Культура

Андрей Мерзликин: «Полная свобода бесполезна...»

04 сентября 08:00

Актёр рассказывает о фильме «Училка» и о том, как сохранить родительский авторитет


Получилось так, что фильм «Училка», в котором играет Андрей Мерзликин, снимался в его родной школе

Одной из самых резонансных картин прошедшего в августе в Выборге кинофестиваля «Окно в Европу» стала «Училка» режиссёра Алексея Петрухина. Это история о том, как доведённая до отчаяния учительница (жюри фестиваля по достоинству оценило эту работу Ирины Купченко, вручив ей главный приз «Золотая ладья») захватывает в заложники весь класс. Не для того, чтобы мстить, – чтобы высказаться. Тогда же в Суоми, в городе Котка, состоялась европейская премьера картины. И тут выяснилось – в финском языке нет пренебрежительного слова «училка», так что с переводом названия картины возникли сложности.

Вместе с Алексеем Петрухиным и Ириной Купченко фильм в Котке представлял и Андрей Мерзликин, сыгравший роль начальника спецоперации по спасению школьников. 

– Андрей, вы сказали, что фильм снимали в той самой школе, где вы учились. Локацию нашли случайно или по вашей наводке?

– Абсолютно случайно. Как-то Алексей Петрухин позвонил: «Андрей, можешь сняться у меня? Роль небольшая, спецназовца, история происходит в школе. Снимать будем в городе Королёве». Я задал вопрос: «А в какой школе?» – уже интуитивно предчувствуя ответ. И угадал. В этой школе, № 7, я учился в начальных классах.

– Когда переступили школьный порог, о чём подумали?

– Какая же моя школа маленькая! Она мне часто снилась – её классы, коридоры. И всё это помнилось широким, большим. А оказалось – нет, она маленькая, это просто Андрюша вырос… Но время школу не берёт – если не считать пластиковых окон, всё осталось прежним. Я зашёл, увидел хорошо мне знакомую скульптуру советского периода (Алексей Петрухин её использовал в кадре) и сразу понял: «Я в родной школе».

– Вспомнили 1 сентября…

– Нет, как ни странно. Помню только гладиолусы. Может быть, потому, что, как мимозы ассоциируются с 8 Марта, так гладиолусы – с 1 сентября. Зато нашёл место, где переодевал сменку, актовый зал, в котором занимался ритмикой, комнату, где хранились знамёна (я был знаменосцем). Здесь подрался, тут признался – все эти воспоминания, конечно, нахлынули на меня… Так что благодаря «Училке» я совершил путешествие в детство. И, кстати, мой персонаж тоже когда-то учился в той школе, которую прибыл освобождать от террориста, и он, как и я, не был в ней больше тридцати лет. Так что я сыграл на собственных эмоциях.

– Не скучаете по школе?

– Нет, ни по школе, ни по детским годам. Хотел бы встретиться с моей первой учительницей, но, увы, её уже нет с нами. Думаю, она бы порадовалась нашей встрече. Я учился хорошо, но был очень неусидчивым мальчишкой, так что по поведению у меня стоял неуд. И в этом смысле мой персонаж похож на меня. Помните, героиня Ирины Купченко говорит ему: «Даже из хулиганов вырастают хорошие полковники». Думаю, моя учительница Светлана Гавриловна могла бы сказать что-то подобное и мне.

– Не так давно все обсуждали «Школу» Гай Германики и «Географ глобус пропил» Велединского, сейчас появилась «Училка». Вы не видите в этом никакой закономерности?

– Да нет. На самом деле в «Училке» класс – это аллегория, модель общества. Разобщённого, равнодушного, циничного, в котором доминирует фейковое сознание, в котором каждый защищает своё мнение, не желая или уже не умея прислушаться к другому. И как в фильме «12» Михалкова, в «Училке» персонажи выговаривают то, что наболело, то, о чём мы сегодня пусть не шепчемся, но проговариваем вполголоса. И как единственная возможность заставить услышать друг друга, в кадре появляется пистолет.

– И всё же в фильме есть конкретная история, есть современная школа...

– Слава Богу, и сегодня есть хорошие преподаватели, у которых вырастают достойные ученики. Но раньше школа всё-таки была больше, чем только местом социализации ребёнка. Как говорит в фильме «училка»: «Индивидуумами рождаются, а личностями становятся». И в этом она, педагог старой формации, видит свою миссию в отличие от её молодых коллег. Но и современного учителя трудно в чём-то обвинять – он в правовом смысле находится в униженном положении. Почитайте социальные сети, где ученики рассказывают, как они унижают учителей, а учитель не имеет права им адекватно ответить.

– Прежде даже не возникала необходимость думать о правах учителя.

– Да, он был непререкаемым авторитетом.

– Почему педагоги утратили авторитет?

– Потому, что, образно говоря, стадо выпустили на свободу и оно растерялось. Полная свобода бесполезна, если ты не понимаешь, как ею пользоваться. Это всё равно что резко заняться спортом – пришёл в тренажёрный зал и взял вес в 100 килограммов. Что будет? Надорвёшься. Вот мы и надорвались. Людям необходимы тренеры – под их надзором мы будем правильно отжиматься.

– И кто сегодня эти «тренеры»?

– Для меня – священники. Если хочешь быть счастливым, здоровым, спокойным душой, если веруешь в Бога и хочешь, чтобы вера что-то значила в жизни, – соблюдай определённые правила существования, которые подразумевает церковь, те самые 10 заповедей. Они нам даны не для того, чтобы мы становились святыми, а для того, чтобы мы были нормальными. Просто – нормальными. Десять заповедей – это просто техническая характеристика нормальности. Как к любому бытовому прибору приложена инструкция, если ты её соблюдаешь – прибор работает. Нарушишь – сломается очень быстро…

Прежде всего можно менять что-то только внутри себя. А здесь – авгиевы конюшни, чистить и чистить. Если будешь заниматься этой работой, свой вклад в общемировое доброе дело ты сделаешь. Как поётся в песне Гребенщикова, «город спасётся, пока трое из нас продолжают говорить с Ним».

– Андрей, в этом русле вы и воспитываете своих детей?

– Да никак я их не воспитываю! Что они перед собой видят, то для них и является примером. Очень важно, чтобы наши слова не расходились с тем, что мы делаем, чтобы дети не услышали в них фальшь, лицемерие. Сегодня за наших сыновей, дочерей «борются» средства массовой информации, интернет, зачастую вбрасывающий неточную, мягко говоря, информацию. Знают ли об этом дети? Нет, конечно, поэтому их надо научить пользоваться информацией. А в итоге родителям вообще надо прилагать как можно больше усилий, чтобы не утратить доверие детей. Не сумев заработать авторитет в глазах ребёнка, чего-то от него требовать мы не имеем ни права, ни возможности. Об этом, кстати, фильм «Зелёная карета», который стал для меня этапной работой.

– Эта картина уже начала собирать свою призовую жатву – из Калининграда с кинофестиваля «В кругу семьи» вы увезли сразу две статуэтки: персонально – за лучшую мужскую роль и приз зрительских симпатий.

– В отличие от «Училки», когда я сразу сказал Алексею Петрухину «да», здесь я какое-то время сомневался: надо ли браться за эту роль. Мне не хотелось ассоциировать себя с главным героем, успешным режиссёром, который ради работы жертвует отношениями с семьёй. Но к счастью, продюсер картины, мой друг Ренат Давлетьяров, убедил меня, что я не должен отказываться от этого проекта. Фильм по жанру самая настоящая трагедия, но при этом смотрится на одном дыхании. А главное, он об очень важных вещах – насколько страшно, когда рвётся нить взаимопонимания между родителями и детьми, почему это происходит. И готов ли человек искать причину своих бед в самом себе…

– Если не ошибаюсь, по вашей инициативе в школе, в которой учится ваш сын, есть уроки кино.

– Да, ещё один мой друг, режиссёр Олег Погодин, который помимо всего прочего киновед, подготовил программу фильмов, ключевых для истории кино. Это не обязательные занятия, а факультатив, который можно посещать по желанию. Но Олег рассказывает настолько интересно, подкупающе ясно и понятно, на эти уроки школьники ходят с удовольствием. Он даёт детям ключи, коды для понимания кино, говорит об этапах развития мирового кинематографа, чтобы они понимали, как от чёрно-белого кино эпохи Чаплина мы пришли к сегодняшним супергероям…

– Как дети воспринимают чёрно-белое кино? Не вызывает у них «допотопное» искусство отторжения?

– Да нет, они же знают, зачем приходят на эти занятия. Потом им же показывают шедевры, и в какой-то момент, я думаю, они перестают замечать: есть ли цвет у картинки или нет. Вот они смотрели «Дорогу», снятую Федерико Феллини 70 лет назад, и эта картина зацепила детей XXI века. Они всё поняли! Конечно, результат можно будет увидеть лет через десять, когда они подрастут. Пока же мы сеем зёрна, надеясь, что поле распахано и даст всходы. Хотелось бы, чтобы спустя годы мы окончательно не потеряли умного зрителя, способного воспринимать метафоры, аллегории, эзопов язык. Если такого зрителя не будет, если все будут обладать «туннельным» сознанием, у нас не будет серьёзного кино. Только один сплошной киноаттракцион…

 

Беседовала Елена Боброва. Фо­то Валерия Матыцина / ТАСС
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.82
0.358 (-0.47%)
Курс Евро
89.66
0.318 (-0.35%)
Погода
Сегодня,
26 сентября
суббота
+20
Ясно
27 сентября
воскресенье
+18
Ясно
28 сентября
понедельник
+14
Слабый дождь