Город

«Тряпка» – это звучит гордо

03 октября 08:20

Что происходит со старой одеждой, которую горожане сдают для благотворительных целей

Хорошие вещи идут на продажу – с тем чтобы отправить вырученные средства на благотворительность...

 


Сейчас в городе уже никого не удивить контейнерами для сбора старой одежды, причём установили и обслуживают их две разные организации – «Перемолка» и сеть благотворительных магазинов «Спасибо». Именно последняя 5 лет назад впервые в России организовала приём у населения ненужных вещей – и теперь в месяц через этот цикл проходят 30–35 тонн швейных изделий! Что же происходит потом с этими «тряпками»?

Дальнейшая их судьба зависит в первую очередь от состояния. Около половины вещей, сданных петербуржцами (в основном через контейнеры, установленные в торговых центрах), без каких-либо оговорок является пригодной для ношения и поэтому поступает на распределение в сеть магазинов «Спасибо». Примерно 10 процентов от этой половины продаётся через эти благотворительные торговые точки, а выручка поступает тем, кто в этом нуждается, – в благотворительные фонды, помогающие больным, детским домам, приютам для животных. А 90 процентов вещей, находящихся в хорошем состоянии, раздают малоимущим, пенсионерам, многодетным семьям.

– В неделю услугой бесплатной раздачи пользуются до 80 семей, – рассказала Юлия Титова, руководитель проекта. – Кроме того, у нас есть соглашение с МЧС: в случае каких-либо ЧП (например, пожаров) за вещами, необходимыми погорельцам, сразу обращаются к нам. Но мы не зацикливаемся на городе – помогали таким образом, например, пострадавшим от огня в Хакассии.

Что же касается некондиционной одежды и других тканей, то совсем недавно в рамках проекта «Спасибо» открылась линия по переработке их в регенерированное волокно. Корреспонденты «НВ» смогли посетить это предприятие, которое располагается в Петербурге на Обводном канале, в бывшем комплексе казённых винных складов (в советское время там находилось химическое производство).

Первое, что привлекает внимание при входе в этот цех, – огромная гора мешков с одеждой, которая предназначена для переработки. Сортировка принятых и привезённых с точек приёма вещей осуществляется вручную – этим занимаются специальные люди, и их труд лёгким не назовёшь, ведь в день им приходится перебирать по 20–30 мешков с вещами: определить степень их изношенности, разобрать по материалу. Пока в этом плане в России ещё не поднялись до таких высот, как, скажем, в Великобритании – где, как рассказал руководитель отдела переработки Андрей Балабаев, сортировка выполняется автоматически: робот определяет состав каждой из вещей, выгруженных на конвейер, а затем мощный поток воздуха сдувает изделие в соответствующую корзину...


 

...а вещи, отданные в не самом лучшем состоянии, идут на переработку...

 

 

Итак, некондиционные предметы сначала поступают в машину, она грубо – но зато быстро – рубит их на куски неправильной формы, которые прогоняют через этот агрегат несколько раз, получая в конце концов месиво из мелких лоскутков. И вот оно уже поступает на конвейер, проходящий через несколько машин, в каждой из которых десятки тысяч иголочек разнимают ткань на волокно, затем дополнительно распушают его. При необходимости процесс повторяют, и на выходе получается настоящая вата, пусть и техническая, – не белая, а «серо-буро-малиновая» по цвету, зато почти такая же мягкая, как медицинская. За линией следят всего двое рабочих – загружают сырьё, упаковывают готовый продукт в мешки, постоянно подметают разлетающиеся по цеху комки пуха и снова отправляют их в недра машины...

– Эта техническая вата идёт на набивку матрасов (кстати, предприятие по их производству находится у нас по соседству), курток, подушек, мебели, изготовление ватина, – рассказывает Андрей Балабаев. – Сырьё очень востребованное – сейчас в город его поставляют в больших количествах из Иваново, где перерабатываются отходы текстильных производств. Но тамошний продукт не такой качественный – более грубый, нитки торчат...

На этих словах Андрей Анатольевич берёт из кучи готовой ваты большой комок и бережно протягивает гостям производства...

– Мы перерабатываем и хлопок, и синтетику, а шерсть – отдельно: под неё надо перенастраивать линию, – продолжает специалист. – Тянущиеся ткани не берём – они не разрываются, а наматываются на рабочие части. Сырья мы получаем более чем достаточно – до 50 процентов поступающей к нам одежды годится только в переработку. В день приходит по 1,2–1,5 тонны, а мощность линии составляет 20–24 тонны в месяц. Мы прорабатываем также вопрос о создании ветошного производства, но тут понадобится предельно тщательная сортировка, вся ткань должна быть обрезана – без пуговиц и молний. Спросите: для кого нужна ветошь? Для механических мастерских, заводов, железнодорожных депо...

Естественно, что переработать удаётся не всё. Одна из проблем – кожаные изделия: наладить их систематическое использование невозможно, хотя какой-то предприниматель и просил присылать ему кожаные куртки для того, чтобы делать из них сырьё для производства обуви...

– Мы сумели найти баланс между благотворительной составляющей и получением экономической выгоды. Удаётся это далеко не всем, кто пытается заниматься переработкой отходов, – резюмирует Юлия Титова. – Но наша главная задача – всё равно не заработать (разбогатеть в этой отрасли сложно), а гуманизировать обращение с вторсырьём, в данном случае – с одеждой. Чтобы всё это шло в дело, а не оказывалось на помойках. Сейчас такое впечатление, что как-то осведомлена об этом не более чем десятая часть петербуржцев.

 

 

...а получившаяся после обработки ветошь продаётся и также в пользу благотворительных организаций


 

Илья Снопченко. Фото автора
Афиша

3-21 октября

XXVII Международный театральный фестиваль «Балтийский дом»

3 ноября
Концерт Scorpions, Ледовый дворец

21 сентября - 20 ноября
Выставка «Андрей Тарковский. Художник пространства» Строгановский дворец

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.27
0.067 (-0.12%)
Курс Евро
67.36
0.102 (-0.15%)
Погода
Сегодня,
18 октября
среда
+7
Слабый дождь
19 октября
четверг
+7
Облачно
20 октября
пятница
+6
Облачно