Мнения и комментарии

Противник «европейского выбора» или типичный западник

03 сентября 08:00

 

 

3 сентября исполняется 485 лет со дня рождения Ивана Грозного, русского царя, чья фигура до сих пор вызывает ожесточённые споры.

 

Александр Путятин, писатель

Когда речь заходит о политических деятелях, очень сложно понять, где заканчивается реальная личность и начинается созданный пропагандой образ. Яркий пример тому – наш первый царь Иван Грозный. Для одних историков он – убеждённый западник, за век до Петра I осознавший необходимость «прорубить окно в Европу» (попытка развития «нарвского мореплавания») и мечтавший интегрировать страну в «мировое сообщество» (письмо римскому папе о «соединении церквей»). Для других – ярко выраженный «славянофил», стремящийся сохранить самобытность России, защитить свой народ от «тлетворного влияния» Европы с её шляхетскими смутами (Речь Посполитая) и кострами инквизиции (Германия, Франция, Испания).

Какое из этих мнений ближе к истине? Мне кажется – второе…

Для начала вспомним, что в России вопрос западнической или славянофильской ориентации всегда связан с внешней атрибутикой. Сравнивая бритые щёки и голландский камзол Петра I с окладистой бородой и косовороткой Льва Толстого, мы сразу видим, какие убеждения разделял каждый из них. Учтём дополнительно, что Ивану IV европейскую моду даже вводить не требовалось. Первым сбрил бороду и переоделся на польский манер его отец, Василий III. Так что в части атрибутики царь Иван мог делать свободный выбор, и этот выбор он сделал не в пользу Европы.

Но, разумеется, наилучшим индикатором политической ориентации правителя служат способы решения важнейших проблем общественного устройства: экономики, семейных отношений, судебной системы, военного строительства и других.

Экономические реформы царя Ивана ни на какое западничество не похожи. В Европе XVI века уже давно идёт процесс освобождения крестьян, в России же их права и свободы постоянно урезаются. В семьях при Иване Грозном окончательно утвердился «домострой», ничего общего с «западными ценностями» не имеющий. А изданный в те годы «Судебник» не воспринял ни одного пункта из европейских кодексов. Единственной целью его составителей было исправить законы «по старине», на основе исконно русских (доордынских) традиций.

В армии при Иване Грозном активно формируется военно-служилое сословие (помещики). С Европой – ничего общего. Там в эти годы феодальные ополчения исчезают, заменяются ротами и эскадронами наёмников. Кстати, перед началом военной реформы публицист Иван Пересветов предложил царю создать армию, аналогичную западноевропейским... Где нет ни одного боевого холопа. Где «воинники» получают за службу жалованье, а не поместья. Что интересно, примером такого «свободного войска» Пересветов (своей карьерой обязанный западнику Юрьеву) называет турецкую армию Магомет-Салтана. Похоже, этот образец выбирался с учётом антиевропейских взглядов царя Ивана и его советников.

 


Павел Виноградов, 
редактор отдела социальных проблем «НВ», историк

Вот исторические факты. Иван Васильевич собирался бежать в Англию, искал там невесту, надеясь даже жениться на королеве Елизавете. Не похоже это разве на тягу западников к эмиграции?.. Он милостиво принял английского моряка Ричарда Ченслера, открывшего путь по Белому морю до Архангельска. Позже царь предоставил английским купцам выгодные концессии – с ущербом для нашей страны. Не так ли поступали наши западники и позже?.. Он широко привлекал европейских «специалистов», в том числе и в ряды опричников. Не напоминает ли это приглашение иностранных наёмников для расправы с собственным народом?.. Одно время он даже раздумывал о принятии католичества, и здесь важно не то, насколько искренни были его заявления, а сам факт.

Впрочем, западник – это не тот, кто с симпатией относится к европейской культуре и внедряет западные достижения, а тот, кто не любит Россию и её народ. Да, Иван вынужден был, как любой российский правитель, противостоять натиску с Запада. Отсюда Ливонская война, отсюда закрепляющие традицию реформы. Но одно дело логика политики, а другое – личное приятие. Очень вероятно, что у Грозного сердце было в Европе. «Для народа я – немец», – говорил он. И ещё, что европейским монархам приходится иметь дело с людьми, а ему – со «стадом»...

Не будем тут сравнивать количество жертв Грозного и тогдашних европейских монархов – век был суров и правители под стать ему. Но опричнину тоже вполне можно счесть подражанием инквизиции – для того времени трудно найти два настолько схожих явления. Согласно учению об антисистемах – сообществах людей с негативным мировосприятием, которые, по большому счёту, являются болезнью этноса, – и инквизиция, и опричнина как раз являются антисистемами. В их негативистской идеологии добро и зло меняются местами, а ложь становится руководящим принципом. Так инквизиторы утверждали, что «Бог превращает добро в зло», оправдывая таким образом любые свои зверства. Грозный пошёл дальше: он полагал царское величие равным Божьему и потому лишал подданных права обсуждать его поступки. Но эту казуистику он не придумал, а лишь развил, пришла же она с Запада. «Такие люди поклонялись не столько Западу, сколько его «болезням», то есть антисистемам, родившимся на Западе», – заметил по этому поводу историк Антон Кизим.

 

В книге «От Руси к России» Лев Гумилёв назвал Ивана «своеобразным западником». Но в одной из своих лекций выразился более резко: «Типичный западник». В устах Льва Николаевича это был приговор. При этом никто из серьёзных учёных не сомневается в положительных чертах царствования Ивана Васильевича. Однако раны, нанесённые им русскому народу, были оплачены слишком дорого. И львиной долей своих ошибок и преступлений он, похоже, обязан своей склонностью к чуждым веяниям.


Курс ЦБ
Курс Доллара США
64.67
0.751 (-1.16%)
Курс Евро
73.36
0.708 (-0.97%)
Погода
Сегодня,
19 мартa
вторник
+5
20 мартa
среда
+1
21 мартa
четверг
+2