Общество

Свобода. Равенство... Православие

19 апреля 11:54

 

Почему усиление влияния Церкви вызывает противодействие некоторых либералов, хотя христианство ни в чем не ущемляет гражданских свобод?

В редакцию пришло письмо – реакция на колонку редактора отдела социальных проблем «НВ» Павла Виноградова («Не хочу, чтобы Великий пост кончался», 14.04.2011). Автор письма достаточно отчетливо изложил позицию, которую можно назвать «принципиальным атеизмом». Принципиальным – потому что речь идет не о равнодушном отношении к религии, а о полном и даже агрессивном ее неприятии. В советские времена эта позиция была главенствующей, теперь же считается едва ли не маргинальной, хотя ее по-прежнему разделяют многие, в том числе уважаемые люди. Они, если по-простому, говорят о том, что Церковь, мол, нынче слишком много на себя берет. Другие, напротив, полагают, что роль РПЦ нуждается в усилении. Словом, здесь есть о чем поговорить…

письмо

«Мне, безбожнику, это неприятно»

«Уважаемая редакция! Моя семья подписывается на «Невское время» с 1992 года, и нам всегда нравилась независимая позиция газеты. Но в последнее время, не в последнюю очередь благодаря стараниям Павла Виноградова, газета превратилась в клерикальное издание. Он не только сам почти в каждом номере публикует свои откровенно пропагандистские религиозные статьи, но и предоставляет место на газетных страницах всяческим попам. В этих публикациях откровенно высказываются мнения о том, что православная религия – это и есть истинное христианство, а православная Россия – третий Рим, который спасет все человечество. Кроме того, в этих статьях часто содержатся оскорбления атеистов. Так, он пишет о «Молохе атеизма». Судя по его статьям, у атеистов нет совести, они безнравственные люди, не имеющие идеалов, и тому подобное. Мне, как атеисту-безбожнику, читать это неприятно. Какое право он имеет указывать другим людям, что нравственно, а что нет? Эти публикации еще раз подтверждают, что в основе любой религии, несмотря на все заявления о всепрощении и милосердии, лежит нетерпимость к инаковерующим и инакомыслящим. Я думаю, если посчитать, то окажется, что в религиозных войнах погибло гораздо больше людей, чем в результате атомных бомбардировок. Поэтому, по моему мнению, бог – это самое ужасное изобретение человечества.

Что же касается ортодоксального христианства, то эта конфессия, на мой взгляд, оказалась самой неповоротливой и беспринципной. Чего стоит только то, что, вопреки очевидным научным фактам, РПЦ до сих пор живет по юлианскому календарю. А роскошное убранство православных церквей и вызывающее богатство ее иерархов? А непонятный язык, на котором до сих пор бубнят молитвы наши попы?

Русская православная церковь всегда была и остается служанкой государства, которое ее сейчас подкармливает, так ему нечем заменить коммунистическую идеологию, которая тоже была своего рода государственной религией. Церковь борется с католическим прозелитизмом, а сама тихой сапой проникает в наше светское государство, прямо нарушая Конституцию РФ.

Я понимаю, что религиозные люди, как и все другие, имеют право излагать свое мнение на страницах газеты. Но голосов атеистов, за редкими исключениями, что-то не слышно...

 

С уважением, А. Григорьев»



ответы атеисту

«Вопреки очевидным научным фактам РПЦ до сих пор живет по юлианскому календарю».

– Отцы I Вселенского собора в 325 году в Никее определили отмечать праздник Пасхи в первое воскресенье после наступления полнолуния, которое выпадает на период после весеннего равноденствия. В то время по юлианскому календарю весеннее равноденствие приходилось на 21 марта. Отцы Собора, исходя из евангельской последовательности событий, заботились о том, чтобы новозаветная Пасха, сохраняя свою историческую связь с ветхозаветной (которая всегда празднуется 14 нисана), была бы независима от нее и всегда праздновалась позже. Апостольские правила не разрешают праздновать святую Пасху ранее иудейской Пасхи и в один день с иудеями. А по григорианскому календарю у католиков это бывает.

Другой аргумент: переход на григорианский календарь на 13 дней сократил бы Петровский пост, поскольку он оканчивается ежегодно в один и тот же день – 29 июня / 12 июля. А в некоторые годы Петровский пост бы просто исчезал.

И еще: как известно, схождение Благодатного огня у Гроба Господня происходит в Великую Субботу по юлианскому календарю.


«А роскошное убранство православных церквей и вызывающее богатство ее иерархов?»

– Мирские люди покупают жене кольцо с бриллиантом для того, чтобы показать, как они ее любят. А ведь они могли бы помочь на эти деньги нуждающимся или спонсировать больницу… Похожие чувства испытывают и верующие люди, поэтому они и «скидываются» на новые облачения с золотым шитьем и бронзовые подсвечники и платят за поддержание огромных храмов.

Вообще-то украшение не только храмов, но и одежд священнослужителей, в том числе внебогослужебных, а также предметов, которые окружают священнослужителей в официальной обстановке (у

иерархов практически любая обстановка официальная) – это традиция Церкви. Например, святой праведный Иоанн Кронштадтский носил шелковые рясы и передвигался на личном пароходе.

В стране, где миллионы людей именуют себя (кто с большим основанием, кто с меньшим) православными христианами, Церковь должна быть в центре народной жизни. Ей приличествует обладать современными и солидными зданиями, красивыми облачениями, золотыми иконостасами, а также достаточными знаками материальных возможностей, чтобы на равных говорить с теми, кто «встречает по одежке». Логика Иуды: «К чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим» (Мф. 26, 8-9) – иудиной навсегда и останется. И извиняться по этому поводу Церкви нечего.


«А непонятный язык, на котором до сих пор бубнят молитвы наши попы?»

– Церковно-славянский язык – это язык, на котором никто никогда не говорил. Он специально создан для Церкви, которая им пользуется тысячу лет. Он давно стал частью традиции, а она очень много значит в жизни Церкви.

Да, русский язык прекрасен, и прекрасно, когда человек им умеет пользоваться. Но церковно-славянский – это язык, на котором не написано ни одной плохой книги. Современный русский язык и современная литература сейчас наполнены сквернословием и прочими непотребными вещами, что неизбежно будет вызывать ассоциативный ряд в уме человека, слушающего богослужение на русском.

Впрочем, в молитвословах есть несколько прекрасных молитв на русском языке, так что несправедливо говорить, что в Церкви он совершенно не звучит.

Что же до «непонятности», то неоднократно замечено: владеющему русским человеку достаточно выучить несколько десятков слов на церковно-славянском, чтобы полностью понимать литургию.


Отвечали председатель синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, глава миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии отец Георгий Иоффе, иеромонах Иов (Гумеров), протоиерей Дмитрий Смирнов

 

Церковь в России должна стать «фабрикой смыслов»

«Государству нечем заменить коммунистическую идеологию, которая тоже была своего рода государственной религией», – подобное суждение не ново, но весьма распространено. А быть может, именно православие и призвано занять эту нишу? Такое мнение также отчетливо звучит в российском обществе.


Кирилл Фролов, глава Ассоциации православных экспертов и Корпорации православного действия

Православие имеет особые права на Россию, ибо благодаря православным миссионерам русские обрели письменный язык, национальное самосознание, государственность, историческую науку и литературу. Крещение Руси привело к появлению единой религии и идентичности у конгломерата восточнославянских племен, которые, собственно, и стали называться русскими. Именно русская Церковь спасла само существование русского народа в период феодальной раздробленности и зависимости от Орды. И нынешняя Россия обязана своим существованием святому Петру, митрополиту Киевскому, Московскому и всея Руси, который перенес в Москву свою кафедру.

И сейчас русская Церковь является единственной структурой, сохранившей свою целостность практически на всем пространстве исторической России. По всем демографическим показателям Россия является не многоконфессиональной, а православной страной с гарантированными правами для национальных и религиозных меньшинств.

С избранием патриарха Кирилла развернулась деятельность Русской православной церкви по возрождению нашего народа. И без такой деятельности Россия не может сохранить свой суверенитет и территориальную целостность. По банальным демографическим причинам – если не остановить национальную эпидемию абортов, наркомании, алкоголизма, то русский народ просто вымрет, не сохранит свои земли. Ошибочно думать, что демографическая проблема решается только экономическими проблемами. Они решены в Евросоюзе, но его некогда христианские народы уходят из истории – их дехристианизация привела к тому, что разрушается институт семьи, пропагандируются «однополые браки», в которых по определению не может быть детей. А в православии семья нерушима, об абортах не может быть и речи, а многодетность считается нормой.

Таким образом, русская Церковь на пути своего возрождения помогает не столько себе (ее «врата ада не одолеют»), сколько всему обществу. Именно поэтому Архиерейским собором были приняты решения о создании эффективной, разветвленной миссионерской структуры, охватывающей весь народ, каждый населенный пункт, каждый приход.

При этом силой на причастие никто никого не тянет. Но дело в том, что сам народ жаждет миссионерской активизации – в Москве уже прошли мощнейшие манифестации жителей в районах Вешняки, Отрадное, Кожухово, Войковский, Митино и многих других, когда сотни людей с плакатами заполняли местные управы и требовали строительства храмов.

Таким образом, очевидной является новая симфония Церкви, общества и современного светского Российского государства. В новой свободной России этот принцип может быть возрожден на новых основах – без нарушения принципа светскости государства.

Важно фундаментальное понимание принципиального различия между светским и атеистическим государством – эти понятия часто сознательно отождествляются противниками православия. Атеизм – это идеология, причем, на наш взгляд, тоталитарная. Светское же государство не идеологично и к религии нейтрально. Таким образом, принцип светского государства никоим образом не означает отказа от принципа церковно-государственной симфонии, а сам этот принцип никак не посягает на права инаковерующих и неверующих.

Схема новой симфонии в общих чертах такова: государственные институты и общество признают роль и значение РПЦ в прошлом, настоящем и будущем России и русского мира и определяют Церковь корпорацией публичного права. Церковь, в свою очередь, обеспечивает выполнение ряда социальных, воспитательных, образовательных, геополитических и смысловых функций. Социальными функциями Церкви являются, в частности, радикальное оздоровление нравственной атмосферы в обществе. Для людей Церкви выполнение этих функций является не обременением, а долгом, исполнением Христовых заповедей. Государство помогает в реализации миссионерских и социальных проектов, на правах партнерства и доверия допускает РПЦ в систему образования, общенациональную медиасферу, а также в воинские части с целью излечения Российской армии от таких пороков, как неуставные отношения и тому подобное. Священник поможет там, где бессильны психологи и прокуроры.

В формате симфонии Церковь становится центром духовной, интеллектуальной и культурной жизни общества, не посягая при этом на светскую власть, и осуществляет православную миссию. Церковь в России – «Третьем Риме» должна стать «фабрикой смыслов», центром их формирования, а также ключевым институтом гражданского общества. Закономерно и правильно, что Церковь высказывает свою позицию по всем актуальным вопросам государственной и общественной жизни, поскольку только общественно активная Церковь может осуществлять миссию.

Мы не хилиасты и не обещаем рай на Земле. Однако мы убеждены, что в результате выхода миссионерских социальных программ Церкви на полную мощность нравственный и социальный климат в нашем обществе значительно улучшится, причем зримо.

от редакции

Собственно сам факт публикации письма уважаемого А. Григорьева дает ответ на претензию, высказанную в этом письме: «...голосов атеистов что-то не слышно». Да, «принципиальные атеисты» на страницах «НВ» появляются не столь часто, как «просто атеисты», но ведь таковых и не так много.

Редактор отдела социальных проблем «НВ» Павел Виноградов действительно глубоко православный, воцерковленный человек, обладающий при этом ярким публицистическим талантом. А какая редакция откажется от сильной публицистики? Но вот, например, не менее ярким талантом публициста обладает шеф-редактор «НВ» Андрей Петров, взгляды которого на религию сильно отличаются от взглядов коллеги. И его либеральные, антиклерикальные выступления тоже регулярно появляются на наших страницах. Да и кто вообще сказал, что либеральная идея вступает в противоречие с православием?

Уважаемый читатель пишет, что Павел Виноградов «публикует свои откровенно пропагандистские религиозные статьи». Да, публикует. Да, откровенно. Но разве это как-то противоречит тезису того же читателя о том, что «нам всегда нравилась независимая позиция газеты»?

«Какое право он имеет указывать другим людям, что нравственно, а что нет?» – задается риторическим вопросом уважаемый читатель. И тут же пишет, что «в основе любой религии, несмотря на все заявления о всепрощении и милосердии, лежит нетерпимость к инаковерующим и инакомыслящим». Разве в этих словах не содержится такое «право указывать»?

Что же касается «оскорблений атеистов», о которых говорит читатель, приводя в пример «Молох атеизма», то, по мнению Павла Виноградова, «вряд ли упоминание этого семитского божества может быть квалифицировано как оскорбление»:

– Да, конечно, теперь «Молох» несет негативный смысл (благодаря, кстати, именно христианству), – отмечает редактор отдела социальных проблем «НВ». – Но столь же негативный смысл несут и сентенции автора письма о том, что «бог – это самое ужасное изобретение человечества», а православная Церковь «оказалась самой неповоротливой и беспринципной». Впрочем, столь резкие высказывания в полемике между православным и антихристианином допустимы – поскольку ни о какой взаимной приязни между ними речи быть не может. Оскорбление же начинается там, где переходят на личности, чего в данной полемике пока не произошло.

Действительно, скажем, болельщик футбольного «Спартака» может принять за оскорбление мнение о том, что «Зенит» – лучшая команда России, и наоборот. Что ж, не публиковать подобные мнения?

Мы, конечно, признаем тот факт, что Россия – светское, многоконфессиональное государство, в котором атеизм, путь даже и самый воинствующий, тоже имеет свое право. Как, впрочем, и тот факт, что к православию причисляют себя подавляющее большинство жителей нашей страны. Ну а что до клерикализации или деклерикализации России… Это вопрос очень важный и дискуссионный. И эту дискуссию мы будем продолжать и в дальнейшем.

 

Курс ЦБ
Курс Доллара США
74.86
0.495 (0.66%)
Курс Евро
91.15
0.737 (0.81%)
Погода
Сегодня,
25 января
понедельник
+3
Слабый дождь
26 января
вторник
+2
Слабый дождь
27 января
среда
-1