Планета

«Разворот на Восток» – дело тонкое

16 сентября 06:56

Какие перспективы и опасности открывает перед Россией наступление «азиатского века» и каковы политические расклады в Азиатско-Тихоокеанском регионе

Невиданный по своим масштабам парад Победы в Пекине: 12 тысяч солдат, марширующих по площади Тяньаньмэнь, демонстрация новейших образцов вооружений, присутствие Владимира Путина в качестве главного почётного гостя… Это глубоко символичное событие (а китайцы – мастера символизма) показывает возросшую роль Азии в глобальном мире, подъём Поднебесной, рост китайско-японских противоречий и – намечающееся противостояние КНР и США (не случайно Вашингтон именно на фоне «победных» торжеств пригрозил ввести против китайцев санкции).

Для России же участие в китайских торжествах символизировало интеграцию в бурно развивающийся Азиатско-Тихоокеанский регион, а также выдвижение на роль главного партнёра Поднебесной на международной арене.

– Нам, с нашей привычкой считать Европу главным глобальным игроком, пора уже привыкать к тектоническому сдвигу «геополитических плит», – считает политолог Виталий Третьяков, декан Высшей школы телевидения МГУ. – Если до конца XX века историческая ось проходила через Атлантику, то теперь она сместилась в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Надо сказать, что контуры миропорядка XXI века в числе первых заметили в 1970-е годы… США. Именно тогда Америка пошла на стратегическую сделку с Поднебесной по принципу «инвестиции и технологии в обмен на почти бесплатную рабочую силу и дешёвые товары». И что в итоге? СССР приказал долго жить, а Штаты, найдя новое применение свеженапечатанным долларам, на два десятилетия сохранили свою гегемонию.

– Однако эта политика возымела побочный эффект, – размышляет китаевед Андрей Девятов. – Она привела к стремительному возвышению Китая, который по мере превращения из «всемирной фабрики» в «глобальный технопарк» стал вежливо, но неуклонно теснить США в Азии, стремясь превратиться в единоличного лидера в этом «регионе будущего». К 2008-му КНР стала для Америки проблемой номер один.

Изначально США планировали соблазнить китайцев перспективой раздела мирового лидерства, предложив им взять на себя часть ответственности за поддержание «долларовой пирамиды» и геополитической стабильности на планете. Звучит заманчиво? Не то слово! В нашумевших статьях о «Большой двойке» (G2) американский стратег Збигнев Бжезинский рисовал перед китайцами радужные перспективы «планетарного кондоминиума». Однако Китай эту наживку не заглотил – и пошёл на сближение с Россией, имея на то свои резоны.

– В Пекине не без оснований решили, что США хотят за китайский счёт сохранить глобальное господство, повесив на КНР дальнейшее кредитование американской экономики и тушение военных пожаров по всей Евразии, – полагает востоковед Александр Горбатов. – В итоге Китай предпочёл свою игру, которая с каждым годом всё больше совпадает с игрой России, продвигающей «евразийский проект глобализации». И это совпадение стратегических интересов стало особенно очевидно именно в 2014-м, на фоне «украинского кризиса»…

В чём же состоит сегодня «дальневосточная стратегия» Москвы и Вашингтона?

Цель России – вовсе не в том, чтобы, как в русской сказке, «повернуться к Востоку передом, а к Западу – задом». Скорее в её планах – превратиться в полноценную евразийскую державу, призванную с помощью нитей трубопроводов, железных дорог и совместных проектов связать воедино Азию и Европу, – и занять положение «интеграционного моста» в глобальном мире.

При этом глобальный мир Россия видит как равноправный диалог цивилизаций и сотрудничество региональных экономических зон, в каждой из которых имеет хождение своя резервная валюта. А поскольку Китай смотрит на мировые процессы под аналогичным углом зрения, то появление оси Москва – Пекин – это, полагают многие эксперты, геополитическая неизбежность.

Что же касается США, то их цель – сохранить нынешний проект глобализации, при котором Вашингтон продолжает управлять мировой экономикой через долларовую систему и господствовать в Евразии, множа военные конфликты и стравливая между собой потенциальных конкурентов.

– 2014 год стал, пожалуй, одним из важнейших в схватке между Россией и США за будущее Азии, – полагает политолог-международник Борис Межуев. – Под влиянием украинского кризиса Москва, не желая отворачиваться от Европы, ускорила своё сближение с Востоком – особенно с Китаем. А Америка попыталась разрушить российско-китайскую ось, действуя как слон в посудной лавке. На Россию она надавила с помощью санкций и мнимой изоляции в Европе, а на КНР – с помощью антикитайской коалиции в АТР. Однако эти действия только толкнули «русского медведя» и «китайского дракона» в объятия друг друга...

Чисто внешне ось Москва – Пекин и евразийский проект глобализации оформились в конце мая 2014-го – вместе с газовой сделкой между РФ и КНР.

Другой кит, на котором держится российско-китайское партнёрство, – это сотрудничество в деле продвижения альтернативной финансовой системы. Москва и Пекин стали инициаторами появления Банка развития БРИКС и пула валютных резервов с общим капиталом в 200 миллиардов долларов. По сути, лидеры квинтета заложили фундамент альтернативной финансовой системы и создали институты, дублирующие Всемирный банк и МВФ. И если долларовая пирамида рухнет под тяжестью неоплатных долгов, то страны БРИКС смогут в экстренном режиме возвести новый – и более надёжный, чем прежде, – «финансовый каркас». В этом же ряду – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), который аналитики считают вызовом Всемирному банку. Будучи географически частью Азии, РФ стала этим летом третьим по значению спонсором среди десятка стран, в список которых не вошли ни США, ни Япония.

– Ещё одним проявлением российско-китайского проекта глобализации стало объединение ЕАЭС с экономическим контуром нового «Шёлкового пути», – отмечает востоковед Александр Маслов. – Оно сделает возможным появление общего экономического пространства в масштабах всей Евразии. У мечты скоро будет и зримое воплощение – в виде высокоскоростной железнодорожной магистрали Пекин – Казань – Москва – Минск. Так, в обозримом будущем китайские товары пойдут в Европу по сухопутному маршруту, который, в отличие от морей и проливов, находится под контролем РФ и КНР – и вне досягаемости американцев.

Получается, «разворот на Восток» означает для России превращение в партнёра Китая и – в меньшей степени – Индии в организациях БРИКС и ШОС? Ответ на этот вопрос всецело зависит от России, а также её стратегии в регионе, который в XXI веке обещает стать не только центром экономического роста, но и ареной соперничества между азиатскими тиграми. При должном такте и дипломатической сноровке РФ имеет отличные шансы стать мудрым арбитром в спорах между державами Дальнего Востока и идейным «модератором» в проектах интеграции. Тем более что Россия сегодня занимает уникальное положение в Азии – в хороших отношениях с ней нуждаются практически все игроки, включая таких давних соперников, как Китай и Япония, Северная и Южная Корея, КНР и Вьетнам.

 

картография

Отношения России со странами региона

 

 

Близкие партнёры. Если между Россией и Китаем в последние два года и не установились союзнические отношения, то лишь потому, что в китайском менталитете «союзников» в классическом понимании не бывает. Однако вокруг оси Москва – Пекин, вызывающей нервные колики в Вашингтоне, уже вовсю крутится новая геополитическая реальность. Тут можно вспомнить и нарождающийся энергетический альянс, и планы по созданию «более справедливой финансовой архитектуры», и совместные учения, и взаимные дипломатические реверансы. Хотя, конечно, назвать Поднебесную лёгким партнёром язык не повернётся – приток китайских инвестиций в экономику РФ в 2015-м упал на четверть, запуск газопровода «Сила Сибири» перенесли на два года, а по поводу транспортировки газа с Алтая в КНР переговоры ещё идут.

Впрочем, не Китаем единым будет прирастать в XXI веке влияние России на Дальнем Востоке. Наш традиционный союзник в регионе ещё со времён «коммунистического интернационализма» – это Монголия, которая, видя в РФ противовес китайской экспансии, охотно пускает на свою территорию российский бизнес (так, ОАО «РЖД» строит в монгольских степях железные дороги, а российские компании разрабатывают там месторождения угля и руды).

Другой союзник – и тоже с советских времён – это Вьетнам. Два года назад Ханой попросился в Таможенный союз, предложил Москве вернуться на военную базу Камрань плюс закупил несколько наших подлодок. Показательно, что именно вьетнамцы лидируют, по данным опросов, в рейтинге народов, больше всего симпатизирующих России.

Отлично складываются отношения Москвы и с высокотехнологичным Сингапуром – город-государство наотрез отказался вводить антироссийские санкции, несмотря на настойчивые звонки из Вашингтона.

Особый случай – это Таиланд, который после очередного военного переворота в мае 2014-го резко пошёл на сближение с РФ и закупил у нас истребители Су-30.

 

Комфортные партнёры. После прихода к власти в Южной Корее «генеральской дочки» Пак Кын Хе эта страна ведёт себя по отношению к России по-женски мягко. Как бы Вашингтон ни выкручивал Сеулу руки, антироссийские санкции он так и не ввёл – даже чисто символические. Будучи поставщиком высокотехнологичной продукции в РФ и крупным покупателем нашего сырья, Южная Корея включила Россию в свою «Евразийскую инициативу» как страну, через которую она хотела бы поставлять свои товары в Европу. Кроме того, Сеул рассчитывает на Москву как на посредника в непростых переговорах с «любимым руководителем» КНДР Ким Чен Ыном.

Что касается Мьянмы и Лаоса, то они, как китайские союзники и бывшие протеже СССР, сохранили тёплые отношения с Москвой. Хотя в экономике эта теплота подкреплена слабо – товарооборот с ними растёт черепашьими темпами, не достигая и миллиарда долларов в год.

Наконец, Камбоджа активно развивает с РФ отношения в военной сфере, но в этом году она больше запомнилась выдачей Москве беглого олигарха Сергея Полонского. Хотя дипломаты поговаривают, что им пришлось приложить для этого не только дипломатические, но и финансовые усилия.

 

Непростые партнёры. Непростые отношения связывают Россию и КНДР – Москва совсем не в восторге от северокорейской ядерной бомбы, а «режим чучхе» точит на неё зуб за санкции, которые Совет Безопасности ООН неоднократно вводил против Пхеньяна – не без молчаливого согласия российского представителя. С другой стороны, приход к власти молодого вождя Ким Чен Ына внёс юношескую «движуху» в этот диалог – наша страна взяла на себя реконструкцию железных дорог в Северной Корее. Ещё бы, ведь цель России – способствовать объединению двух корейских государств, чтобы через нашу территорию пошли потоки товаров из АТР в Евросоюз. Поговаривают, что товарищ Ким даже собирался приехать в Москву на 9 Мая, но в последний момент не решился прервать своё добровольное затворничество.

Весьма динамично развиваются контакты России с Индонезией, которая купила у нас гражданские самолёты «Сухой Суперджет – 100» и активно интересуется новейшими образцами вооружений. Однако экономические связи между Москвой и Джакартой не настолько тесны, чтобы говорить о «дружбе народов».

Похожая проблема наблюдается и в отношениях с Филиппинами и Брунеем, которые к тому же слишком прочно завязаны на США.

 

Проблемные партнёры. Несмотря на то что мы отнесли Японию к категории «проблемные партнёры», всё относительно. Если бы нам пришлось составлять рейтинг самых «антироссийских» государств мира (а не региона), то Япония заняла бы в нём далеко не первое место. Да, многие совместные планы время от времени разбиваются о скалистые берега Курильских островов. Да, Япония одобрила в прошлом году антироссийские санкции. Но экономические ограничения оказались символическими, а сама церемония их введения была выдержана в стиле: «Ничего не поделаешь – старший брат велит».

С чем связана такая позиция японцев? Несмотря на роль «непотопляемого американского авианосца» в Тихом океане, Страна восходящего солнца сейчас больше всего озабочена ростом могущества Китая – и поэтому нуждается в России как в союзнике в сдерживании чрезмерной экспансии «китайского дракона». С другой стороны, Москва видит в Японии державу, способную стать противовесом КНР на Дальнем Востоке и помочь в его развитии.

Как бы то ни было, санкции не препятствуют политикам из Москвы и Токио регулярно оказывать друг другу знаки внимания. Так, японский лидер Синдзо Абэ постоянно повторяет о желании заключить с Россией мирный договор. А бывший премьер-министр как бы случайно обмолвился: «Почему бы нам не поменять Курилы на признание Крыма?» И даже августовская поездка Дмитрия Медведева на спорные острова привела лишь к заявлению Токио о том, что этот вояж «ранил чувства японского народа».

Что же касается Малайзии, то отношения с ней сильно испортились после падения малазийского «боинга» в Донбассе. Эта страна даже одной из первых подала идею создания Международного трибунала для расследования причин авиакатастрофы, что вызвало ожесточённую реакцию Москвы. Однако не стоит забывать, что именно малазийцы в своё время помогли России стать членом организации «Исламская конференция».

 

Отношения между странами региона

 

Сотрудничество. Особенность Восточной и Юго-Восточной Азии состоит в том, что соперничество между державами находится здесь в тени сотрудничества каждого государства региона… с Китаем. Поднебесная является главным торговым партнёром для всех стран АТР, потеснив в начале 2000-х годов США и Японию с лидирующих позиций. Кроме того, Китай контролирует экономическую жизнь почти всех стран региона с помощью хуацяо – китайских общин за границей, представители которых держат в своих руках местный бизнес. Единственные государства, которые оказались лишёнными такой «роскоши», – это Япония, Южная Корея и КНДР. 

Тем не менее можно выделить два основных блока, в рамках которых происходит сотрудничество. С одной стороны, это Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), которая зародилась в 1967-м для противодействия коммунистическим режимам. Сегодня в эту организацию входят Таиланд, Сингапур, Филиппины, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Лаос, Камбоджа, Вьетнам, Мьянма и Бруней. С другой стороны, вокруг Китая формируется его «привилегированный клуб», к которому относятся Мьянма, Лаос, Камбоджа, Таиланд и Южная Корея.

Противостояния. Дальний Восток в последние годы настолько напоминает пороховую бочку, что эксперты всё чаще сравнивают этот регион с Европой перед началом Первой мировой войны. Но если сто лет назад главная «линия разлома» проходила между Германией и Великобританией, то сейчас на первый план выходит соперничество между Китаем и Японией – ключевое звено в американской антикитайской стратегии. Собственно, парад Победы в Пекине был задуман как напоминание японцам об их преступлениях во время Второй мировой войны и как демонстрация своей возросшей силы. Да и само мероприятие посетили лишь союзники КНР, а оппоненты (прежде всего Токио и Вашингтон) – проигнорировали.

Формально китайско-японская вражда обострилась в 2012-м из-за архипелага Сенкаку (по-китайски Даойюдао) в Восточно-Китайском море, рядом с которым располагаются огромные нефтяные богатства. Тогда дело едва не дошло до военного столкновения. В принципе, этот конфликт мог разгореться и в 2013-м, когда Китай включил спорный архипелаг в свою зону действия ПВО, и в 2014-м – когда США пообещали Токио оказать военную поддержку. Но все отлично понимают, что соперничество идёт не за острова, а за лидерство в Азии. И эта борьба будет только обостряться. Так, в июле японский парламент проголосовал за изменения в конституцию, позволяющие Стране восходящего солнца впервые с 1945 года использовать за рубежом свою армию.

Надо сказать, что стремительного подъёма Поднебесной боится не только Япония, но и другие её соседи. Яркий тому пример – Вьетнам, с которым у китайцев тоже идут споры из-за принадлежности Парасельских островов и архипелага Спратли в Южно-Китайском море. В прошлом году в ответ на незаконное бурение специалистами КНР на вьетнамской территории начались антикитайские погромы, после чего ещё долго продолжалось бряцанье оружием. При этом свой куш в Южно-Китайском море хотели бы сорвать и Филиппины, Малайзия и Бруней – страны, которые тоже входят в американо-японскую коалицию по сдерживанию Поднебесной.

Впрочем, второй участник этой дуэли – Япония – тоже имеет весьма скверные отношения со своими соседями. Помимо «курильского спора» с Москвой, Токио борется за статус ряда островов с КНДР и Южной Кореей. Последняя, кстати, по-прежнему точит зуб на японцев за их зверства во время Второй мировой войны – и в Сеуле одним из популярнейших туристических мест является Музей японских пыток. Не случайно южнокорейский президент Пак Кын Хе предпочла 3 августа приехать в Пекин, а не остаться дома, как японский премьер.

Кроме того, известную долю нервозности в регионе привносит замороженный конфликт между Пхеньяном и Сеулом – учитывая наличие у КНДР атомного оружия и американских военных баз на южнокорейской территории. 

 

Михаил Тюркин, политический обозреватель «НВ»
Афиша

1 октября, 16:00

Концерт «Великие мастера „короля-солнце“ Людовика XIV», Шереметьевский дворец

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

1 октября, 20:00
Концерт Sting СКК «Ледовый дворец»

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.65
0.572 (-0.99%)
Курс Евро
69.07
0.19 (-0.28%)
Погода
Сегодня,
25 сентября
понедельник
+7
Ясно
26 сентября
вторник
+14
Ясно
27 сентября
среда
+14
Слабый дождь