Общество

Донбасс надеется на Россию

17 сентября 11:46

Корреспондент «НВ» вернулась из поездки в Луганскую область. Какие проблемы сегодня волнуют жителей непризнанных республик?

Длинные очереди на границе стали обыденностью для жителей ЛНР. Ежедневно в обе стороны тысячи людей пересекают пограничный переход Изварино – Донецк


Чем больше времени проходит с момента появления Луганской и Донецкой народных республик, тем очевиднее наметившееся между ними «разделение труда». Донецк, как и положено столичному городу (а статус центра Донбасса закрепился за этим городом ещё в советские времена, хотя Донецкий угольный бассейн расположен на территориях Донецкой, Луганской и части Ростовской областей), весьма политизирован. Лидеры ДНР постоянно ведут борьбу за власть, их лица чаще мелькают на российском телевидении, они охотнее вступают в полемику со своими оппонентами с киевской стороны. Лидеры ЛНР в это время, что называется, заняты «по хозяйству».

За прошедший год в Луганске создали настоящую налоговую службу, почти восстановили судебную систему (как раз в эти дни идёт активная переаттестация судей), провели перерегистрацию предприятий и индивидуальных предпринимателей, затеяли инвентаризацию тех фирм, владельцы которых покинули ЛНР. Наладили сбор коммунальных платежей и даже открыли собственный банк с отделениями в Луганске и других городах республики. С апреля здесь аккуратно выплачиваются пенсии и соцпособия, а в мае возобновилось в полном объёме финансирование бюджетных организаций: учителя, соцработники, врачи теперь ежемесячно получают зарплату.

Глава ЛНР Игорь Плотницкий предпочитает договариваться с Георгием Туком – губернатором той части Луганской области, что осталась под контролем Киева. У двух руководителей масса общих проблем. Например, в городе Счастье, который контролируют ВСУ, работает крупнейшая электростанция, а вот шахты, способные снабжать её углем, остались в ЛНР. Здесь же сосредоточены практически все крупные промышленные предприятия, зато Киеву досталась сельскохозяйственная часть бывшей Луганской области. Подрыв украинскими военными моста, связывавшего Луганск со Станицей Луганской, оставил ЛНР без молочной продукции, без сезонных овощей, спровоцировав повышение цен на продукты в республике. Но и тем, кто живёт в «киевской» части Луганской области, тоже теперь не сладко – урожай клубники, например, станичники вынуждены были либо продавать за копейки, либо оставлять гнить на грядках. 

При этом переговоры команды Плотницкого с командой Тука (который на публику продолжает делать громкие заявления вроде «сначала мы уничтожим эту заразу, а потом, вместе с вами, будем думать: нужен нам Ростов и что с ним делать») идут без лишней огласки.

Возможно, именно потому, что власти ЛНР сконцентрированы на восстановлении хозяйственной деятельности республики, здесь остро ощущаются проблемы, которые внутри самопровозглашённых республик не решить. Нужна помощь России, хотя все понимают, что без признания ЛНР это невозможно, а признание возможно только в крайнем случае. Именно об этом говорили мне все, с кем пришлось встречаться в эту мою – уже пятую за последний год – поездку в Донбасс.

Благодаря помощи России в Донбассе удалось избежать гуманитарной
катастрофы, но сегодня у непризнанных республик появились другие проблемы


Граница на замке

– О, сегодня народу мало, – радует меня таксист Володя, доставлявший меня от железнодорожной станции Каменская в российский Донецк, на границу.

Территория вокруг пограничного пункта напоминает вокзал советских времён. Выстроившиеся в длинную очередь автобусы и легковые машины, пассажиры которых лениво прогуливаются рядом или сидят в тени установленного наспех навеса, – это лето здесь выдалось жарким, воздух прогревался до 40–45 градусов, – говорят, что среди ожидающих пограничного и таможенного досмотра случались обмороки. Чуть поодаль выстроились внушительного вида фуры – ещё весной их здесь не было, но теперь, похоже, торговые связи ЛНР с остальным миром восстанавливаются.

Работа на пограничном пункте «Донецк» не сахар. В 10 утра здесь уже скопилось около 150 пешеходов (запускают по 15–20 человек раз в 30 минут) и около 100 машин (на досмотр каждой и оформление документов требуется минут 20). Ежедневно российскую границу пересекают несколько тысяч человек в обе стороны, передохнуть можно только ночью: с 23.00 до 6.00 в ЛНР действует комендантский час и в это время границу переходят только те, кто до его начала уже ожидал своей очереди со стороны Изварино.

Люди, как это всегда бывает в больших очередях, раздражены. Большинство из них – обладатели украинских паспортов.

– Могли бы уже как-то упростить прохождение границы, – жалуется Тамара, которая до этого долго рассказывала мне, что ездит в Донецк каждую неделю по разной надобности. То деньги с карточки снять (в ЛНР хоть и появился собственный банк, но банкоматов пока нет), то купить что-нибудь, чего в Краснодоне (ближайшем к Изварино городе) не продают, то родственников навестить.

Впрочем, летом прошлого года послабление сделали – те, кто возвращается обратно из России в тот же день, больше не заполняют миграционные карты. Но на скорость прохождения границы это не особо повлияло, а уж автомобилисты проводят здесь по 4–5 часов.

Переход Изварино – Донецк сегодня связывает ЛНР не только с Россией, но и с Украиной. Здесь можно увидеть автобусы, идущие как в Москву, так и в Харьков или Киев. Попасть по-другому на украинскую территорию невозможно – на украинских блокпостах на линии разграничения мало того что требуют специальное разрешение, которое на территории ЛНР и ДНР получить просто нереально, так ещё и практикуют денежные поборы. Деньги здесь берут за всё.

– Брат возил тёщу в Белокуракино, – рассказывал мне краснодонский таксист. – Ехал где-то по просёлочной дороге, и вдруг его гаишники останавливают: мол, правила он нарушил. А там даже дорожных знаков нет. Спорить не стал, сговорились на 500 гривен, брат объясняет: денег сейчас таких нет, а сам я из Луганска. Гаишник улыбнулся: через блокпост передашь, спросишь такого-то, скажешь для меня. А не передашь – тебе же хуже будет. Брат рисковать не стал – деньги отдал, как было велено.

У проблемы пограничного контроля есть и другая сторона медали – снабжение ЛНР продуктами и товарами первой необходимости. Везти их из России даже без всяких таможенных сборов накладно – в России всё просто дороже, чем на Украине. А чтобы везти с Украины, нужно дважды пересечь российскую границу, что также делает любой товар золотым. Вот и приходится многим в ЛНР становиться контрабандистами поневоле.

– Это у меня ещё из старых запасов, берите, – рекламирует мне на рынке продавец лопату для чистки снега. – Сейчас-то ничего не привезти с Украины. На блокпостах платить надо за каждый винтик, а просёлками ехать опасно – можно на мины попасть. Да, а вы что думали? Сколько таких случаев! Сами же украинские военные и подрываются. Вот один тут мне обещал верную дорогу показать, он по ней комбикорм возит…

Те, кто не рискует подорваться на минной растяжке, каких сейчас много стоит на линии разграничения, едут в Россию в обход пограничных пунктов – по степным тропкам. И так же возвращаются обратно с товаром. За их риск платит покупатель – сегодня в ЛНР цены на большинство продуктов такие же, как в Петербурге. Мясо – 360–400 рублей, картошка – 20–22 рубля за килограмм, хлеб – 11–20 рублей. А вот зарплаты и пенсии – от 2 до 5 тысяч рублей.

К слову, с 1 сентября официальной валютой ЛНР стал рубль. Гривна продолжает использоваться в республике, причём у неё два курса: в магазинах и при оплате услуг он составляет один к двум (за 1 гривну дают 2 рубля), в обменных пунктах в начале сентября за 1 гривну давали 3 рубля 20 копеек.

Несмотря на агрессивную риторику киевских политиков, не признающих власти ЛНР и ДНР, торговля углём между республиками и Украиной идёт активно

 

«Детки в клетке»

Есть в ЛНР и те, кто рад бы стоять в многочасовых очередях на границе, но путь им в Россию заказан. Невыездными стали те, кому пришло время получать паспорта, и те, кому исполнилось 45 лет, по достижении которых в удостоверении личности обязана появиться новая фотография. В ЛНР зимой нынешнего года презентовали паспорта нового образца – паспорт ЛНР, да вот беда – признают их только на территории двух республик.

– Сын хотел по этому паспорту попасть в Россию, так ваши пограничники его на смех подняли, – жаловалась мне моя одноклассница Марина. – И, главное, ещё издеваются: засуньте эти бумажки сами знаете куда. Так что же им теперь делать? Они молодые, им путешествовать хочется, учиться, а они сейчас как детки в клетке – в Луганск да в Донецк могут поехать, а больше никуда.

Власти ЛНР заверяют, что ведут переговоры с Россией о признании паспортов республики, но все понимают, что это вряд ли случится. Можно, конечно, получить паспорт на Украине, но стоит такая услуга (ведь лично молодой человек поехать туда не сможет) 3000 гривен, то есть около 10 тысяч рублей – сумма для большинства в ЛНР неподъёмная.

Бюрократические препоны как-то удаётся обходить только тем юношам и девушкам, которые по направлению властей ЛНР отправляются учиться в вузы России. Но таких этим летом было около 150 человек, а тех, кто не попал в списки отличников, достойных получить образование по направлению властей ЛНР, несколько тысяч.

Выход, конечно, есть. Он был найден в Приднестровье, независимость которого Россия также до сих пор не признала. Просто выдала всем желающим российские паспорта. Среди жителей ЛНР многие не прочь обзавестись таким документом, с ним и границу пересекать проще, однако есть одно жирное «но». Киевские власти уже несколько раз прямо заявляли, что выдача жителям «временно оккупированных территорий» (как они теперь называют ЛНР и ДНР) российских паспортов будет расцениваться как открытая агрессия и нарушение территориальной целостности Украины со стороны России. По сути – объявлением войны. И сейчас, когда Россия призывает неукоснительно выполнять Минские соглашения, подобный шаг будет провокационным.

Но ведь и решать проблему нужно, ведь конфликт на Востоке Украины явно не решится в ближайшие месяцы, не могут же молодые луганчане и дончане быть заложниками политиков. Возможно, выход будет найден. Ведь идёт же сейчас активная торговля углём между республиками и Украиной, хотя публично киевские власти признавать этого не хотят.

Молодёжь ЛНР получила свой первый в жизни документ, который, увы, недействителен на границе с Россией


«Валидола нет!»

Это объявление я прочла на витрине одной из краснодонских аптек. В отличие от магазинов, где недостатка в товарах уже несколько месяцев нет, разве что ассортимент стал победнее, местные аптеки выглядят удручающе.

– Знаете, как я теперь рецепты выписываю? Смотрю рекламу на российском телевидении, интернет-форумы российских врачей просматриваю, – участковый терапевт Тамара Максимовна делится со мной секретами мастерства врача в ЛНР. – Украинские лекарства нам больше не поставляют. Кое-что везут из России, но только самое ходовое. За остальным приходится самим ехать в Донецк или Ростов-на-Дону. Вот и ориентируюсь на то, что у вас сейчас рекламируют.

Валя – социальный работник, обслуживающая мою маму, – каждую среду вместе с коллегой отправляется в Россию. У неё – большой список лекарств, необходимых старикам, с которыми она работает, и деньги. В небольшом районном Донецке Валю знают уже почти во всех аптеках, ведь в поисках нужного препарата приходится побегать. И не всегда получается купить всё, что просили.

– Пробуем что-то заказывать, – говорит Валя, – чтобы к следующему приезду лекарство было в аптеке, но тут ведь на какого провизора попадёшь. Кто-то входит в наше положение, а кто-то злобно цедит: достали уже эти хохлы! Народ везде разный.

Поставка лекарств в ЛНР, особенно тех, что продают только по рецептам, проблема серьёзная. Да, часть необходимых препаратов приходит гуманитарными конвоями, но этот груз достаётся самым незащищённым в республиках – детям-сиротам, тяжелобольным людям, немощным старикам. Остальные вынуждены буквально добывать нужные препараты самостоятельно.

– Мы же должны получить сертификаты, заключить договоры с поставщиками, а как это сделать, если никто нас не признаёт? – объясняет мне заведующая одной из краснодонских аптек. – И как мы можем гарантировать оплату товара поставщику, если у нас даже счёта в банке нет? На слово же нам никто не поверит. Вот и приходится возить лекарства через границу в мизерных количествах. Вроде как для личного пользования. Но опять же, нагрянет проверка, скажет, а где у вас документы на этот препарат, чем докажете, что это лекарство, а не яд, и что я им отвечу? Мы же не колбасой торгуем!

Понятно, что исправить ситуацию властям ЛНР не под силу. Решить проблему можно только политической волей Киева или Москвы. Но снимать экономическую блокаду с непризнанных республик украинские власти не намерены, а Москва не готова пока республики признавать.

С дефицитом продуктов власти республики справились, а вот наладить снабжение лекарствами за год не удалось. Прилавки аптек по-прежнему пусты



***

Так они и живут – между небом и землёй. При этом упаднических настроений особо не наблюдается. Как и раскаяния, что весной прошлого года приняли решение объявить о своей независимости. В Киеве уверяют, что жители «оккупированных территорий» стали жертвами российской пропаганды. Политики лукавят – в ЛНР вещает и российское, и украинское, и белорусское телевидение. Так что выбор, кого слушать и кому верить, здесь есть у каждого. Большинство верит России. Хотя есть и те, кто считает нашу страну агрессором, а нашего президента – «кровавым диктатором». Как-то на рынке, поинтересовавшись для порядка, вкусные ли пряники, я услышала в ответ от продавщицы:

– Не пробовала! Они российские! – посмотрела на меня дама с вызовом.

– Вы российские пряники не любите или Россию? – спросила я.

– Да, я не люблю Россию! И вашего диктатора не люблю! – гордо ответила мне продавщица.

– Ой, тогда я у вас всё время буду покупать, – вмешалась в нашу беседу сухонькая старушка. – Вам же, наверное, и взвешивать российское неприятно?

Впрочем, многие от политики здесь далеки, предпочитая заниматься насущными проблемами. Заготовками на зиму, ремонтом, поиском дополнительного заработка. Вот только слабеющий интерес россиян к ситуации в Донбассе их немного обижает.

– Ты видела, Женя Поддубный в Сирию уехал! – делилась со мной новостью о самом популярном в республиках тележурналисте ВГТРК. – Совсем мы вам неинтересны стали…

 

 

Ирина Голубенко, Краснодон – Петербург. Рисунки Ольги Быстровой
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.82
0.358 (-0.47%)
Курс Евро
89.66
0.318 (-0.35%)
Погода
Сегодня,
26 сентября
суббота
+19
Ясно
27 сентября
воскресенье
+18
Ясно
28 сентября
понедельник
+14
Слабый дождь