Культура

«Каждый спектакль – как рождение ребёнка»

13 октября 07:44

Художественный руководитель-директор театра «Карамболь» Ирина Брондз – о том, какую роль в истории коллектива сыграл Владимир Путин и почему ближайшая премьера театра – событие, которое нельзя пропустить

Официально «Карамболь» – музыкальный театр для детей и взрослых: действительно, здесь ставят спектакли для самых маленьких, от трёх до шести лет, для тинейджеров и даже для пап и мам, которые приводят на постановки разновозрастных чад.

 

Своё 25-летие театр встречает спектаклями, идущими на чужих сценах. Особняк на набережной Фонтанки, который был передан театру городом в 2007 году, так и не дождался реконструкции. И хотя сейчас, в период финансового кризиса, шансы увидеть здание обновлённым становятся всё более призрачными, художественный руководитель-директор и основатель театра, выпускница Санкт-Петербургской консерватории Ирина Брондз не теряет оптимизма. 

– Ирина, нынешний сезон для театра «Карамболь» – особенный: театру исполняется 25 лет. Четверть века – срок немалый. Что вы чувствуете, о чём думаете, оглядываясь назад, на пройденный путь, который отнюдь не был усыпан розами?

– Честно говоря, я пока не вполне осознала, насколько это значимая дата. Возможно, я пойму это позже, когда мы вплотную займёмся подготовкой юбилейного вечера, который планируем устроить в середине декабря.

А пока мы репетируем новый спектакль – это будет наша юбилейная премьера, которая состоится 30 и 31 октября на сцене ДК имени Горького. «Иосиф и его удивительный плащ снов» – ранний мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера и его либреттиста Тима Райса – никогда ранее не ставился в России. Уэббер написал его, будучи мальчишкой, ему было тогда 19 лет. Возможно, поэтому мюзикл получился таким «хулиганистым», задорным, по-настоящему смешным. Библейская история об Иосифе и его братьях превратилась у них в весёлый скетч, причём первая версия, для учебного спектакля, длилась всего 15 минут. Вторая гораздо длиннее – и чего только нет в этом мюзикле! Настоящая мешанина жанров: и рок-н-ролл, и романс, и танго.

Ставит спектакль Алексей Франдетти – и я уже вижу, что получается хорошо. Он, кстати, подобрал впечатляющую креативную команду: сценограф – Тимофей Рябушинский, хореограф Ирина Кашуба и великолепная художница по костюмам Виктория Севрюкова. Всё они уже работали с Алексеем раньше и понимают друг друга. Я же стараюсь не вмешиваться в постановочный процесс, считаю, что надо дать молодому постановщику полную свободу действий и самовыражения. Хотя я являюсь музыкальным руководителем постановки и, естественно, слежу за музыкальным качеством; равно как и главный дирижёр театра, Сергей Тарарин, который будет дирижировать премьерными спектаклями.

– Но вернёмся к истории театра: были взлёты и падения, были удачи и наконец признание. Что стало важным для самосознания театра, для его движения вперёд?

– Для нас каждая премьера – это событие. Тем более что наш театр не может себе позволить ставить более одного спектакля в сезон. Каждый спектакль для меня как рождение ребёнка. А начинали мы в далёком 1990 году с небольшой группой артистов. Поскольку детский репертуар в жанре мюзикла практически отсутствовал, я стала работать как композитор. Спектакли создавались специально для труппы театра «Карамболь».

– И какой же был самый первый спектакль?

– «Свинопас» по сказке Андерсена, который мы показали в Камерном зале Капеллы на Васильевском острове. 

Затем к «Свинопасу» присоединилась «Сказка о рыбаке и рыбке», и мы стали показывать оба одноактных спектакля вместе, получилось представление в двух частях. На нас пошёл зритель, и пошёл столь активно, что мы поняли: такой детский театр нужен городу. Всё это дело развивалось в атмосфере начала 90-х, когда в Петербурге один за другим возникали новые театры. Сейчас мы видим, что из сотни новых театров выжили единицы. Каждый театр выплывал как умел. Находил поддержку у города, прикреплялся к каким-то уже существующим структурам вроде «Ленконцерта». Это было взрывное время, время создания нового, время креатива, время для инициативных людей.

– А как выживали вы?

– У истоков театра «Карамболь» стояли три человека: вместе со мной первые спектакли создавали режиссёр Татьяна Крамарова и дирижёр Игорь Пискарёв. Сначала мы решили связать себя с Молодёжным культурным центром. Затем театр прикрепился к «Ленинградскому агентству культуры». Однако минуло несколько лет, и агентство пришло к выводу, что больше не может позволить себе содержать театр. Нам шёл седьмой год, на нас ходила публика, нас уже знали в городе, мы даже начинали получать какие-то городские премии. И вдруг мы оказались на улице, без денег, без дома. Это ужасающее подвешенное состояние продолжалось 9 месяцев. 

Я начала своё хождение по кабинетам. Сначала – в администрации Адмиралтейского района (мы до сих пор находимся в ведении этого района), затем – по кабинетам Смольного. Дошла до первых лиц города: тогда мэром был Анатолий Собчак, а его первым замом Владимир Владимирович Путин. Именно он подписал ту судьбоносную бумагу, которая висит сейчас в рамочке на видном месте, в моём кабинете: этой бумагой Путин учреждает наш театр заново. Так состоялось наше второе рождение. А третье будет, когда, надеюсь, у нас откроется наше здание после реконструкции, которое нам выделил город ещё в 2007 году. И дай нам Бог дожить до этого светлого дня.

– А что было потом? Как вы подошли к созданию «взрослых» спектаклей?

– Мы увлеклись постановкой мюзиклов, хотя мюзикл – это очень дорогое удовольствие. В постановку коммерческих мюзиклов вкладываются миллионы; у нас же, к сожалению, миллионов не было. Тем не менее нам надо соответствовать высокому уровню тех постановок, которые сейчас идут в Москве и Петербурге. А это не так просто.

Мы приписаны к администрации Адмиралтейского района, и все эти годы город через район финансировал нас. Театр – безусловно, тяжёлая ноша для района: мы растём, развиваемся, требуем всё больше внимания, наши постановки обходятся всё дороже. Вот сейчас, например, замахнулись на «Ллойда нашего, на Уэббера». К тому же мы вынуждены платить за аренду чужих залов, нам не разрешено играть в своём здании, оно пока не приспособлено к полноценному функционированию. 

Если же говорить о самых успешных, запоминающихся спектаклях – то это, конечно же, «Мэри Поппинс, до свидания!» с музыкой Максима Дунаевского, первый спектакль, который мы вывезли на «Золотую маску». Пожалуй, стоит вспомнить «Белоснежку и семь гномов» и «Три толстяка», спектакли с моей музыкой, которые стали первыми лауреатами фестиваля «Театры Санкт-Петербурга – детям». И, безусловно «Шербургские зонтики» с музыкой Мишеля Леграна, получившие две «Золотые маски» за работу дирижёра и сценографа. После этого спектакля театр «Карамболь» расширил свою известность до масштаба страны.

Сейчас наша целевая аудитория – детская и семейная. Мы много занимаемся с детьми, у нас есть Детская студия. Ребята-студийцы заняты практически в каждом спектакле театра, некоторые потом поступают в Театральную академию, становятся артистами. Словом, «Карамболь» живёт и успешно развивается. Мы с оптимизмом смотрим в будущее. Двадцать пять лет – это солидный возраст, возраст зрелости. Хочется думать, что наши главные удачи впереди.

 

 

Беседовала Гюляра Садых-заде
Афиша

3-21 октября

XXVII Международный театральный фестиваль «Балтийский дом»

3 ноября
Концерт Scorpions, Ледовый дворец

21 сентября - 20 ноября
Выставка «Андрей Тарковский. Художник пространства» Строгановский дворец

Курс ЦБ
Курс Доллара США
57.27
0.067 (-0.12%)
Курс Евро
67.36
0.102 (-0.15%)
Погода
Сегодня,
18 октября
среда
+7
Слабый дождь
19 октября
четверг
+7
Облачно
20 октября
пятница
+6
Облачно