Общество

«Начальная школа должна быть везде одинаковой»

01 сентября 05:00

Накануне Дня знаний Светлана Агапитова рассказала читателям «НВ» всё, что нужно знать о правах ребёнка


 

Детский омбудсмен и многодетная мама 1 сентября вместе с младшими сыном и дочкой пойдёт, как она сама шутит, «в четвёртый раз в четвёртый класс». Светлана Агапитова хорошо знает: многие школьные проблемы в силах решить сами родители. Об идеальной схеме записи в первые классы и о школьной нагрузке, о самостоятельности ребёнка и о других насущных вопросах – наша беседа.

– Мне бы хотелось, чтобы мои дети шли в школу с большим желанием, – говорит Светлана Юрьевна. – Что для этого нужно? Не знаю. Но я по-хорошему завидую мамам учеников, которые идут в школу как на праздник. К моим детям эти слова, увы, не относятся, хотя и объясняю, что это лучшие годы их жизни. На мой взгляд, в начальной школе сегодня много задают. И если дочка успевает сделать уроки за час, то сын сидит за предметами долго и упорно.

– Ваши дети сами делают уроки?

– С няней. Хотя, я вспоминаю, что даже в первом классе делала уроки сама. (Улыбается.) Приходила из школы, садилась и справлялась минут за двадцать. Но почему-то у современных школьников подготовка домашнего задания превращается в целую эпопею.

– Кстати, о няне. Проблема сопровождения детей домой сегодня остро стоит во многих школах, где первоклашек не отпускают со старшими братьями и сёстрами, требуют совершеннолетних сопровождающих или чтобы родители написали заявление, что берут ответственность на себя. Как быть в этом случае? Существует ли какой-то контрольный возраст, когда школяр может ходить домой один?

– Возраст точно определён законодательством – 18 лет. До этого ответственность за ребёнка несут родители или его законные представители. Именно поэтому маленьких детей не отпускают со старшими братьями-сёстрами. Родители могут возложить свои обязанности только на взрослых – бабушек-дедушек-нянь, но не на несовершеннолетних, которые сами ещё нуждаются в сопровождении. Понятно, что школа несёт ответственность за ученика, пока он в ней находится, потом родитель должен решать сам – встречать ему сына или дочку или предоставить ребёнку самостоятельность. Поэтому учителя и просят написать заявление, если ребёнок добирается домой один.

– Не первый год по весне разгорается скандал вокруг записи в школу. Идеальную схему, которая бы устраивала всех, найти сложно. И всё же со следующего года снова решили вернуться к «крепостному» принципу – в первую очередь в школу попадают рядом живущие. Как, на ваш взгляд, можно было бы решить эту давнюю проблему?

– Я уверена, что в первых четырёх классах во всех школах должно даваться одинаковое образование. А усиление программ и специализации должны начинаться уже с 5-го класса. Это сняло бы ажиотаж вокруг поступления в востребованные школы. А при нынешней схеме зачисления получается так: в популярные гимназии и лицеи идут те, кто проживает в этом микрорайоне, а все остальные пролетают мимо. Ведь в своё время от принципа записи по микрорайонам ушли, и правильно сделали, но сейчас снова вернулись. И если родители хотят поступить в определённую школу, то они прибегут в первый день записи, имея на руках временную регистрацию, не исключено, что купленную. И боюсь, от ажиотажа при поступлении мы снова не избавимся.

– Всё так, но, говоря о проблемах записи в востребованные школы, чиновники много высказывались о том, что нужно прежде всего нивелировать разницу между популярными лицеями, гимназиями и обычными школами. Как это сделать?

– На мой взгляд, нужно какое-то волевое решение, чтобы начальная школа не была привязана ни к гимназии, ни к лицею, ни к чему вообще. Чтобы в первых четырёх классах не было углублённых программ, дополнительных языков и так далее. То есть все начальные классы, где бы они ни находились – в обычной школе или в лицеях-гимназиях, – учились по одной и той же программе. И за четыре года родитель осознаёт, на что способно его чадо, какие у него наклонности. Ведь дополнительные языки, математику и так далее дети, если они в этом нуждаются, могут изучать и во второй половине дня, дополнительно. И к пятому классу родитель, видя способности ребёнка, уже определится с направленностью школы и выберет её вне зависимости от того, живёт он рядом с этой школой или нет. В этой ситуации, я думаю, мы могли бы снять напряжённость с поступлением в школу. Тогда бы родители записывали детей в близлежащую школу, а потом после 4-го класса ребёнок на основе успеваемости, собеседования или тестов поступал бы в 5-й класс той школы или лицея, куда ему позволяют поступить его знания. И тут не исключена конкурсная основа. А сейчас получается так – ребёнок поступил в ближний к дому лицей и учится там и начальную школу, и среднюю вне зависимости от того, «тянет» он её или нет, занимая при этом место того, кто в углублённых знаниях действительно нуждается. А родителям часто тяжело осознать, что их ребёнок не такой гениальный, как им кажется.

– Пару лет назад в одном из интервью «НВ» вы говорили, что при школах начинают работать службы медиации со специалистами, которые улаживают конфликты между родителями, учениками, учителями и так далее. Как идёт работа в этом направлении?

– Эта тема нас давно волнует. Согласно рекомендациям Министерства образования и науки РФ новая служба в Петербурге заработала с 1 декабря 2014 года, но пока рано говорить о том, что в каждом учреждении она стала по-настоящему эффективной.

Как инициатива такая служба довольно активно развивалась в Архангельске. Теперь это стало требованием закона «Об образовании».

Сейчас в Петербурге в каждом районе есть школа или гимназия, в которой прошёл обучение психолог или представитель психолого-педагогического и медико-социального центра (ППМСЦ). Важно, чтобы опыт успешно разрешённых конфликтов передавался всем, кто работает в этой сфере, тогда службы медиации будут работать эффективнее.

– Другими словами, если у меня в школе возникла спорная ситуация с учителем, что мне делать? Мне помогут специалисты этой службы?

– Сначала нужно узнать у администрации школы, есть ли в вашей школе эта служба примирения. По идее они должны быть везде, но какие-то учебные заведения работают лучше, какие-то хуже. В любом случае можно обратиться в ППМС центры, которые есть в каждом районе. И психологи, как правило, разрешают конфликты внутри класса или между учителем и родителем. Бывают, конечно, неразрешимые ситуации, которые заканчиваются переводом ребёнка в другое образовательное учреждение. Но чаще из любой запутанной ситуации находится выход.

– С прошлого года, выполняя федеральные требования, для учеников всех начальных классов стала обязательна внеурочная деятельность. Получилось так, что дети начиная с 1-го класса находятся в школе по 8 часов – как взрослые на работе. Насколько это оправданно? Может ли родитель на своё усмотрение отказаться от дополнительных кружков и секций?

– Мы должны исходить из интересов ребёнка, чтобы он не был перегружен и ему было интересно. Конечно, родитель может выбрать предметы внеурочной деятельности в школе. Но если он понимает, что ребёнку это не надо, например он каждый день ходит в спортшколу, то родитель вправе отказаться. То есть каждая школа должна прежде всего ориентироваться на выбор родителей, а последние – на нагрузку и предпочтения своего ребёнка. Школы не должны навязывать родителям дополнительные дисциплины насильно. И я не уверена в необходимости справок из других кружков и секций, которые школьников заставляют принести в школу как доказательство дополнительной нагрузки – родителям стоит больше доверять. В общеобразовательной школе должны с уважением относиться к нагрузке, которую ребёнок испытывает в музыкальной или спортивной школе.

– Есть ли проблемы с продлёнкой? Год назад был шум вокруг платной продлёнки, не вернулись ли к этой идее вновь?

– Пока новостей на счёт платной продлёнки нет. Начнётся учебный год – посмотрим. По опыту родителей, которые к нам обращаются, классы продлёнки сократились. Порой в одну группу продлённого дня совмещаются 2–3 класса. Но про введение платы жалоб не поступало.

– Актуальна до сих пор и проблема шестидневки – с этого года на усмотрение школ и родителей можно выбрать пятидневную нагрузку. Но некоторые лицеи и гимназии, например № 66 Приморского района, всё равно предпочли шестидневку, несмотря на протесты. Можно ли что-то с этим сделать? Насколько правомерно заставлять ребёнка учиться с одним выходным?

– В Москве сложилась интересная ситуация. Одна общественная родительская организация посоветовала мэру перевести все школы на пятидневку, и на каком-то совещании Сергей Собянин поддержал эту инициативу. Конечно, лицеи и гимназии с углублённым изучением предметов не смогли себе этого позволить. Но остальные школы не первостепенные, дополнительные, дисциплины перенесли на субботу. Так и у нас – в каждой школе есть общественный совет, куда входят представители от родительских комитетов каждого класса, нужно садиться с администрацией школы, обсуждать возможность пятидневки и приходить к некоторому соглашению.

– В школах много внимания уделяется питанию, но я бы поговорила о другом – об отхожих местах. По советской традиции туалеты во многих образовательных учреждениях находятся в плохом состоянии – нет защёлок, стульчаков, туалетной бумаги. Можно ли что-то с этим сделать?

– По поводу плохого оборудования туалетов нужно обращаться к директору. Тем более это вообще не проблема – и на ремонт, и на косметику выделяются бюджетные средства, по идее если есть проблема с туалетом, то всегда можно найти средства, чтобы его отремонтировать. Другой вопрос, что родителям нужно быть активнее и напоминать директору об этой проблеме самим.

– Чего бы вы пожелали учителям 1 сентября?

– Прежде всего мудрости и терпения, стараться не заводиться, не реагировать, а разбираться в ситуации. И знать, что родители всегда рядом с ними и помогут. Потому что мы, родители, тоже хотим, чтобы у наших детей в школе всё было благополучно.

 

эксперимент «нв»

Сколько должен весить портфель?

В преддверии нового учебного года Роспотребнадзор рассказал, сколько должны весить учебники и школьные ранцы. Так, вес учебника для начальной школы не должен превышать 300 граммов, для 5–6 классов – 400 граммов, учащиеся 7–9 классов могут иметь учебники, весом 500 граммов, а старшеклассники – 600 граммов. 

Кроме того, Роспотребнадзор опубликовал параметры идеального школьного ранца: вес портфелей для учеников начальных классов должен составлять не более 700 граммов и для средних и старших классов –  не более килограмма. Рассчитать идеальный вес ранца, как пояснили в ведомстве, также легко – он должен составлять одну десятую от веса ребёнка. 

 

«НВ» решило выяснить, соответствует ли реальный вес портфеля и учебников требованиям Роспотребнадзора. Для эксперимента мы взяли портфель и учебники первоклашки. И что же получилось? Сам ранец немного превысил норму – он весит 940 граммов, вместо положенных 700. Вес учебников, как выяснилось, соответствует норме – все книжки примерно одинаковые, около 300 граммов каждая. А вот общий вес портфеля получился также немного больше положенного. При весе 20 килограммов ученица будет ходить в школу с 2,5 килограммами за плечами, что на полкило превышает рекомендованную Роспотребнадзором норму.

 

 

Беседовала Софья Андреева
Курс ЦБ
Курс Доллара США
78.78
0.9 (-1.14%)
Курс Евро
92.43
0.594 (-0.64%)
Погода
Сегодня,
30 сентября
среда
+15
Облачно
01 октября
четверг
+14
Облачно
02 октября
пятница
+14
Облачно