Донбасская азбука: финал - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Донбасская азбука: финал

«НВ» завершает публикацию цикла фоторепортажей Александра Гальперина с Юго-Восточной Украины под общим названием «Донбасская азбука». В первых трёх частях – «От А до Ё», «От Ж до М» и «От Н до Т» («НВ» от 21, 23 и 28.01.2015) – мы рассказали об «Автовокзале» (луганском) и «Ёлке» (новогодней), о «Жизни» (повседневной) и «Запасах» (продовольственных)…Сегодня же в нашей «Азбуке» последние буквы алфавита


У

 

Угроза. Подземный переход под железнодорожным вокзалом в Донецке. На поверхности – гранит и цветные стёкла (вокзал был кардинально перестроен к чемпионату мира по футболу). Всё это великолепие теперь мертво – станция закрыта. В районе стреляют. 

Под поверхностью, в подземном переходе, люди. Света нет, в ход идут карманные фонарики. Те, кто живёт в Октябрьском районе, рядом с Песками и аэропортом, ходят опасной дорогой несколько раз в день. 

На выходе из подземелья собралась толпа. Люди стоят на нижних ступеньках лестницы, прислушиваясь к взрывам. Из-за обстрелов не едут маршрутки, значит, до квартиры нужно идти пешком по простреливаемым улицам или садиться в такси к отчаянному бомбиле, готовому ехать хоть в пекло.

Х

 

Хорроркор-рэп. Это поджанр хип-хоп-музыки о страхах, насилии и других вещах, о которых люди обычно стараются не думать. Лера MC Val из Луганска – один из известных исполнителей хорроркор-рэпа на постсоветском пространстве.

Сначала был трек «Евромайдан». После – ответ на «Никогда мы не будем братьями!», в котором Лера отвечает молодой украинской поэтессе: «Никогда вы нам не будете братьями, / В наших венах не течёт кровь бандеровской матери, / Вы к нам шлёте карателей, для вас мы просто рабы. / Уже давно растут деревья на ваши гробы». 

Сама Лера сейчас в России, а в Луганске остался её муж Александр, автор музыки и саунд-продюсер. По словам Александра, война принесла в музыку совершенно новые актуальные мотивы и темы: обстрелы мирных домов, гибель жителей, голод. Хорроркор-рэп стал музыкой войны. 

– Когда в прошлом году мы делали альбом о маньяках («Безумие чудовищ»), то просмотрели массу судебной хроники и убедились, что у зла много личин, но действует оно всегда одинаково, – вспоминает Александр. – Проблема в том, что люди повторяют одни и те же ошибки. Если одни навязывают другим свою культуру, это всегда приводит к большой крови, а проблемы с украинизацией в Донбассе были очень давно. 

Лера потеряла часть слушателей из Украины, но обрела новых. Их больше.

Ц

 

Церковь. Галина Васильевна Милакост трудится в церкви в честь иконы Божией Матери «Умиление». Этот луганский храм был повреждён во время обстрелов. 

– Храм стал мне родным домом. Я даже из города не уехала, хотя родные настаивали. Здесь я пережила все самые сильные обстрелы. Когда не было электричества и горели только свечи, мы первыми христианами себя чувствовали! И батюшка с нами был, даже ночевал здесь. А в полдень молились о мире. Во время войны я с молитвой обходила своё жилище. Слышу голос соседки: «Можно я с тобой пойду?» Потом она в церкви стала появляться, хоть до войны не была замечена.

 

Ш

 

Шахты. «Октябрьский рудник», шахта в Донецкой области, был сдан в эксплуатацию в конце 1974 года. Залежи позволяли ежегодно добывать 800 тысяч тонн угля в течение 100 лет.

Сейчас эту шахту сравнивают с домом Павлова в Сталинграде. По словам Михаила Крылова, возглавляющего Донецкий независимый профсоюз горняков, восстановление рудника потребует минимум полтора месяца, а также 150 миллионов гривен (более 600 миллионов рублей). Сколько стоит поднять из руин все шахты Донецкой области, никто ответить не может. По свидетельству Михаила Крылова, угольная промышленность Донбасса гибнет.

 

Э

 

Экономика. В начале прошлого года Национальный банк Украины отчитался о катастрофическом положении дел в экономике. Убытки украинских предприятий выросли в 5,5 раза, годовая инфляция составила 30 процентов, а реальные доходы населения упали до 250 долларов. Большинство предприятий мятежного Юго-Востока не работает. По свидетельству жителей Донецка, найти работу за деньги почти невозможно (только за продуктовый паёк). Пенсию в 1000 гривен (4000 рублей) старики последний раз получали полгода назад. 

 

Ю

 

Юго-Восток. Эта заметка завершает «Азбуку», каждая буква которой начинала новое слово из лексикона Донбасса. Например, новогодняя ёлка, вода, домашние запасы для местных жителей теперь связаны со смертельным риском, голодом и надеждой на мирную жизнь.

Война способна пробудить в человеке всё самое низменное, но и открыть самые благородные черты. В ноябре я пришёл на холмы рядом с Изварино, где ещё совсем недавно стояли солдаты ВСУ. Отсюда они обстреливали трассу Изварино – Луганск, превратив её в дорогу жизни. На выжженной земле среди военного хлама тут и там валялись небольшие заострённые дротики, которыми начиняют снаряды для борьбы с живой силой противника. Такие боеприпасы запрещено применять против мирных жителей, но что они делают рядом с маленьким посёлком у границы? В тот же день в самом Изварино я брал интервью у женщины, которая носила еду своей соседке-инвалиду. Парализованную старуху почти на неделю забыли в хате родные. 

Когда кончится война – главный вопрос, который задают себе люди Донбасса. У многих она забрала родных, дома, счастливую жизнь, но не сделала бездушными мстителями. Одна из жительниц пострадавшего от ударов Луганска призналась: «Люди в душе добрые. Многие на той стороне хотят, чтобы война прекратилась. Воевать их заставляет какая-то злая сила».



// Фото и текст Александра Гальперина
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте