Взгляд

Минздрав Руки-Ножницы

10 октября 08:21

К чему приведёт оптимизация в здравоохранении? К запоздалому пониманию того факта, что дорогое оборудование – это ещё не классная медицина.

При разговоре на эту тему всё сложнее писать названия учреждений. Пробовали, а потом у разговорчивых врачей начинались проблемы. Волна оптимизаций накрыла главным образом провинцию, где за считаные годы исчезла треть больниц, а в отдельных районах – две трети. Москву и Петербург, словно скальные монастыри, стихия задевает по касательной и пока в форме странных слияний. Ведущую медицинскую академию зачем-то объединили с вузом для последипломников. Лучший нейрохирургический институт страны поглощён многофункциональным центром, занимающимся преимущественно кровью и сердцем. Зачем? Разве стадион «Петровский» будет лучше работать, если объединить его с Мариинским театром? Что хорошего принесёт слияние Эрмитажа с «Водоканалом»?

Последствия создания столь крупных форм в целом похожи. Включаются механизмы естественного отбора, принцип «ЧЧВ», но эволюционных процессов не наблюдается. Врачи из покорённых больниц и институтов рассказывают примерно одинаковые истории. Докторам наук, словно интернам, вдруг запретили пользоваться сайтами, не связанными с медициной. Женщина, заслуженный врач, заказала по интернету билеты в театр. Ей тут же сообщили, что её отключают от Сети, и человек уволился – от унижения. Хирургами командуют сисадмины: заставили удалить компьютерную картотеку на больных, которые у них лечились 10–20 лет назад, фотографии с праздников: видите ли, они занимают много места на корпоративном сервере. Какие-то дизайнеры пришли на отделение и потребовали вынести больных: здесь будет кабинет главврача объединённой мегаклиники, который заезжает в новый филиал раз в месяц от силы. Тот оказался приличным человеком, кабинет выбрал поскромнее.

Явного злодейства не происходит. Седые профессора, гениальные «рукоделы», которых уважают коллеги по всему миру, вдруг обнаруживают, что их опыт и находки неинтересны новому начальству. Резвые тридцатилетние менеджеры ходят по этажам без бахил руки в карманы и цепляются к реанимации, где дети и взрослые лежат вместе. А почему нет? Их даже не интересует, как больничная реанимация умудряется зарабатывать больше 100 миллионов рублей в год. От них лишь слышно: «Зачем вы оперируете этого пациента, ему же 70 лет?»

Лет десять назад разговоры о рентабельности в медицине вызывали шок. Так недалеко до самоокупаемости в полиции и МЧС. «Снять вас с льдины будет стоить 720 тысяч рублей. На борту вертолёта работает мини-бар». Но в здравоохранении стало нормой, когда небогатого пациента записывают на операцию в 2019 году. Совершенно очевидно, что он не доживёт, но шок общества давно прошёл. Сегодня удивление вызывают медучреждения, которые «затягивают сроки пребывания больных». Чаще всего это научно-исследовательские институты, где берут сложных пациентов, от которых отказались больницы.

Меня однажды водили по ныне поглощённому институту в Петербурге. Вот, к примеру, докер, упавший с 10-метровой высоты на бетонное основание. В книге отзывов института есть его фотография «до» и «после»: три года назад голова, словно сплющенная дыня, а сегодня – довольный, улыбающийся мужик в окружении семьи. Или красавица из Таганрога, которую сбила машина на скорости «под сто» и от которой отказались десяток больниц. А сегодня она родила ребёнка и выиграла конкурс скрипачей.

Если перейти от эмоций к вещам системным, то такой институт – главный отечественный инкубатор кадров. 70–80 процентов заведующих профильными отделениями в стране либо работали здесь, либо повышали квалификацию. 80 научных сотрудников на глазах приезжего ставят на ноги самых безнадёжных больных, к которым тот и подойти боялся. Приезжий видит процесс, участвует в обсуждении, помогает в реабилитации – и растёт. А вернувшись в свой Салехард, обычные черепно-мозговые щёлкает, как вишнёвые косточки.

Спрашивается: кто в здравом уме решится ликвидировать такой инкубатор? Зато инструкции Минздрава предписывают держать больного в палате не больше месяца, а «превышение» вызывает административный гнев. Как будто можно выписать годовалого ребёнка на аппарате искусственного дыхания.

 

А в это время чемпионы по показателям удаляют 50 бородавок на коммерческой основе. И не оперируют никого с инсультом, чтобы не портить себе отчётность. Можно потратить миллиарды на оборудование для таких ребят и долго удивляться, почему нет эффекта.

 

Денис Терентьев, литератор
Афиша

12 - 22 сентября

XXVII Международный кинофестиваль «Послание к человеку»

16–29 сентября, 19:00
Концертный зал Мариинского театра
V Международный органный фестиваль

19 сентября, 20:00
Концерт Большого симфонического оркестра имени Чайковского

Курс ЦБ
Курс Доллара США
58.22
0.095 (0.16%)
Курс Евро
69.26
0.503 (-0.73%)
Погода
Сегодня,
22 сентября
пятница
+11
Облачно
23 сентября
суббота
+12
Ясно
24 сентября
воскресенье
+13
Ясно