Северо-Запад

«У нас нет средств, чтобы выставить там охрану»

29 сентября 07:27

Уникальная усадьба, где погребено сердце великого полководца Барклая де Толли, растаскивается мародёрами по кирпичикам


Сейчас усадьба осталась без окон и дверей, и внутри неё царит полная разруха, а ведь несколько лет назад она была отреставрирована

Об этой дикой для цивилизованной страны истории, когда на глазах множества надзирающих органов объект культурного наследия, наделённый охранным статусом, превращается в руины, «НВ» писало в августе (номер от 26.08.15 «Сердце полководца попало в плохие руки»). Речь шла об усадьбе в посёлке Нагорное, где почти два века назад встретил свой последний час герой войны 1812 года Михаил Барклай де Толли.

Смерть русского полководца, оказавшегося в 1818 году на мызе Штилитцен по воле случая, вызвала большой резонанс тогда во всей Европе.

– Так как Михаил Богданович принадлежал к ордену иезуитов, то согласно традициям сердце его было похоронено здесь же, а забальзамированный прах отправлен на малую родину в родовое имение Бекгоф в Эстонии в сопровождении почётного эскорта из личной гвардии короля Пруссии, – рассказал кандидат исторических наук Сергей Якимов. – Владелец мызы Штилитцен посчитал за честь совершить обряд погребения у себя в имении, выделив для человека, разгромившего Наполеона, солидный участок рядом с домом. Позже король Пруссии Фридрих Вильгельм III оплатил изготовление и установку здесь же памятника полководцу.

В советское время к памяти полководца отнеслись не так трепетно. Усадебный комплекс поделили на малогабаритные квартиры, а на заре перестройки, когда жильцов из Нагорного расселили в благоустроенные дома, заброшенное имение стало головной болью местного муниципалитета.

Помощь обречённому историческому объекту в середине нулевых XXI века пришла из столицы. На разорённую мызу обратил внимание известный столичный бизнесмен Виктор Батурин. Рьяный наполеоновед и родственник тогдашнего столичного градоначальника выкупил усадьбу и занялся её реставрацией.

Комплекс стал преображаться на глазах, но счастье длилось недолго. В результате громкого развода бизнесмена с супругой – продюсером Яной Рудковской – и последующих финансовых претензий в августе 2013 года усадьба Барклая оказалась выставленной на продажу.

Даже тогда не было оснований переживать за будущее уникального комплекса. От желающих приобрести историческую мызу по смешной цене – 1,8 миллиона рублей – не было отбоя. И, конечно же, любой новый собственник позаботился бы об элементарной охране обретённой собственности. Однако великий полководец XIX века стал невольной жертвой коррупции века XXI. Уже в ходе торгов полицейские при получении взятки в 7 миллионов рублей задержали 26-летнюю сотрудницу местного отделения Росимущества, ведавшую данным аукционом.

После возбуждения уголовного дела де-юре усадебный комплекс находился под юрисдикцией местной Службы судебных приставов и Росимущества. Де-факто исторический объект, охраняемый государством, снова остался один на один с армией мародёров.

При этом должностные лица, те самые, что обязаны блюсти государственные интересы, продолжают отмахиваться от вопросов, поставленных нашей газетой, как от сущей мелочи.

– Охраняем, – попытался проявить недюжинное чувство юмора исполняющий обязанности главного пристава по Черняховскому району Алексей Козенко. – Вечером заканчиваем работу и дружно идём охранять. Вам что, на нас всех собак хочется повесить?

После нашей публикации в янтарном крае всё-таки прошёл лёгкий шорох. И. о. начальника госохраны памятников Евгений Маслов выписал предписание в адрес Службы судебных приставов и, подколов к нему статью из «НВ», обратился в прокуратуру.

Впрочем, пока должной реакции от профильных департаментов не последовало. Так, начальница юмориста районного разлива, главный судебный пристав Калининградской области Галина Бабурина попросту проигнорировала официальный информационный запрос «НВ», выразив тем самым своё отношение к федеральному законодательству, в частности, к закону «О СМИ».

В областном отделении Росимущества после выхода статьи поступили более дипломатично: долго решали, кто же будет отвечать на неудобные вопросы. В конце концов определились.

– У нас нет средств, чтобы выставить там охрану, а организовать новый аукцион мы не можем, документы на усадьбу подшиты в уголовное дело, которое ещё не рассмотрено в суде, – посетовала и. о. начальника отдела реализации имущества Вероника Теплякова.

Благо, что на публикацию и на наш информационный запрос отреагировал прокурор области Сергей Табельский.

«...Осмотром состояния указанного объекта культурного наследия, проведённым прокуратурой города Черняховска, установлено, что усадебный дом не охраняется, неустановленными лицами причиняется вред строениям, частично разрушены окна, двери, стены и потолки» – говорится в ответе на редакционный запрос и далее констатируется: «Данный вопрос находится на контроле в прокуратуре области...»

– Сергей Владимирович отнёсся к состоянию исторической усадьбы не просто как должностное лицо, – заверила руководитель пресс-службы государственного ведомства Оксана Пономарёва. – Он взял этот вопрос на свой личный контроль.

Дифирамбы в данном случае неуместны, но надо отдать должное государеву оку в янтарном крае. Ответственная должность, занимаемая Сергеем Табельским, подразумевает: взять на контроль – значит разделить ответственность за состояние исторического объекта. Если прокурорское вмешательство не будет формальным, возможно, у усадьбы в Нагорном появится шанс на спасение.

Илья Козырев, собкор «НВ» в Калининградской области. Фото автора

 

тем временем в эстонии…

Князь и советские воины похоронены рядом

В южной Эстонии недалеко от городка Валга сохранился мавзолей Барклая де Толли по проекту архитектора Аполлона Щедрина. В 1823 году постройку заказала супруга полководца Елена Августа Элеонора, у которой было здесь имение Бекгоф (ныне местечко Йыгевесте). Внутри мавзолея установлен памятник работы Василия Демут-Малиновского. Этому знаменитому скульптору принадлежит и авторство памятника Барклаю де Толли, стоящего в городе Тарту.

Во время Второй мировой войны усадьба Бекгоф была практически полностью уничтожена, но мавзолей чудом уцелел. Правда, кто-то вскрыл гроб княгини де Толли, но, как рассказывают местные жители, испугался и ничего не взял. Трогать князя застенчивый мародёр даже не пробовал. После войны рядом с мавзолеем появился памятник советским солдатам, павшим осенью 1944 года на берегу речки Вяйке-Эмайыги. На нём высечены имена более чем трёхсот воинов.

В советское время мавзолей Барклая де Толли посещали около 30 тысяч человек ежегодно. В течение 35 лет смотрительницей там работала местная жительница Вильве Треэс, она же проводила экскурсии – практически бесплатно. Про неё рассказывают, что она одна знала о братских захоронениях последней войны на территории бывшей усадьбы и почти всех погибших помнила по именам. Она очень радовалась, когда приезжали родственники воинов.

От усадьбы остался парк, и до январской бури 2005 года через него вела прямая аллея высоких лиственниц. К сожалению, эти деревья погибли. Тогда же пришлось менять скамейки на аллее и заново мостить дорожки.

Краткая биография Барклая де Толли приведена на информационных стендах недалеко от мавзолея, увы, только на английском и эстонском языках. Хотя было бы справедливо добавить сюда немецкий – родной язык полководца и русский – язык той страны, которой он был предан и которая когда-то высоко оценивала его подвиги.

Татьяна Хмельник

Афиша

12 - 22 сентября

XXVII Международный кинофестиваль «Послание к человеку»

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

19 сентября, 20:00
Концерт Большого симфонического оркестра имени Чайковского

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.65
0.572 (-0.99%)
Курс Евро
69.07
0.19 (-0.28%)
Погода
Сегодня,
22 сентября
пятница
+15
Облачно
23 сентября
суббота
+13
Ясно
24 сентября
воскресенье
+13
Ясно