сего. Показать это переживание, поверьте бывалому лицедею, куда сложнее, нежели пережить это на самом деле. У каждого из нас в жизни есть момент потери близкого человека, но показать это горе дано не каждому. Так, чтобы вышло без плакатной истерики и показушной драмы. Получилось ли у меня? Кто-то считает, что да, кто-то скептически отнёсся к этому моему опыту. Насколько легко мне дался тот образ? Если скажу правду – никто не поверит. Да, я вошёл легко и вышел из этого состояния так же просто, но… на душе остался след. Странный, противоречивый след. След понимания персонажа с одной стороны и с другой стороны – себя самого: как бы я повёл себя в подобной ситуации, если семья – супруга, дети – погибли и ты остался один... Я пережил этот фильм, эту роль. Но хочу ли я вновь окунуться в подобный образ? Скорее нет. Я прекрасно понимаю: комического во мне куда больше, нежели трагического.

 

 

Беседовал Дмитрий Московский
Курс ЦБ
Курс Доллара США
61.86
0.39 (0.63%)
Курс Евро
68.62
0.414 (0.6%)
Погода
Сегодня,
22 января
среда
0
Облачно
23 января
четверг
-2
24 января
пятница
+2
Слабый дождь