Взгляд

Обида-мать

29 августа 07:59

Почему не удаётся сформулировать руководящие начала нынешнего строя? Потому что формула «Православие, самодержавие, народность» устарела. А «Потребление, национализм, обида» звучит слишком вульгарно.

Знаменитая уваровская триада родилась в 1830-е годы не на пустом месте. Уже было время оценить детерминирующую силу принципов «свободы, равенства, братства». Но национальная вариация вышла корявой: всё-таки опасно опираться на «православие и народность» в империи, где огромное количество народов и вер. До поры удавалось поддерживать иллюзию, будто для управления необъятной державой необходима твёрдая монаршая рука. Но в 1909 году авторы знакового сборника «Вехи» констатировали, что ненависть российской интеллигенции к самодержавию приняла религиозные формы. Романовы это честно заслужили, болезненно сторонясь ключевых реформ и решившись на парламент лишь от безвыходности – через сотню лет после первых прожектов и обещаний.

Триада окончательно изжила себя в 1917-м. Самодержавие никто не защищал, а среди лидеров белых нашлось не так уж много монархистов. Православие не смогло никого сплотить, примирить и направить. А народ с упоением вымещал обиды на корневой системе страны, явно не претендуя на роль иконы. У советских идеологов трёхчленки не примерялись на роль идеологического фундамента. «Мир, труд, май», «Ленин, партия, комсомол» – всего лишь ответвления ствола. Но в нынешнее безыдейное время запоминающийся лозунг мог бы лечь в самое основание системы. Это многие понимают. Но сформулировать всё одно не могут.

Потому что наши подлинные скрепы невозможно романтизировать. Например, нельзя объяснить себе нынешний патриотический подъём без культивирования чувства обиды. Кругом враги. Нас все хотят использовать и бросить. Все наши падения и отставания объясняются предательством подлецов, а не, например, отсутствием гарантий собственности.

Обида пронизывает единственно верный взгляд на российскую историю. В том же 1917-м империю погубила, оказывается, не слабость и непоследовательность ключевых решений, а заграничные шпионы. Бульварная конспирология за считаные годы стала частью школьной программы. В шпионы попадает любой столыпинский министр, бывавший в Лондоне или кредитовавшийся в Париже. А в роли Мефистофеля не столько немцы, сколько англичане. Зачем же Британии было гадить союзникам по Антанте? Чтобы не отдавать по итогам войны Босфор и Дарданеллы! А нынешние разоблачения козней госдепа разве не источают тот же аромат правды, что «Протоколы сионских мудрецов» и «План Даллеса»?

Наша история на страницах учебника предстаёт галереей тиранов различной степени дикости, противостоящих иноземным завоевателям. И при этом умудрившихся раздвинуть границы Московского княжества на одну шестую часть суши. Основная событийная канва – даты сражений, значение которых измеряется числом убитых. А ценность личности в истории определяется её пользой для укрепления государственной машины. И стоит ли удивляться, что пропагандируемый патриотизм при таком раскладе порой подменяется национализмом.

Вообще-то национализм реже свойственен многочисленным народам, не находящимся под иноземным владычеством. Куда чаще он возникает в условиях борьбы с чужой экспансией, когда особенности небольших народов перемалываются в имперских жерновах. Польского или сербского националиста проще представить себе, чем английского или французского. Равно как и российские представления о ценности нации вряд ли приняли бы столь агрессивные формы, если бы не раздуваемая обида.

«Чёрные понаехали», «америкосы оборзели», «хохлы – фашисты». Через годик наверняка окрепнут обиды и к находящимся ныне в фаворе китайцам. А перед разобиженным народом проще оправдать любую гадость, если она повышает самооценку. Изнасиловали пьяную соседку? Так это возрождение былой мощи! Да и пацаны из соседнего двора так уже делали, значит, и нам можно. Глядя, как осваиваются программы по формированию патриотизма «Росмолодёжью», «Ночными волками» и иже с ними, не удивлюсь, если идея возвращения Варшавы, Хельсинки и Тбилиси скоро начнёт набирать популярность.

 

Ведь самое опасное таится в соблазнах. Поскольку вернуть гражданам прежний уровень потребления ещё долго не удастся, отношения власти и общества входят в красную зону. И как же хочется выпустить пар, принеся народу очередное свидетельство величия России, но не проводя при этом ни экономических, ни политических реформ.

 

Денис Терентьев, литератор
Афиша

12 - 22 сентября

XXVII Международный кинофестиваль «Послание к человеку»

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

19 сентября, 20:00
Концерт Большого симфонического оркестра имени Чайковского

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.65
0.572 (-0.99%)
Курс Евро
69.07
0.19 (-0.28%)
Погода
Сегодня,
22 сентября
пятница
+15
Облачно
23 сентября
суббота
+13
Ясно
24 сентября
воскресенье
+13
Ясно