Взгляд

Постимперский синдром

22 августа 08:40

После того как в августе 1991 года окончательно распалась «Империя зла», в мире остались сплошные империи добра. Впрочем, националисты, похоже, убедили даже либералов, что национальные культуры могут развиваться никак не в империях, но исключительно в национальных государствах.

Видный литовский поэт Томас Венцлова до эмиграции служил этой грёзе, рискуя свободой, а может быть, и жизнью. Хотя в самиздатском журнале «Заря» (заря независимости) литовские патриоты упрекали его за статью, в которой он призывал литовский народ покаяться за тех мерзавцев, которые принимали участие в массовых убийствах евреев: в «эксцессах», оказывается, в основном были виноваты сами пробольшевистски настроенные евреи.

Венцлова возражал мягко, но на пороге независимости заговорил жёстче: «Я не очень верю, что мы станем «северными Афинами» – уникальным культурным центром, мостом между Востоком и Западом или какими-нибудь другими регионами земного шара. Дай нам бог стать нормальным, скромным, цивилизованным европейским государством (которым мы не совсем успели стать в 1918–1940 годы)». А двадцать лет спустя, когда победа была ещё и закреплена вступлением в Европейский союз и НАТО, Венцлова заговорил того резче: «Если какая-то партия слишком шумит по поводу величия Литвы, это скорее всего означает, что она намерена выиграть ближайшие выборы и набить карманы деньгами»; «Когда в Литве боролись за независимость, то повторяли: «Ах, большевики уничтожают нацию!» Но сейчас она тает гораздо быстрее. Большевики её как раз консервировали. Лучшим способом сохранения так называемых национальных ценностей оказалась как раз советская власть – её по заслугам ненавидели, поэтому ставили акцент на этих ценностях, клялись в верности им. Сейчас это стало скорее демагогией». Это было вполне предсказуемо: нацию разрушает не угроза, а соблазн, и советская власть ограждала от соблазна.

«Расцвет национализма, – размышляет Венцлова, – был уже довольно давно, и люди подзабыли, что это такое. На эту приманку сейчас, увы, поддаются сильнее, чем на коммунистическую», – так коммунизм ещё нужно строить, а нация готовое совершенство. «И возможно, – продолжает литовский поэт, – для малых народов она особенно привлекательна – помогает преодолеть комплекс неполноценности, связанный именно с величиной, и превращает этот комплекс в манию величия. Это очень опасно». Но приговор Российской империи пересмотру не подлежит: «Если бы русское национальное самосознание, отличное от имперского, своевременно и полностью сформировалось, история России и всей Восточной Европы была бы счастливее»; «Все мы должны любыми возможными способами поощрять русский национализм, нормальный национализм, с которым приходит понимание собственных национальных интересов, а вместе с ним осознание, что империя только вредит этим интересам».

И это при том, что именно развитые империи ввели представление о культурной автономии национальных меньшинств, с которой национальные государства либо покончили, либо пытались и пытаются руками националистов это сделать. Национальные эгоцентрики сумели изобразить имперское сознание высшей степенью национального эгоцентризма, хотя имперский принцип, напротив, требует преодоления национального эгоизма во имя более высокого и многосложного целого.

Разумеется, отнюдь не все империи оказывались достойными этой миссии, но идеальный имперский принцип всё-таки в той или иной степени не раз воплощался в реальности, однако его повсюду разрушали националистические амбиции.

Большего авторитета, к слову сказать, национальным меньшинствам легче достичь в более «отсталой» империи, где на продвинутые малые народы взирают со смесью раздражения и почтения, чем в «передовой» цивилизации, глядящей на новичков свысока: где теперь столь любимое нами литовское кино?

Однако лично я остаюсь верным имперскому духу. Меня по-прежнему чаруют имена Шяуляй (непременно через «я»), Каунас, Варёна, Друскининкай, а русификация мне и прежде показалась бы бредом: меня пленял именно латинский алфавит, и назвать волшебную аллею Лайсвес аллеей Свободы для меня было бы верхом кретинизма.

 

С нежностью и печалью вспоминаю Алма-Ату, Тбилиси, Самарканд, Киев… Однако всё-таки я не настолько безумен, чтобы возмечтать о земном воплощении своей небесной империи, – земной мир живёт другими сказками, требующими ненависти и крови. Но вдруг мой постимперский синдром каким-то чудом охладит эту ненависть хоть на миллионную долю градуса?..

 

Александр Мелихов, писатель, заместитель главного редактора журнала «Нева»
Афиша

1 октября, 16:00

Концерт «Великие мастера „короля-солнце“ Людовика XIV», Шереметьевский дворец

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

1 октября, 20:00
Концерт Sting СКК «Ледовый дворец»

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.65
0.572 (-0.99%)
Курс Евро
69.07
0.19 (-0.28%)
Погода
Сегодня,
25 сентября
понедельник
+7
Ясно
26 сентября
вторник
+14
Ясно
27 сентября
среда
+14
Слабый дождь