Взгляд

Некем взять?

12 сентября 07:43

Чем любопытно нынешнее время? Возможностью смены долгосрочного курса развития страны.

Конечно, разговоры о появлении новых национальных идей в течение ближайших восьми лет выглядят несколько наивными. Но не нужно считать нынешних правителей способными лишь на одну-единственную ноту. В их руках сосредоточена колоссальная власть, а наметившийся крен в сторону «православного чучхе» грозит стране очередным наступлением на давно знакомые грабли. И как бы ни была мила старая добрая вертикаль, под ней уже нет мешков с нефтедолларами, на которые можно уверенно падать спиной. А значит, витязь снова на распутье.

Так повелось, что наша история в учебниках представлена чередой бесконечных войн с вкраплениями великих чиновников, изобретателей и провидцев. И вроде как пройденный страной путь прям и безальтернативен, разве что по поводу 1917 года часто слышишь щемящее «А если бы...». Между тем в истории России полно развилок, когда державный паровоз мог покатиться по совсем иным рельсам. И для нас здесь поучительны причины, по которым власть решалась на изменения.

Например, победу Петра I в борьбе с царевной Софьей в учебниках изображают триумфом прогрессивного западного пути. Однако знать, поддержавшая Петра во время стрелецкого бунта 1698 года, видела в нём как раз охранителя от иноземной ереси. Его сторонник патриарх Иоаким надеялся, что царь изгонит из России иностранцев. Модернизация страны к тому времени вызрела, а Пётр казался мейнстримом по сравнению с сестрой, во времена регентства которой «первый министр» князь Василий Голицын готовился создать регулярную армию, ликвидировать государственные монополии и даже отменить крепостное право. Петровский же капитализм, по сути, не знал понятия «собственность». Царь указывал, где ставить заводы и как на них должно работать: «...А кто будет делать юфти по-старому, тот будет сослан в каторгу и лишён всего имения».

Пошла ли Россия благодаря Петру западным путём – большой вопрос. Экономика империи на полторы сотни лет осталась казённой, её буржуазия полуживой, а власти городов несвободными – и это самым печальным образом отразилось на стране в 1917-м. Западная же модель, как «Отче наш», подразумевает гарантию прав собственности, основой которых являются верховенство права и выборная демократия. А в России почти весь XIX век прошёл сквозь пальцы в вялых попытках самодержцев ограничить собственную власть.

«Некем взять», – будто бы сказал Александр I, отказавшись от попыток дать России парламентаризм и Конституцию, которые уже даровал Финляндии, Польше и отчасти остзейским губерниям. Но разве в 1825 году на Сенатскую площадь не вышли те, кто готов был умереть ради этих реформ? При всей наивности декабристского мятежа ему сочувствовали тысячи образованных людей в стране. Похоже, что «взять» было кем, но не нашлось политической воли у православного базилевса.

А поместное дворянство и полвека спустя будет поголовно против освобождения крестьян, не чувствуя собственной беды. Поэтому Александр II, который реформатором стал в силу отчаянного положения державы, тянул со своим манифестом целых пять лет. А дотянув, держал с запасного хода дворца осёдланных жеребцов – «Баязета серого и Адраса бурого». Однако семь покушений на царскую особу стали следствием не этой смелости, а, скорее, дальнейших попыток «включить заднюю». К 1905 году крестьяне в сумме заплатили вдвое больше рыночной стоимости выкупленных наделов. А среди дворян-землевладельцев распространилось желание отдать половину своей земли даром за твёрдые гарантии сохранения второй половины.

Даже за несколько лет до своей кончины Российская империя так и не стала Европой. Хотя со страниц учебников на нас смотрят Павлов, Чайковский, Толстой, Столыпин, Бехтерев и Сикорский. Беда в том, что ими маскируют средневековые атавизмы: дескать, Россия настолько особая страна, что ей вредны свобода и взрослость. Якобы лучшие решения за нас вырабатывает одна, никому не подотчётная голова.

 

Но ведь история страны – это не только череда кровопролитий, но и прорва возможностей, упущенных богоравными рулевыми в 1815, 1826, 1830, 1881, 1906, 1916 годах. А полуреформы проводились, лишь когда подступали к горлу. СССР стоял на пороге структурных преобразований в начале 1970-х, но тут в Тюмени нашли много нефти, и болезнь на время отступила. К счастью, сегодня рассчитывать на такой подарок не приходится.

 

Денис Терентьев, литератор
Афиша

12 - 22 сентября

XXVII Международный кинофестиваль «Послание к человеку»

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

19 сентября, 20:00
Концерт Большого симфонического оркестра имени Чайковского

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.65
0.572 (-0.99%)
Курс Евро
69.07
0.19 (-0.28%)
Погода
Сегодня,
22 сентября
пятница
+15
Облачно
23 сентября
суббота
+13
Ясно
24 сентября
воскресенье
+13
Ясно